Сельская газета

Только в воле вволю пара. Правда, частного...

О том, как сельчане сами воскрешают деревенские бани

В глубинку пришли блага цивилизации — газ, вода, канализация. Но душевым кабинкам и ванным не по силам тягаться с крепким парком. Ведь в баню сельчанин шел не только помыться, но и узнать последние новости, встретить знакомых, поговорить за жизнь. Еще до того, как своя парная появилась у нашего дома, мы всей семьей каждую субботу ходили в общую сельскую. Билет стоил копейки, поход туда был как праздник. И как-то стало не по себе, когда узнала, что наша любимая банька закрылась.

Еще в 2014 году банные услуги исключили из перечня социально значимых, дотаций не стало, сами заведения перевели на самоокупаемость. Например, в Ивацевичском районе из 28 сельских бань выжили 8. Но и они убыточны. За семь месяцев этого года набежало 54 тысячи рублей долгов. Прежде за помывочный сеанс нужно было заплатить 1 рубль 20 копеек. После перевода на самоокупаемость стоимость билета выросла до 4 рублей. Но и эта сумма расходов не покрывала, себестоимость была в районе 6—9 рублей.

В поселке Червоное Житковичского района в баню перестали ходить два года назад. Не пар разлюбили — 10,5 рубля за водную процедуру оказались неподъемной суммой. Бывало, баню топят — ни один человек так и не придет. Пришлось закрыть. 

Но надо ли на селе опускать руки? Почему не последовать примеру энтузиастов? Вот какой пример привлек мое внимание.  Василий Филипчик 11 лет топил общественную парную в Воле Ивацевичского района. Когда из деревни пар стал уходить, а по субботам та стала работать все реже и реже, сельчанин не мог на это спокойно смотреть. Открыл ИП и взял часть здания в безвозмездное пользование. Работают семейным подрядом. Жена и дочь убирают, он с сыновьями топит, заготавливает дрова, обкашивает траву. Доход скромный, но все же свой и, что немаловажно, стабильный. И сельчане бане верны, каждую субботу на пороге 20—25 любителей крепкого пара. Зимой еще больше. 

Попариться в Волю приезжают из Яблонки, Серадово, Баранов, Михновичей, Стаек, райцентра и даже из столицы, те, кто у родителей гостит. Лично мне хотелось бы, чтобы примеру Филипчика последовали другие энтузиасты, которые сегодня раздумывают над тем, как не дать зачахнуть местным парным, как закрутить свое дело в бытовой сфере. Пусть та и не сулит колоссальной прибыли, но огромное моральное удовлетворение гарантировано. Ведь речь идет о сохранении даже не столько традиций, сколько сельской общности. Баня в деревне всегда была сродни чему-то святому. В церковь шли очистить душу, в баню — чтобы очистить тело. 

Еще две сельские бани взяли под свое крыло в Алексейках и Гощево. Доход, признаются бизнесмены, небольшой, но для сельчан делают благое дело, и это стимулирует их занятие не бросать. Признаются, что даже когда односельчане крепко руку пожмут и скажут от души спасибо за легкий пар, уже для них отрада.

К сожалению, энтузиастов, не дающих пропасть баням на селе, пока единицы. К примеру, на той же  Брестчине лишь семь человек предпринимателей рискнули поддержать пар в глубинке и занялись этим делом. А ведь на балансе ЖКХ области числятся 283 бани, работают из них всего чуть больше сотни. Поле для деятельности и самозанятости непаханое. Зачем же упускать возможность, почему не занять нишу, которая свободна? Кто знает, не обернется ли в будущем скромный ручеек доходов при грамотной и креативной постановке дела золотой жилой?

ostapchuk@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?