Торф на болоте или болото после торфа?

СОХРАНЯТЬ в неприкосновенности болота — важнейшее звено поддержания водного режима почв и прибежище многих видов животных и растений — или активно потреблять запасы торфа в качестве топлива, мелиорантов, удобрений, биологически активных препаратов и сырья для химической промышленности? Академик Иван ЛИШТВАН считает, что истина в споре производственников и экологов где-то посередине, и эта позиция отражается в государственной программе «Торф». В ней предусматривается реализация комплекса мероприятий по использованию местных видов топлива на период до 2020 года.

Академик Иван Лиштван оценивает его запасы в стране в 800 миллионов тонн. Почему же такой важный и полезный природный ресурс вместо использования служит предметом разногласий?

СОХРАНЯТЬ в неприкосновенности болота — важнейшее звено поддержания водного режима почв и прибежище многих видов животных и растений — или активно потреблять запасы торфа в качестве топлива, мелиорантов, удобрений, биологически активных препаратов и сырья для химической промышленности? Академик Иван ЛИШТВАН считает, что истина в споре производственников и экологов где-то посередине, и эта позиция отражается в государственной программе «Торф». В ней предусматривается реализация комплекса мероприятий по использованию местных видов топлива на период до 2020 года.

По старым картам

Геологические запасы торфа в Беларуси составляют около 4 миллиардов тонн, балансовые (разведанные и утвержденные) запасы — 940 миллионов тонн. Но эта оценка приблизительна, поскольку она основывается на результатах геологоразведочных мероприятий, которые в Восточной Беларуси проводились в начале, а в Западной Беларуси — в конце сороковых годов прошлого века. На практике это выливается в то, что белорусскими ведомствами и организациями используются различные сведения об имеющихся запасах, что может привести к ошибкам в расчетах при составлении программ и бизнес-планов.

С момента последнего геологоразведочного исследования запасы торфа не могли измениться достаточно серьезно, поскольку торфяники в среднем прирастают на один миллиметр в год. Однако выветривание, эрозия, осушение и заболачивание, промышленная добыча, сельскохозяйственная деятельность и прочие факторы могли существенно повлиять на количество и качество запасов данного вида сырья. Кроме того, имевшийся в середине прошлого века инструментарий геологоразведки не позволяет говорить об исчерпывающей точности полученных сведений, это, скорее, прогнозные данные.

В 2012 году мировая добыча торфа составила 30 миллионов тонн. Наиболее крупными торфодобывающими странами стали Финляндия — 10 миллионов тонн, Ирландия — 5, Беларусь — 3, по два миллиона тонн добыто в России и Канаде.

Пик добычи торфа в Беларуси пришелся на 60-е годы прошлого столетия. Тогда его получали до 35 миллионов тонн, из которого на энергетику шло 15 миллионов, а 20 миллионов тонн — на нужды сельского хозяйства для повышения плодородия почв. Тогда наша республика была мировым лидером по добыче и лидером по разработке технологий и производству машины для торфодобычи и производства брикетов. В стране работало более 250 торфодобывающих предприятий, из которых осталось 25. Остальные закончили свою деятельность в связи с выработкой торфяных месторождений. В настоящее время в отрасли задействованы около шести тысяч человек.

К 2015 году у нас появится новый крупный энергоисточник на торфяном топливе. По словам заместителя генерального директора «Белтопгаза» Валерия Ковалева, речь идет о ТЭЦ в Мозыре, на которой будет установлен паровой котел мощностью до 200 тонн пара в час с потреблением торфобрикетов до 150 тысяч тонн в год.

Сейчас на торфяном топливе в Беларуси работают Жодинская и Речицкая ТЭЦ с суммарным потреблением торфобрикетов около 40 тысяч тонн.

В 2012 году, помимо ТЭЦ, крупным промышленным потребителем торфа был Белорусский цементный завод, закупивший 63 тысячи тонн брикетов. 864 тысячи тонн продано населению для отопления. Около 386 тысяч тонн торфобрикетов отправлено на экспорт. На Западе его измельчают и сжигают через специальные форсунки, что значительно увеличивает КПД. Но в основном покупают торфяную крошку, которую используют в качестве грунта для выращивания различных культур. Сейчас в странах Евросоюза ему ищут заменители, но пока лучше торфа ничего не изобрели.

С учетом растущих промышленных и энергетических потребностей в дальнейшем структура потребления торфобрикетов изменится. По словам Валерия Ковалева, цементные заводы заявили о планах потреблять в год 217 тысяч тонн торфобрикета к 2015-му и 300 тысяч к 2020 году.

— В этом нет ничего удивительного, ведь использование торфобрикетов в энергетических целях более чем в 4,5 раза выгоднее, чем природного газа, — отметил заместитель гендиректора «Белтопгаза».

При этом интересы традиционного потребителя торфобрикетов — населения — в случае роста промышленного использования этого вида топлива ущемлены не будут. До 1 апреля скорректируют государственную программу «Торф», принятую в соответствии с Директивой № 3 «Экономия и бережливость — главные факторы экономической безопасности государства». Госпрограмма предусматривает увеличение добычи торфа до 5 миллионов тонн в год и соответствующий рост производства торфобрикетов.

— Для производства одной тонны брикетов обычно используется до двух тонн фрезерного торфа в зависимости от исходной влажности, — уточнил Валерий Ковалев. По его мнению, основное препятствие на пути развития торфяной отрасли — очень сложная процедура землеотвода, в соответствии с которой решение о выделении участка под торфоразработку всегда представляет собой компромисс интересов Минэнерго, Минприроды и других заинтересованных ведомств и организаций. Большинство промышленно пригодных запасов торфа находится на территориях со статусом особо охраняемых. Хотя на момент строительства ныне действующих торфопредприятий в 60-е годы прошлого столетия все эти территории рассматривались в качестве сырьевой базы предприятий.

Альтернатива всегда возможна

Добыча торфа вызывает возражения экологов, которые указывают на нарушение экосистемы болот. Но зависимость от российских энергоносителей все-таки настраивает Беларусь на поиски собственных источников энергии. В качестве одной из альтернатив и рассматривается торф. Однако все пригодные для его добычи земли практически истощили свои ресурсы.

Еще в 2004 году белорусское Правительство приняло программу по развитию местных видов топлива и альтернативных источников энергии. Согласно данной программе, их доля должна составить не менее 25 процентов от общего объема производства электрической и тепловой энергии. Наибольший прирост потребления местных видов топлива должен быть достигнут за счет использования древесного топлива и торфа. Однако вопрос в том, что в Беларуси после «великой советской мелиорации» практически не осталось земель, пригодных для этого. А планы нужно выполнять. Вот и стали заглядываться на болота, которые имеют статус особо охраняемых природных территорий.

Академик Иван Лиштван не видит в этом особой проблемы. Он считает, что торфодобывающие предприятия позже можно перепрофилировать. Например, на месте бывших торфозаводов, когда видно, что дело подходит к завершению выработки, он предлагает создавать филиалы промышленных предприятий, которые выпускают детали для холодильников либо автомобильного и тракторного заводов. Отработанные площади заказников Иван Лиштван предлагает снова заболачивать: «У нас же есть международная программа технической помощи относительно повторного заболачивания ранее выработанных месторождений».

Да, действительно, такие программы существуют. Глобальный экологический фонд через ПРООН и программу малых грантов инвестировал в белорусские болота в общей сложности до пяти миллионов долларов. Еще два миллиона евро субсидировали немецкое правительство и Королевское общество защиты птиц. Начиная с 2006 года с помощью данных фондов в Беларуси вернули к жизни 23 «мертвых» топи. И на всех со временем улучшилась экологическая обстановка.

Заболоченная местность перестала быть очагом торфяных пожаров. Вскоре территории облюбовали дикие животные. Благодаря восстановленным болотам сократились выбросы углекислого газа в атмосферу. Но самое интересное в этой истории следующее. На двух болотах — Выгонощанском и Морочно — при поддержке фондов были произведены дорогостоящие работы по обновлению гидрологического режима. Нужно ли здесь осушение? Большой вопрос…

Правда, пока окончательного решения по добыче торфа на территории заказников не принято, идет детальное изучение. Сейчас на стадии реализации и согласования находится ряд проектов по восстановлению деградированных территорий. Не исключено, что ПРООН займется чернобыльской зоной.

А вот по заказнику «Озеры» на территории Гродненского и Щучинского районов готовится научное обоснование, а в 2013-м вопрос по нему будет вынесен на рассмотрение в Правительство. То есть эти территории зарезервированы, но собственно о добыче торфа пока речь не идет.

Как говорит один из разработчиков проекта академик Иван Лиштван, заказники сейчас фактически не разрабатываются, так как в этом нет острой потребности. Хотя это постановление, возможно, будет работать в будущем, когда понадобится топливо и для цементных заводов, и для других отраслей экономики.

— Хотел бы в то же время отметить, что потребность в торфяном топливе в нашей стране очень велика, и она не спадет даже тогда, когда заработает атомная электростанция, — подчеркивает Иван Лиштван.

Итак, мы возвращаемся к старым методам получения «дешевой» электроэнергии из торфа. Дешевой в кавычках, потому что на самом деле разработка новых месторождений сегодня малорентабельна, субсидируется из бюджета. В то же время белорусские предприниматели уже давно освоили производство пеллет. Это топливные гранулы, получаемые из древесных отходов, биомассы с добавлением торфа, которые успешно идут на экспорт. Но подходящих для строительства торфодобывающих предприятий мест, кроме особо охраняемых природных территорий, нет. И здесь вновь дилемма.

Наша страна славится большим количеством чистой пресной воды. В Европе другие глубины, и там тратят большие деньги на очистку воды. У нас, в основном за счет болот, поддерживается необходимый уровень верховых вод. По расчету наших экологов, количество воды в болотах Беларуси равно количеству воды во всех наших озерах. Это огромнейшие запасы пресной воды, которые к тому же обеспечивают уровень воды и в реках. Это тот ресурс, который в скором будущем будет на вес золота.

Александр ШЕВКО, «БН»

Фото Максима ГУЛЯКЕВИЧА

(Окончание следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости