От отца глусчанка Наталья Пискун переняла любовь не только к музыке, но и к рыбалке

Трактор, свадьбы, гармонь и карась

Наталью Пискун в Глуске знают многие. Раньше без нее тут ни одна свадьба не обходилась. Переженив многих земляков, впоследствии она играла на свадьбах их родственников — в Бобруйске, Минске, Вильнюсе, Ленинграде. Веселую гармонистку приглашали на юбилеи и крестины. Теперь к приятелям она чаще ездит на мотоблоке — если надо помочь вспахать участок. А еще она заядлая рыбачка. С удочкой ее можно встретить и в летний зной, и в зимнюю стужу.


Есть такие люди — подвижные, как ртуть. Неугомонные, всегда готовые постигать что-то новое. Наталья Евсеевна из их числа. В молодости выучилась на секретаря-машинистку, после переквалифицировалась в каменщика-штукатура. В свое время даже на большую стройку с мужем в Магадан ездила. Потом в Москве дома строила, трудилась и на мебельном производстве.

– Тяжелой работы я, выросшая в деревне с дивным названием Торфозавод «Березовка», никогда не боялась, а музыка была для меня отдушиной, — рассказывает сельчанка. — После трудового дня сядешь, бывало, растянешь меха, заведешь песню, и тут же вокруг тебя люди собираются. Улыбаются, подпевают. Когда молодая была, ко мне многие глусчане шли: «Наташа, готовь инструмент, завтра у мужа юбилей…» Или: «Через неделю свадьба у дочки». И если к родне в другой город на торжество ехали, всегда мне билет брали. Так и говорили: «Какой без тебя праздник?!»


Любовь к музыке у Натальи Евсеевны от родителей. Отец — танкист, прошедший войну, в мирное время работавший трактористом, ловко управлялся с гармошкой. А мама, у которой был шикарный голос, знала множество старинных народных песен. Наталья Евсеевна вспоминает:

— Папа играл на немецкой трофейной гармони. Мне лет пять было, когда впервые у него ее выпросила. В семь уже «выступала с концертами». Он брал меня с собой на работу, и, когда механизаторы собирались на обед, создавала им настроение. А они мне за это конфеты, груши, яблоки носили.

Ныне свадьбы проходят без гармони — не модно. Но Пискун с ней не рассталась. А поскольку из музыкальных инструментов именно этот у нее самый любимый, она даже коллекционировать гармошки начала. В итоге купила аж семь штук. Правда, той, самой старой, на которой еще отец играл, в ее хате уже нет: подарила хорошему человеку, который тоже увлекается музыкой.


От отца Наталья переняла любовь не только к музыке, но и к рыбалке:

— Нас, детей, в семье было четверо. Но мои братья не очень-то рвались на реку. А я с ревом за отцом следом бежала, чтобы с собой взял. Он меня жалел. А как не пожалеть, если дитя полночи не спит, дабы не пропустить рассвет и тот момент, когда отец, что называется, «сматывает удочки»?! Для меня, кстати, он смастерил детскую: на ветку орешника прицепил леску, что-то наподобие крючка. Я была счастлива! Добытчица! Таскала домой всякую мелочь — ершиков да окуньков. Котам на радость.



Кошка Пума и сегодня с нетерпением ждет хозяйку с рыбалки. Знает: ей обязательно перепадет любимое лакомство. Живую рыбешку с аппетитом уминают и собаки — Дружок и Чапа. Но конкуренции между ними нет, потому как Наталья Евсеевна всегда возвращается домой с большим уловом. За раз добывает 3—5 кило рыбы.

Снастей у Пискун множество: удочки, крючки, «светлячки» (для ночной рыбалки), всевозможные наживки, палатка, термос, бокс для рыбы и, конечно, амуниция —  несколько пар резиновых сапог, камуфляж из непромокаемой ткани, теплые фуфайки…

— Рыбачим с друзьями и на Глусчине, на реке Птичь, и с ночевкой выбираемся за 50 километров, в Любань, — раскладывая снасти, рассказывает сельчанка. — Обычно с собой беру от 4 до 8 удочек. Ловлю на червя, опарыша, горох, кукурузу. Домой привожу карпа, карася, линя, красноперку, плотву, подлещика, язя, щуку. Самая большая пойманная мною рыба весила больше 3 килограммов, в длину 72 сантиметра. Одной икры в ней на полулитровую банку хватило. А полуторакилограммовый карп однажды чуть не увел у меня новенькую удочку. Дело было ночью, мы рыбачили на озере, и я увидела, что «светлячок» на удочке внезапно задергался, а потом скрылся под водой. Хорошо, рядом был племянник, он на лодке «угонщика» настиг. Из того карпа уху сварили. Шикарная вышла: наваристая, густая… Но самая лучшая рыбалка, конечно, была на Охотском море.


– Там за два часа мешок рыбы можно добыть, — подключается к разговору 70-летний Александр Николаевич, супруг Натальи Евсеевны. — Горбушу местные за рыбу, кстати, не считают — берут только на икру. А «охотятся» на кету, кижуча, камбалу, селедку, хариуса, корюшку… Кижуч очень вкусный и крупный, до метра вырастает, а весить может все 15 кило. Вообще-то к самому процессу — ловле — отношусь прохладно. А вот Наташа — человек азартный. Она у нас рулит. В прямом и переносном смысле. Лет с восемнадцати гоняла на мотоцикле, скутере, а сейчас вот на мотоблок пересела. Он на подворье очень нужен. И на рыбалку, если недалеко, она тоже на нем катается. А я ее дома жду, помогаю рыбу чистить и… дегустировать. Моя жена — хозяйка отменная, особенно ей удаются рыбные галушки и уха.

Рецепт ухи «От бабушки Наташи»

Для ухи больше всего подходят окунь, щука, карп. На 5-литровое ведро берем 4 головки лука, разрезаем на 4 части, опускаем (непременно с шелухой) в кипящую воду, добавляем несколько нарезанных кубиками картофелин, тмин, кориандр, укроп, лавровый лист, соль. Минут через 15—20 — рыбу. И варим до тех пор, пока у нее не побелеют глаза. В общей сложности процесс занимает минут 40. За минуту до готовности добавляем 50 или 100 граммов водки. Приятного аппетита!

kislyak@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: САЗОНОВ Андрей