Топ-лот белой норки

ЕСТЬ несколько поводов именно сейчас, несмотря на то, что шубомания уже позади, поговорить о пушнине. Ведь именно в марте в зверохозяйствах ответственный период, когда закладывается потенциал будущего пушного изобилия, — наступил гон, брачный период у зверей. Сейчас работники на фермах даже разговаривают шепотом. К тому же недавно в Белкоопсоюзе, где в подведомственных хозяйствах производят 90 процентов белорусского мягкого золота, подведены итоги работы отрасли за прошлый год, который порадовал звероводов.

Станет ли пушнина белорусским брендом.

ЕСТЬ несколько поводов именно сейчас, несмотря на то, что шубомания уже позади, поговорить о пушнине. Ведь именно в марте в зверохозяйствах ответственный период, когда закладывается потенциал будущего пушного изобилия, — наступил гон, брачный период у зверей. Сейчас работники на фермах даже разговаривают шепотом. К тому же недавно в Белкоопсоюзе, где в подведомственных хозяйствах производят 90 процентов белорусского мягкого золота, подведены итоги работы отрасли за прошлый год, который порадовал звероводов.

Что общего между загривком и гривенником

Казалось бы, мировой кризис в разгаре, а спрос на меха и пушистую роскошь не ослабевает. За два года стоимость одной шкурки на пушных аукционах выросла более чем в два раза, что позволило предприятиям этого сегмента работать с прибылью. Мягкое сырье стало действительно твердой валютой. Как и с незапамятных времен, ведь гривной когда-то называли лоскуток с загривка ценного зверя — отсюда и слово гривенник. Правда, норка к таким не относилась. Но в середине прошлого столетия завоевала свое место под солнцем, популярность у кутюрье. Тогда же создавались многие зверохозяйства в нашей стране. Но постепенно повисла на шее у хозяйственников, и не только модным воротником, но и тяжелым грузом. Сегмент оказался весьма специфическим: 60 процентов в себестоимости мягкой продукции составляют корма, в плане селекции требуется постоянный «прилив свежей крови», а это опять же значительные затраты, которые не окупались. В рационе у плотоядных должны присутствовать мясо, рыба и даже творог. Кстати, рыба для пушных зверьков на 100 процентов экспортируется за валюту. И попробуй в клетку мясо не доложи, враз товарный вид теряют, докормить потом невозможно. Профессионалы утверждают, что именно от весенней кормежки и условий содержания поголовья, которое пойдет на убой, зависит блеск и густота ворса. К тому же зверохозяйство — это целый комплекс с холодильным, компрессорным оборудованием, котельными, кормокухнями, автотранспортом, шедовым хозяйством.

И не случайно сохранились такие комплексы в системе потребительской кооперации: здесь научились торговать пушниной.

Превращение в… тигра

Впервые отечественные производители представили белорусское пушистое золото на всемирно известных скандинавских аукционах в 2003 году. И с тех пор стали их завсегдатаями, приобретая с каждым годом ценный опыт, осваивая тонкости мирового производства, изучая модные тенденции.

На последнем, декабрьском, аукционе в Хельсинки шкурки (более 260 тысяч) продали очень выгодно, с 10-процентным ростом цены. Белорусская пушнина среди привередливых зарубежных купцов пользовалась заслуженным спросом, а белая норка, ее лучший лот, получила наивысшую оценку — 100 долларов за штуку. Для сравнения: самые редкие расцветки норок именитых производителей, такие как «звездная пыль», или так называемая полярная, у которой очень пушистый и густой ворс, уходят по 190 долларов, а в среднем шкурка белорусского происхождения стоит 53 доллара.

— Буквально за 3—4 года мы превратились в солидных конкурентов России, скандинавским странам, где звероводство — важная отрасль экономики, — считает заместитель начальника отдела звероводства Белкоопсоюза Геннадий Попов. — Мы понимаем, что наши успехи уже настораживают корифеев пушного бизнеса, нам неохотно продают элитных особей на племя.

Повышенным спросом пользуется короткоостная норка, или скандинавская, удельный вес которой во всех хозяйствах стремимся довести до 44 процентов. Из окраса представляет интерес у зарубежных покупателей «сапфир», «силверблу» с очень ровной гладкой остью, ровной подпушью. Дело в том, что серо-голубые шкурки хорошо обесцвечиваются и впоследствии на них можно наносить любые рисунки, превращая хоть в тигра, хоть в леопарда. А сейчас в моде шубы с рисунком.

Не случайно и акционерная компания «Союзпушнина» пригласила белорусских производителей представить свою продукцию на аукционе в Санкт-Петербурге: их знают и ценят. Этот аукцион, учитывая современные тенденции, возобновил торги клеточной норкой, от чего было отказался, реализуя пушнину, добытую охотниками. Правда, продалась только половина доставленного белорусского сырья, но и покупателей съехалось не так много. Возможно, не провели как должно промоакцию. Поэтому в марте поездку в Финляндию отложили, решив основательно подготовиться к последующему европейскому аукциону. В этом деле спешка — только помеха. Товар необходимо привезти заранее, чтобы его оценили, в буквальном смысле пощупали. Планируют поехать на финский аукцион летом.

