Трансграничная солярка, или Какие законы нарушает лельчицкий студент, «загоняя» в Украине автомобильное топливо

В Лельчицком районе, к примеру, единственный пункт таможенного контроля — «Глушкевичи». До появления официальной границы здесь был Богом забытый край, сейчас на трассе Мозырь — Глушкевичи жизнь бьет ключом. По ней белорусы едут за кордон к соседям-украинцам: кто к родственникам, на рынок затовариться, кто на отдых в Крым. А кто с целью «загнать» наш бензин в Украине за хорошие деньги — заправляет себе полный бак солярки и на Украине перепродает. Корреспондент «БН» подсел в машину к одному из таких «экспортеров» топлива, чтобы узнать, сколько можно на этом заработать.

БЕЛОРУССКО-УКРАИНСКАЯ граница словно магнит притягивает тех жителей приграничья, кто вовсю занимается нелегальным бизнесом

В Лельчицком районе, к примеру, единственный пункт таможенного контроля — «Глушкевичи». До появления официальной границы здесь был Богом забытый край, сейчас на трассе Мозырь — Глушкевичи жизнь бьет ключом. По ней белорусы едут за кордон к соседям-украинцам: кто к родственникам, на рынок затовариться, кто на отдых в Крым. А кто с целью «загнать» наш бензин в Украине за хорошие деньги — заправляет себе полный бак солярки и на Украине перепродает. Корреспондент «БН» подсел в машину к одному из таких «экспортеров» топлива, чтобы узнать, сколько можно на этом заработать.

Герой нашего репортажа Алексей (по понятным причинам имя изменено. — Прим. авт.), 20-летний студент из Лельчицкого района, на выходные приезжает к родителям на своем автомобиле «Ауди-80». Я подсел к нему, чтобы узнать, как изнутри работает этот бизнес.

Встречаемся в договоренном месте и едем заправляться к водителю самосвала одной из организаций. Алексей для него — свой, проверенный человек, клиент постоянный. Поэтому солярку продал спокойно, не опасаясь за последствия (уголовное дело может быть возбуждено за один только слив солярки с самосвала). Стоимость 1 литра этого вида топлива — 7 тысяч рублей. Для сравнения, на любой автозаправке литр намного дороже — 9 тысяч 200 рублей.

Заливаем полностью бак в машине (100 литров) и НЗ на обратный путь в пластиковую канистру. Канистру прячем по пути, не доезжая до пункта таможенного пропуска, в нескольких километрах в лесу. По закону переезжать границу можно один раз в течение 8 дней с полным топливным баком. Алексей не нарушает закон, поэтому претензий к нему у белорусских таможенников нет. А вот украинцы, учуяв в прямом и переносном смысле «запах солярки», начинают придираться. Так, Алексей нарушил правила остановки автомобиля, переехав колесом лишь несколько сантиметров за черту линии «Стоп», и тут же получил штраф. Отговорка «на свадьбу к родственникам еду, денег мало» не прошла. И это не первый случай, когда на украинском переходе штрафуют, как считает Алексей, по пустякам. Однако зла на блюстителей закона страны-соседки не держит и без обиды расстается с несколькими купюрами.

— Им ведь тоже хочется подзаработать, на зарплату в 2000 гривен трудно содержать семью, нужен дополнительный финансовый источник, — объясняет мне Алексей. — Вот и «берут дань» по возможности с каждого переезжающего границу себе в карман.

Сразу через 200 метров от пункта таможенного оформления — украинская деревня Копище. Проезжаем поворот и останавливаемся возле деревянного дома. Впрочем, этот дом больше походит на особнячок. Один из тех, которые с недавних пор растут в приграничных селах — с огромными дворами, сельхозтехникой. (В Украине деревенские жители чаще используют тягловую силу, техника для многих в диковинку).

Знакомимся с хозяином дома — Богданом. Алексей лишь один из его партнеров по поставкам топлива. У Богдана в Беларуси их целая сеть.

Кстати, сотовая связь в Копище ловится не только украинская, но и белорусская. Удобно договариваться о цене новой партии, назначать время встречи. Нашу партию топлива Богдан согласился купить по цене 9 тысяч белорусских рублей за литр. С Алексеем он «решает вопрос» во дворе, плотно закрыв ворота — с улицы не должны видеть, что будет происходить во дворе. Операция по сливу топлива требует терпения, поскольку длится не один десяток минут. Алексей открывает капот и отсоединяет шланг подачи топлива в топливный насос. Включает зажигание. Одна секунда — и ценная жидкость хлынула из шланга в небольшое ведро. После топливо переливают в бочки.

Через час возвращаемся. Из всего бака Алексей оставил себе один литр — этого, впрочем, даже много, хватит не только пересечь границу и добраться до спрятанной в лесу канистры. Подведем итоги: за один рейс студент заработал 200 тысяч белорусских рублей минус 10 тысяч рублей штрафа за нарушение остановки. При этом налоги, конечно же, он не платил.

Безусловно, такой «заграничный рейс» Алексею выгоден. Для него важна даже такая небольшая сумма, как 190 тысяч рублей. Ее вполне хватит, чтобы прожить несколько дней. Интересно, что заработать подобным образом деньги на топливе могут те, у кого вместительный бак, — владельцы автомобиля «Ауди-80» (100 литров), «Фольксваген Пассат B6» (105 литров) или «Ситроен XM» (120 литров).

Законно ли то, как поступает студент? Границу с полным баком пересекает на вполне законных основаниях. А вот перепродавать топливо за границу, не уплачивая за это никакой пошлины, конечно, дело противоправное. Плюс  сотрудничество с водителем самосвала, который, перепродавая солярку, занимается уголовно наказуемым деянием. Здесь рискуют все участники купли-продажи.

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

От «БН». Как противостоят контрабанде таможенники Гомельской области, об этом — в ближайших выпусках «БН».

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости