Торопись не спеша

В Швеции проводят эксперименты над людьми: все, что вам нужно для счастья — меньше работать

В Швеции проводят эксперименты над людьми. Никто не возмущается и даже не сопротивляется: экспериментируют и делают выводы. Предварительный вывод такой: все, что вам нужно для счастья — меньше работать. Скажете, ничего нового, и вы всегда об этом знали (или как минимум догадывались)? Так–то оно, конечно, так, но были ли у вас научные подтверждения этих подозрений? А теперь есть: в Швеции недавно завершился эксперимент по шестичасовому рабочему дню. И знаете, что выяснилось в итоге? Да, конечно, знаете: даже если сокращенный на два часа рабочий день не сделает вас счастливее (понятие это, как ни крути, субъективное, а потому объективной оценке поддается с трудом), то как минимум здоровее точно сделает. Уже доказано.


Вы сколько часов в день работаете? Может, как и я, не считаете? Когда работа интересная и любимая, то и часов, и дней не жалко — что есть, то есть. Только проснулся — и на работу, пока компьютер и твоя голова включаются (это не всегда происходит одновременно), сварил кофе покрепче и... И работаешь. Но — увы, увы! — не каждому дано такое счастье. Искренне сочувствую тем, у кого по–другому. Есть ведь люди, у которых работа по сменам, через проходную, от звонка до звонка. Работа не слишком творческая и не слишком любимая, но необходимая. Потому что выражение «кто не работает, тот не ест» актуально не только в Китае. В общем, вот таким людям, которые отсчитывают минуты до своего звонка, лучше работать меньше. Доказано.

В шведском Гетеборге провели эксперимент: медсестры в доме для престарелых работали не восемь часов, как обычно, а шесть. С сохранением прежней зарплаты (это важно). И что вы думаете? Правильно: они меньше уставали, были более энергичными (например, за эти месяцы они провели на 85% больше мероприятий, чем при восьмичасовом рабочем дне), при этом у них было больше времени на детей, семью и себя, и — это тоже важно, хотя и немного неожиданно — они значительно реже болели и отпрашивались с работы. Но эксперимент резко прервали: с финансовой точки зрения местным властям он оказался невыгоден. Потому что пришлось взять на работу 17 дополнительных медсестер. Сторонники эксперимента и более короткого рабочего дня парируют: так, значит, мы трудоустроили 17 человек, и они перестали получать пособия по безработице, разве это не выгодно местному бюджету? И меньше выплаты по больничным к тому же.

На самом деле эксперимент проводили не только с медсестрами и не только в Гетеборге, а в разных местах страны у разных работодателей. Результат всегда был один и тот же. Так что окончание эксперимента огорчило многих, но вряд ли работодателей. Гетеборг потратил на эксперимент 12 млн крон (1,3 млн долларов США), критики (а их было много) говорили: бессмысленно тратить деньги налогоплательщиков на эксперимент, результаты которого никогда не будут претворены в жизнь из–за дороговизны применения. Вам это кажется вполне справедливым? Мне вроде как тоже, но вот вспомню Францию — и начинаю сомневаться.

Во Франции, если вы вдруг не в курсе, работают 35 часов в неделю, то есть семь часов в день. Там, знаете, сильные профсоюзы, у которых большой опыт договариваться с работодателями (у которых цели почти всегда отличаются от тех, которые ставят перед собой рабочие). И, между прочим, во Франции (а не в Германии, как многие из вас наверняка думают) самая высокая в ЕС производительность труда. Оно и понятно (и это доказал шведский эксперимент, хотя там работали не по семь, как во Франции, а по шесть часов): у работающих меньше эффективность выше. И тут я задумалась: может быть, Франсуа Фийон проиграл президентские выборы не потому, что по блату пристроил жену на теплое место, а потому, что пообещал это важнейшее достижение французских профсоюзов пересмотреть и рабочий день увеличить? Ну кому такое понравится? Особенно когда еще и жена, не слишком себя трудом обременяя, получает (именно получает, а не зарабатывает) шальные чиновничьи деньги? В общем, у нынешнего президента Франции фамилия, как вы знаете, не Фийон. А в стране по–прежнему 35–часовая рабочая неделя.

А в Швеции продолжают экспериментировать. В разных городах на муниципальные и частные средства сокращают рабочие дни там, где работники много болеют и «выгорают». Между прочим, считается, что журналист — одна из самых «выгораемых» профессий. Но вряд ли нам поможет сокращение рабочего дня: свою работу мы носим в голове. И не важно, сколько времени на самом деле мы проводим у компьютера. Но если работа любимая...


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Пользователь
Всё познается в сравнении. Посетите когда нибудь цех по производству извести и ваша работа журналистом покажется раем.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?