За прошлый год кооперативное звероводство получило 31,5 миллиона долларов валютной выручки, более 92,4 миллиарда рублей прибыли. Серьезно работали над качеством опушения, длиной, густотой ворса, цветовой гаммой. Появилась реальная возможность вкладывать средства в дальнейшее развитие отрасли. Так, в этом году предстоит построить летнюю площадку в Пинском зверохозяйстве, где предполагают посадить 10 тысяч основного стада, укрепить Молодечненское сельскохозяйственное отделение ЧУП «Белкоопвнешторг», ЧУП «Калинковичское зверохозяйство Белкоопсоюза». Там усовершенствуют кормоприготовление, установят оборудование для автоматизации кормления, закупят новую сетку. В клетках с проржавевшей старой проволокой содержать норок нельзя — свои шубки, особенно светлые, испачкают. А поляки, также хорошо раскрутившиеся в этом промысле, пошли еще дальше: разделяют в домике зверька зоны прутьями из нержавеющей стали — в одном отсеке норка живет и питается, в другом — отхожее место. Качественным ворс бывает только у чистюль.

Необходимо перенести в другое место и Гродненское зверохозяйство, нарастив и там поголовье зверьков, поработать над сушкой шкурок по западноевропейским нормам.

Золото дешевым не бывает

«Где же разнообразие отечественных шуб?» — спросит иная модница и будет права: выбор невелик. Но решение этого вопроса зависит не только от звероводов.

— На совещании в Минэкономики, где мне довелось присутствовать, говорилось в том числе и о том, сколько меха и пушнины может «проглотить» отечественный рынок. Так вот, по данным переработчиков, в среднем за год платежеспособным спросом обеспечено около 15 тысяч единиц верхней одежды из пушнины и меха, не считая 50 тысяч шапок, — рассуждает Геннадий Попов.— Из этого количества только 5 тысяч норковых шуб, на производство которых необходимо 200 тысяч шкурок. Мы же производим более 720 тысяч. Как видите, есть задел. Накануне заготовительного сезона, видя, что цены на сырье растут, к нам обратился концерн «Беллегпром» с просьбой о первоочередном порядке обеспечения пушниной Витебского мехового комбината, которому для бесперебойной работы требовалось 35 тысяч шкурок, а также заморозить для этого предприятия и цены. Витеблянам было предоставлено эксклюзивное право отбора сырья на любом из наших хозяйств, цены были установлены на 15 процентов ниже продажных на аукционе. Сортировщики отобрали около 26 тысяч штук, из них 11 тысяч неоплаченных хранятся у нас. Думаю, их так и не заберут. Ведь это замороженные активы, а сезон «ушел».

Даже если к 2015 году на комбинате будут перерабатывать 120 тысяч шкур, как это предусмотрено проектом развития, то все равно у нас останутся достаточные объемы для продажи пушнины за валюту. Главное, чтобы на мировом рынке спрос не падал. Перспектива выпуска готовых изделий видится в расширении в стране сети марочных ателье, где будут шить штучные изделия под заказ. Все же это мягкое золото, и оно не может быть дешевым, а шуба — не конвейерная вещь, даже несмотря на то, что это классика, уверен специалист.

Под маркой «Дженнелли»

Не так давно Белкоопсоюз купил бренд «Дженнелли», под которым сейчас шьют эксклюзивные вещи в созданном год назад цехе ЧУП «Белкоопвнешторг Белкоопсоюза». За этот период из-под рук скорняков и портных вышли 254 натуральные шубы. Средняя цена норковой — 15 миллионов рублей.

— Цех перешивает сырье, что не вывозится на аукционы, — объясняет заместитель директора Белкоопвнешторга по звероводству и производству пушнино-меховых изделий Анатолий Семенюго. — Предполагаем перерабатывать до 30 тысяч шкурок. Работают три модельера, есть свои демонстрационный зал и магазин, где продаются также всевозможные аксессуары, сделанные из отходов.

Кстати, в тренде на следующий год остается лисица. И это еще одно направление, которое необходимо развивать сейчас звероводам. Длинноволосая пушнина также может иметь свою нишу на мировом рынке, хотя не так давно на нее и не было спроса. Но модные предпочтения поменялись. Белорусские производители лисицы и песца содержат по 2,5 тысячи каждого поголовья. А значит, предстоит поиск элитных самцов и самок. Причем важно быстро реагировать на динамично меняющиеся требования и тенденции, спрос и моду. В этом случае пушнина может стать отечественным брендом. По крайней мере шансы для этого есть.

Елена КЛИМОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?