Торг неуместен

Чем обернутся для мировой экономики торговые войны

Торговые переговоры между США и Китаем на минувших выходных принесли очевидные успехи. Две крупнейшие державы приостановили возможность начала торговой войны. Правда, эту паузу, скорее, можно назвать затишьем перед грозой. Одновременно растет напряжение между США и ЕС. Заискрить может в любой момент. Да так, что мало никому не покажется. Почему же торговые войны становятся неизменным атрибутом мировой политики?


Немного предыстории. В начале марта этого года Дональд Трамп подписал указы о введении импортных пошлин на сталь и алюминий в размере 25 и 10 процентов соответственно. Они действуют для всех стран, поставляющих продукцию на американский рынок. Однако отсрочку получили Австралия, Бразилия, Канада, Мексика, Южная Корея, а также страны Евросоюза. А вот Китай ее не получил. Многие в Вашингтоне считают, что свободная торговля с Китаем только усиливает китайского дракона, главного геополитического соперника США. 

Поэтому следующим шагом президента США стал меморандум “О борьбе с экономической агрессией Китая”. В апреле США объявили о намерении ввести 35-процентные пошлины на 1300 товаров, ввозимых из Китая примерно на 50 миллиардов долларов. Китайцы ответили тем же, наложив санкции на американские машины, мясо, соевые бобы и другие товары. Счет пошел на сотни миллиардов долларов. Товарные и фондовые рынки затрясло. В Вашингтоне и Пекине поняли, что перегнули палку, и взяли передышку в этой пикировке. Однако, по мнению экономиста Владимира Пантюшина, в переговорах пока еще рано подводить черту: 

— США настаивают на том, чтобы КНР сократила торговый дефицит на 200 миллиардов долларов. Но Пекин не может приказать китайским производителям в одночасье прекратить экспортировать товары в США.

К тому же протекционизм — это игра всегда “с нулевым результатом”. С помощью пошлин Вашингтон рассчитывал уменьшить дефицит торгового баланса. Но “благими намерениями” сталь для американских потребителей подорожала примерно на 40 процентов. 

Если исходить из классики международной торговли, преимущество в ней получает тот, кто может предложить рынку товар лучшего качества по более низкой цене. Но борьба за рынки в последнее время все чаще ведется не по правилам. И побеждает в ней не тот, у кого товар лучше, а тот, кто просто действует хитрее и жестче. Не получив желаемых результатов на китайском направлении, США бросили силы на европейское и предложили ЕС сократить объемы экспорта стали и алюминия на 10 процентов. Пока добровольно. А если не прислушаются, Вашингтон готов пустить в “бой” тяжелую артиллерию. Администрация президента США уже объявила о начале расследования о влиянии импорта автомобилей на национальную безопасность. Нетрудно предположить, чем обернутся результаты этой проверки в случае несговорчивости партнеров из ЕС. Да-да, именно повышением пошлин на ввозимые автомобили. Поговаривают, что Трамп намерен увеличить пошлины до 25 процентов от стоимости автомобиля. Мировые автопроизводители, бизнес которых значительно ориентирован в том числе на США (а это японские Toyota и Honda, южнокорейская Hyundai, немецкие Daimler, Volkswagen, BMW, китайская Geely и другие) в тревожном ожидании развязки. И не только они. Ведь примерно четверть автомобилей, продаваемых в США, импортные. И введение новых торговых барьеров неминуемо подстегнет цены на машины для американских граждан. 

— Если посмотреть на товарооборот США и ЕС по стали и алюминию, то он составляет не более 5 миллиардов долларов. Это не очень большой объем. Гораздо более серьезный сегмент — автомобильный, который составляет около 40 миллиардов долларов. Европа может ответить тем, что будет устанавливать пошлины на американские джинсы, виски, сельскохозяйственную продукцию. А это уже и есть начало торговой войны, которую пока все пытаются избежать, — объясняет доктор экономических наук Владимир Васильев. 
Сегодня в борьбе за рынки используется весь собиравшийся веками арсенал средств. Всякий раз, когда в мире поднимается скандал вокруг чьей-то некачественной говядины, генно-модифицированных продуктов, шумных двигателей или ядовитых игрушек, можно говорить, что кто-то пытается прихватить ту или иную долю соответствующего рынка, а кто-то сопротивляется.
Вдобавок ко всему серьезным раздражителем в отношениях между США и ЕС стал выход Вашингтона из ядерной сделки с Ираном. Европейские компании вложили в эту страну солидный капитал и теперь совсем не хотят подвергать его риску. Однако Дональда Трампа, похоже, мало волнуют последствия его радикальных действий. Политолог Сергей Судаков не видит в этом ничего экстраординарного: 

— США ведут сейчас колоссальную торговую войну, которая направлена прежде всего на уничтожение чужих рынков. Они всегда так делали, начиная еще со времен Первой мировой войны. После введения новых санкций и нефтяного эмбарго против Ирана в Европе будут расти цены на нефть. США от этого только выиграют: как только нефть будет стоить дороже 82 долларов за баррель, американцы сразу начнут размораживать свои проекты по добыче сланцевой нефти и сланцевого газа, потому что тогда производство этих видов топлива станет рентабельным. Об этом говорит оживление на рынке акций этих предприятий.


Надо учитывать и еще один важный момент. Более половины мировой торговли между странами проходит в долларах. 

В них же хранится 2/3 всех резервов Центробанков. Это дает американскому Министерству финансов право вето в вопросах глобальной торговли.

— Сегодняшняя глобальная экономика проходит через американскую финансовую систему, которая, в свою очередь, является основным инструментом влияния Соединенных Штатов. Доллар в качестве мировой валюты и Уолл-Стрит в качестве ключевого финансового центра мира помогают США влиять на друзей и запугивать врагов, — пишет издание The Bloomberg. Множество американских президентов успешно применяло данный финансовый инструмент и благодаря ему сохраняло американское влияние в мире. Не исключением стала и администрация Дональда Трампа. 

— Такое ощущение, что она “опьянела” от своих возможностей в санкционной политике и не понимает, что санкции — это очень ограниченный и хрупкий инструмент воздействия, — рассуждает старший научный сотрудник Фонда Карнеги Джарретт Бланк. 

Как бы то ни было, список противоречий между США и ЕС растет. А это явно не на пользу трансатлантическому партнерству. 

— Запада в том виде, в каком мы его когда-то знали, больше не существует. Сейчас наши отношения с США не могут называться дружбой, их едва ли можно охарактеризовать как партнерство, — отмечает немецкий еженедельник Der Spiegel.

Ему вторит Financial Times:

— Политика Трампа заходит куда дальше, нежели “Америка превыше всего”. Это все больше начинает выглядеть как “Только Америка”.

Не остался в стороне и президент ЕС Дональд Туск. Он разместил в Twitter сенсационное сообщение, в котором написал, что если взглянуть на последние решения Трампа, то “не исключено, что кое-кто может подумать: с такими друзьями и враги не нужны”.

Как видно, Евросоюз готов отчаянно защищать свои интересы. И если за океаном по-прежнему будут делать ставку на финансово-силовое давление, то возможным контраргументом Старого Света станет ускорение переговоров между ЕС и Китаем о торгово-инвестиционном сотрудничестве. По мнению некоторых экспертов, этот шаг может положить начало ограничению доллара как ключевой мировой валюты. 

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: РЕЙТЕР
Загрузка...
Новости