Трагедия в Борисове: время осмысления

От отравления газом умерли шесть человек

Когда случаются столь резонансные трагедии, как гибель в своих квартирах шестерых жителей Борисова, граждане страны вправе думать, что расследованием немедленно займутся не только люди в погонах. К каким бы выводам ни пришли эксперты и следователи, борисовское ЧП имеет все признаки техногенного. Газ, как и автомобиль, электричество, промышленное оборудование и прочие виновники гибели людей в наше время — это технические факторы цивилизации. Значит, искать ответы на поставленные трагедией вопросы — почему она произошла, что пошло не так, что нужно сделать во избежание повторения? — должны также и технари, параллельно со следователями или независимо от них. С такими соображениями я направился в Государственное производственное объединение по топливу и газификации «Белтопгаз». С надеждой, что первичный анализ событий здесь уже состоялся и читателям (прежде всего владельцам бытового газового оборудования) можно что–то важное сообщить.


В  ожиданиях не обманулся. Оказалось, первый заместитель генерального директора «Белтопгаза» Александр Жилко именно этим, анализом и осмыслением, накануне, 28 января, занимался на месте трагедии в Борисове. Не один, а в компании специалистов из МЧС, Госпромнадзора, Минэнерго, Госстандарта, борисовского УП «Жилье»... Начали работу в 17 часов, закончили поздней ночью, в Минск вернулись фактически под утро. Мой собеседник подчеркивает, что отвечает лишь за те действия, которые произвели специалисты его службы.

Александр Жилко.

Во–первых, специальным прибором откачали газ из домовых коммуникаций, чтобы затем исследовать его в лабораторных условиях. Во–вторых, произвели испытание трубопроводов на прочность и герметичность. Это было проделано при понятых, комиссионно, в присутствии сотрудников Следственного комитета. Приборы показали, что утечек нет, газовые коммуникации работоспособны и надежны. Наконец, при тех же процессуальных мерах были демонтированы, упакованы и опечатаны водонагревательные котлы, которые будут исследованы в специализированной лаборатории.

Александр Жилко настаивает, что представитель аварийной службы выезжал в дом № 6 по улице Днепровской и проделал — строго по инструкции! — все, что был обязан сделать. Обошел квартиры. Воздух в тех, куда не мог попасть, проверял прибором через замочные скважины. Утечек газа не обнаружил. Значит, когда диспетчер аварийной службы отвечала жительнице дома Анастасии Николаевой, что «утечки газа и причин для беспокойства нет» (об этом шла речь в статье «Борисов: газ принес беду» 29 января), это была правда. Точнее, часть правды: не было утечки магистрального газа, но была причина для беспокойства, поскольку по дому распространялся угарный. Другое дело, что обнаружить его своими приборами мастер–газовщик не мог.

Высказывая свою точку зрения, А.Жилко, газовщик с 30–летним стажем, практически не сомневается: причиной гибели людей стал именно угарный газ.

Но что следует делать, чтобы избежать риска отравления, предотвратить подобные трагедии? Ведь в стране эксплуатируется около 100 тысяч водонагревательных котлов. Нельзя забывать о предупреждении, которое имеется на каждой газовой колонке. Его суть — проверь тягу! Если ее нет, не зажигай колонку. Иначе всегда есть риск, что смертоносный газ, который невозможно распознать, поскольку он не имеет цвета, вкуса и запаха, будет скапливаться в помещении...

Фото  Виталия ПИВОВАРЧИКА.

Нормальную тягу могут обеспечить только исправные дымовые и вентиляционные каналы. Но за их состояние отвечают те, кто эксплуатирует жилые дома. Газовщики обязаны лишь раз в год затребовать от них акт об исправности дымоходов и вентиляции. Проверяют их и выдают акты специализированные организации, имеющие лицензии на этот вид работ. В Борисове, в частности, такой акт был представлен местным филиалом добровольного пожарного общества. Подобные, созданные под эгидой МЧС, действуют по всей стране.

Александр Жилко напоминает, что отравиться угарным газом можно и в гараже — когда в нем работает двигатель автомобиля. Что главной причиной подобных трагедий является обычно легкомыслие. На это, дескать, газовщики постоянно обращают внимание абонентов. «Приезжаем по аварийному вызову — инструктируем, меняем газовый баллон — инструктируем, обслуживаем — инструктируем».

Не приходится сомневаться в строгости ведомственных инструкций. Они, должно быть, как в авиации, написаны кровью. Но реальная жизнь, увы, не всегда следует параграфам. Чтобы в этом убедиться, достаточно было опросить лишь нескольких коллег по редакции.

В квартире одного из них, оборудованной водонагревательной колонкой, тягу перекрыли попавший в дымоход голубь и опавшая с деревьев листва. Заметили вовремя, вызывали слесаря — обошлось. Зато в семье другого замена колонки заняла более месяца. Технически простая процедура требовала поочередного и неоднократного вызова различных служб: газовщиков, коммунальщиков, специалистов МЧС... При этом специализированной организации, которая прочистила бы забитый дымоход, жильцы так и не нашли — все сделали сами. И это в Минске! Третий коллега прикинул, сколько времени мастер по газовому хозяйству не переступал порог его квартиры. Оказалось, не виделись с 2007 года, когда тот приходил подключать новую плиту.

Возможно, когда–то мастера и приходили, да хозяев не застали. Но если так, почему не были настойчивы? Почему за несколько лет никак о себе не напомнили? Кто будет отвечать, если, не дай бог, в этой или другой квартире, обойденной их вниманием, с газовым оборудованием будет что–то не так?

ponomarev@sb.by

Советская Белоруссия № 18 (24900). Суббота, 30 января 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...