Только он не вернулся из боя

Спецпроект «Я помню и горжусь!»: Следы своих погибших дедов писатель Николай Борисенко нашел совсем недавно

Николай БОРИСЕНКО: «Хочу узнать всю правду о своих дедах».
В активе писателя, историка-краеведа и поисковика Николая Борисенко — пятнадцать книг о родной Могилевщине. Десять из них посвящены Великой Отечественной. Военная летопись собственной семьи пока не написана, хотя рассказать и здесь есть о чем. Вторая мировая унесла жизни многих братьев его родного деда Дениса Алексеевича. Родные при этом долгое время не знали, где и как они погибли. О месте захоронения двоих двоюродных дедов совсем недавно поведали российские и немецкие архивы. Есть доля надежды, что во время очередного сезона поисковых работ под Могилевом что-то станет известно о третьем из Алексеевичей.

Реликвии сгорели на пожаре


— Я родился в Могилеве. А через три месяца после смерти отца мать переехала в Удовск Чаусского района. В тех местах были страшные бои, солдаты гибли тысячами. Практически у каждой семьи с войной были собственные счеты. В нашем доме она отождествлялась с братьями деда по маминой линии. Их было семеро, дед Денис — восьмой. Очень жаль, но сегодня я даже не знаю всех по имени. Дело в том, что уже после войны, в сороковых, во время пожара сгорели все документы и фотографии. Среди реликвий наверняка были и письма с фронта. Все это, конечно, не вернуть. Но в памяти осталось что-то из рассказов дедушки. В силу возраста не на все обратил внимание, не все запомнил. С другой стороны — разговоры о войне в начале шестидесятых были частью жизни и совсем еще свежих воспоминаний. Очень тяжелых, болезненных и совсем не праздничных.

Дениса Алексеевича в ряды действующей армии не призвали. Год его рождения — 1901-й — в первую волну мобилизации не попал. А во вторую и не смог бы: фашисты уже вошли в деревню, где он жил с семьей, в которой было пятеро маленьких детей. Но весной 1943-го сумел связаться с партизанами — тогда в чаусские леса из Смоленщины пришел особый партизанский полк «13» Героя Советского Союза Сергея Гришина. Денис Алексеевич снабжал партизан нужной информацией о дислокации немцев, иногда — продуктами. Однажды, когда он вел партизанам в лес корову, фашисты его приметили, стали стрелять. Рана оказалась серьезной, была задета кость. В итоге ногу пришлось отнять, и Борисенко-старший навсегда остался инвалидом. «Зачем он вел корову, чья она была — в деталях об этом происшествии, к сожалению, не знаю, — признался историк. — Но не помню, чтобы дед горевал, всю жизнь оставался заядлым охотником. А обращаться с оружием научился еще в Гражданскую войну, когда в Средней Азии воевал с басмачами».

За миг до победы


За помощь партизанам Денис Алексеевич поплатился ногой

Вспоминая о войне, бабушка Николая Борисенко, Александра Федоровна, всегда плакала. Горечь потерь, которые восполнить просто невозможно, не притупили ни время, ни годы. Красивые, рослые парни — только живи и радуйся! — сгинули, будто их и не было. Следы одного — Павла Алексеевича — поисковик обнаружил лишь пять лет назад. Как выяснилось, похоронен герой в немецком городе Фюрстенвальде. Младший сержант Павел Борисенко был тяжело ранен за миг до победы — 26 апреля сорок пятого. Медики боролись за его жизнь еще два дня, но — тщетно. А еще через день, 29 апреля, был подписан приказ о награждении 29-летнего наводчика батареи 117-й стрелковой дивизии медалью «За отвагу». За то, что «14.1.45 он в боях по прорыву обороны противника в районе населенного пункта Ленка, действуя с закрытой огневой позиции, подавил огневую точку противника».

Павел так и не узнал, что 28 апреля, и тоже в Германии, был смертельно ранен его родной брат Борис. К слову, Борис Борисенко — единственный из воевавших Алексеевичей, кто попал в список «Книги Памяти» Чаусского района.

Арсений — один из владимировцев?


— Если они не успели завести семью, то у Арсения в сорок первом уже были жена и сын, — уточнил Николай Сергеевич. — Известно, что он служил в органах НКВД-НКГБ Могилева и принимал участие в обороне города летом сорок первого. Не исключено, что мог погибнуть вместе с батальоном милиции, которым командовал Константин Владимиров.

О подвиге владимировцев сказано и написано немало. Они держались до последнего, малыми силами удерживая рвущиеся к железнодорожному узлу города немецкие моторизованные части. Иногда даже переходили в наступление, но вооруженный до зубов враг оказался сильнее. В память о героях на месте того сражения — у пригородной деревни Гаи — установлен монумент. К памятнику погибшим каждый год ложатся цветы и венки. Однако имена многих из них так и остались неизвестны. По предположениям поисковиков и очевидцев, места, где милиционеры сражались за свой город и свою страну, хранят немало тайн. Через несколько дней здесь начнутся поисковые работы. Вместе с 52-м отдельным спецбатальоном Министерства обороны в нем примут участие и поисковики могилевского клуба «Виккру», которым вот уже четверть века руководит Николай Борисенко. За это время из земли были подняты останки 750 красноармейцев и командиров. Имена 55 из них удалось восстановить.

Под грифом неизвестности


Еще одна возможность «вернуть» родственникам их погибших отцов, дедов, прадедов — работа в архивах. Благодаря участию волонтеров в этом большом патриотическом проекте 15 тысяч защитников Могилевской области, которые раньше считались пропавшими без вести, обрели имена и фамилии. Но неизвестных несоизмеримо больше: в начале войны солдаты и офицеры исчезали целыми подразделениями. Например, всегда считалась, что Могилев в первые дни войны обороняла лишь одна 172-я стрелковая дивизия. Но поисковикам удалось узнать, что рядом с ними сражались и бойцы   110-й стрелковой дивизии из Тулы. Позже в лесу были найдены документы, подтвердившие: существовал еще и 20-й мехкорпус — а это не меньше 15 тысяч человек.


По оценкам историка, Могилев и его ближайшие окрестности защищали свыше 50 тысяч военных. Плюс — народное ополчение. Данные о некоторых из них получилось найти в педантично составленных немцами списках военнопленных. Судьба многих все так же остается под грифом неизвестности. А иногда и под печатью «секретно». Не исключено, что засекречены были сведения и об Арсении Борисенко — как и о других сотрудниках Наркомата внутренних дел. Из воспоминаний близких Николай Сергеевич знает только факт: после объявления о нападении гитлеровских войск он ушел на службу и не вернулся. Так получилось, что родственные связи с его детьми были утрачены. Но недавно историк этот пробел устранил: нашел в Черикове внука Арсения Алексеевича — Сергея. Увы, о судьбе своего дедушки он тоже не знает ничего.

Вопросов больше, чем ответов


Николаю Борисенко хотелось бы узнать хоть что-нибудь и о четвертом брате Дениса Алексеевича — Дмитрии. А может быть, найти — хоть крупицу! — информации и об оставшихся Алексеевичах, вместо имен которых пока вопросительный знак. То, что надежда эта призрачная, поиски — бессрочные, работа — кропотливая, поисковик знает точно. Но веры и упорства ему не занимать.

А каково им было там, на войне? Многие ведь стали в ружье, даже не зная, как с ним обращаться. Всему учились уже на фронте. Гибли совсем еще безусыми юнцами, потому остановить или даже замедлить поисковые работы, уверен Борисенко, было бы предательством по отношению к ним. И не скрывает: в том, что поисковая работа стала частью его жизни, есть немало личного. Отголоски войны всегда были где-то рядом: и в разорвавшихся в руках мальчишек из соседнего села гранатах, и в обязательном пионерском марше к братской могиле. Как и многих других любопытных ребят, в детстве тянуло к книгам о войне и подвигах. Правда, печатные строки и реальные судьбы земляков, вернувшихся с фронта инвалидами или не пришедших вовсе, в единую картину соединились позже.

Бойцы «Виккру» солдатские медальоны находят на Могилевщине до сих пор.

Позже пришло и понимание: Великую Отечественную осмысливать придется еще очень долго. Общая боль, быть может, слегка и поутихла, но не за давностью времени, а потому, что уходят те, кто ее испытал, утратив родных, став свидетелем всех ужасов войны.

— Однако эту страницу перелистнуть никак не получается. Хотя от Великой Победы нас отделяет семьдесят с лишним лет, остаются люди, которые продолжают ждать своих любимых, знакомых, близких и родных с войны. А это значит, что точка не поставлена, — говорит Николай Борисенко.

Свои книги о войне он, кстати, также регулярно редактирует, дополняя сведения все новыми фактами, полученными на практической основе — в «поле», архивах, от очевидцев и участников боев. То, что стало известно о трех из Алексеевичей, тоже достойно авторских строк. Но чистые страницы все еще остаются.

Svet.markova@gmail.com

Фото автора и из архива Николая Борисенко

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?