Сельская газета

Тракторист ехал в кювет со скоростью 1,8 промилле

В отдельных райсельхозпродах Витебщины упразднили должности специалистов по охране труда

Трагедия случилась на картофельном поле в одном из фермерских хозяйств Чашникского района. В транспортере картофелеуборочной техники нашли тело 35-летнего механизатора. Следователи и сотрудники инспекции по охране труда выясняют, как это случилось, кто виноват. Пока суд  да дело, любопытство подтолкнуло изучить наболевшие вопросы безопасности труда в хозяйствах области. Человеческие жизни, на мой взгляд, мерить терминами статистики кощунственно, но если люди гибнут, значит, закрывать глаза на проблему нельзя.

Несчастных случаев на производствах Витебщины, согласно отчетам служб, стало меньше, а весте с ними и специалистов, отвечающих за охрану труда. И как бы парадоксально ни звучало, в некоторых сельхозрайонах упразднение коснулось аграрного сектора.

Должности специалистов по охране труда исключены из штатного расписания при райсельхозпродах в Лепельском, Лиозненском и Сенненском районах. Теперь их функции исполняют ответственные за это направление при управлениях по труду, занятости и социальной защите райисполкомов. В Минсельхозпроде считают оптимизацию неприемлемой. Такое мнение высказал на заседании облисполкома, где рассматривали вопрос профилактики травматизма в организациях области, первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Леонид Маринич. Позиция оправданна: несмотря на статистику снижения несчастных случаев на производстве, которой оперировали представители местной власти, работники гибнут и получают увечья. По здоровой логике, специалист, отвечающий за все, не отвечает ни за что.

 Из 8 человек, погибших в Витебской области на предприятиях коммунальной формы собственности за этот год, 4 трудились в сельском хозяйстве. Для сравнения, в организациях архитектуры и строительства за аналогичный период жертвами несчастных случаев со смертельным исходом стали двое работников.

 В АПК достаточно опасных и вредных факторов, которые бьют по здоровью людей. Анализ показывает, что в отрасли, как и в целом на производстве, увеличилось число смертей по причине различных профзаболеваний. Возникает вопрос: почему больные люди были допущены к работе, где были службы, отвечающие за это?

 Существенно возросло количество несчастных случаев в состоянии алкогольного опьянения. Например, в ОАО «Ладосно» Лепельского района полевод едва не остался инвалидом, управляя подшофе гужевой повозкой. Среди причин комиссия отметила «непредсказуемое поведение лошади». А может, все-таки предсказуемое, учитывая 1,27 промилле в организме горе-работника? Известно, что животные чутко реагируют на пары спиртного. В соседнем Толочинском районе по той же причине в кювете оказался тракторист с 1,8 промилле в крови.

Охрана труда во многих регионах – слабое звено. Ищут специалистов такого профиля в Верхнедвинском, Полоцком, Ушачском районах. Леонид Маринич обратил внимание на скромную по своим размерам Россонщину, где ни в одной из 5 сельскохозяйственных организаций не внедрена система управления охраны труда.  

Примечательно, что в «черные списки» попали далеко не последние хозяйства и предприятия области, а несчастья случились с людьми, которые были на хорошем счету, единожды дав слабину. Рассматривая некоторые случаи, удивляешься, как, в принципе, люди выжили, приняв на грудь столько, что можно было бы свалить коня. Например, в одном из лесхозов области в аварию попали сразу двое работников. К счастью, они остались живы. Степень их опьянения составляла 2,5 промилле. Для некоторых такая алкогольная интоксикация может закончиться госпитализацией еще до травмирования. И часто надо случиться несчастью, чтобы на предприятии стали освидетельствовать алкотестером всех, без скидок на статус, опыт и репутацию. Во многих хозяйствах боятся такой практикой обидеть надежных работников.

Руководители, отчитываясь после несчастий, уверяют, что ответственные жесточайшим образом наказаны. Например, лишены на полгода премиальных. Достаточно ли таких мер, чтобы воспитать тот самый инстинкт самосохранения не только у работников, нарушающих трудовую дисциплину, но и у администраторов, которые по дружбе закрыли глаза на слабость подчиненных? Понятно, что в глубинке очередь на работу не стоит, и во многих хозяйствах рады и тем, которые остались: пусть пьющие, но с головой и руками. Повернуть в обратную сторону сознание как свое, так и всего коллектива должны руководители. И спрашивать прежде всего с них надо строго и бескомпромиссно. А всегда ли это так?

andryxxxz@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,54,Бобруйск
Пустая болтовня,вместо действий,а инженер по ТБ и ПБ должен быть не какой-нибудь отставник,а человек в теме,знаю- щий от и до производственный процесс,любую технику,используемую в производстве,технологический процесс производ- ства,хоть сельского,хоть промышленного и  только тогда он может принимать соответствующие меры для охраны труда и пожарной безопасности. Кстати,я не зря свёл воедино эти должности,так как  части одного целого. Ежели брать отставников на эти должности,то их переучивать надо долго,не менее 2-х лет,а это дорого,а вот вводить в курс обучения в сельхоз-учебных заведениях необходимо.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости