Только мы вдвоем

Кто и почему сознательно выбирает бездетное существование

Еще какие-то три десятка лет назад семейные пары, не сумевшие обзавестись ребенком, назывались просто бездетными. Априори им принято было сочувствовать: продолжение рода тогда еще повсеместно считалось главнейшей целью брака. Сегодня ситуация изменилась в корне: в США и Западной Европе все больше женщин репродуктивного возраста откладывают вопрос родов “на потом”, чтобы в итоге пополнить ряды чайлдфри, осознанно выбравших жизнь без потомства. Хоть и не в таком глобальном масштабе, но движение бездетных докатилось и до наших широт: в сети один за другим создаются тематические форумы, посвященные спорной идее гедонизма.



В  свои 44 года Арина руководит крупной частной компанией, зарабатывает приличные деньги и старается ни в чем себе не отказывать: отпуск на море минимум дважды в году, фитнес, спа, коктейльные вечеринки с подругами, самообразование, психологические тренинги. Ее жизнь насыщена различными событиями и мужчинами: после развода, состоявшегося двадцать лет назад, Арина больше не выходила замуж, предпочитая заводить с представителями противоположного пола легкие необременительные отношения. А примерно в тридцать поняла: ей совершенно не хочется становиться матерью. Это, к слову, был удар для ее родителей.

— Я росла в многодетной семье, очень правильной и дружной. Знаете, из тех, где считалось, что жить нужно не для себя, а для ребенка, — рассказывает Арина. — Когда я родилась, у матери с отцом уже было четверо сыночков и тут появилась лапочка-дочка. Счастью не было предела. Меня обожали все — бабушки, дедушки, братья, родители. Но на пятом ребенке мама с папой решили не останавливаться, доведя общее количество до восьми. Уже в пять лет я умела приготовить завтрак, поменять пеленки малышке, покормить ее из бутылочки. Не успела пойти в первый класс — как пришлось нянчить уже двух сестричек, еще через год — трех. Я постоянно была окружена детьми. Когда подросли малые — женился старший брат, у него родилась двойня. И первые три года они жили с нами в одной пятикомнатной квартире. Затем женились второй и третий брат, у них тоже родились сыновья. По выходным в гостях у родителей — настоящий детский сад. Я очень люблю братьев, сестер, их ребят, но уже в 15 лет поняла, что хочу совсем иной жизни, чем была у моей мамы. Хочу получить хорошую профессию, увидеть мир, пожить для себя. Если честно, и в 25, и в 35 я думала, что одного малыша обязательно рожу. Но судьба так стремительно закрутила меня в водоворот каких-то слишком далеких от репродуктивных проблем событий, что я пришла к выводу: ребенок — далеко не обязательный пункт жизненной программы. И вместо того, чтобы становиться средней паршивости матерью, у которой вечно нет времени на детей, я лучше буду отличной тетей и бабушкой своим внучатым племянникам. Возможно, иногда, по вечерам, перед отходом ко сну, когда всех нас посещают какие-то философские мысли о тщетности бытия, я и жалею о своем выборе. Но все меняется со звонком будильника по утрам.

Совсем иные причины выбора жизни без детей у пары Вероники и Сергея:

— Лечились от бесплодия 15 лет. Да, вы не ослышались. Столько всего пройдено было за это время — страшно вспоминать. Когда в 40 лет поняли, что наш последний шанс — ЭКО, всерьез задумались, надо ли нам это. Сначала кредит на оплату процедуры, затем, возможно, понадобится еще одна. А скорее всего — будет и третья попытка, с нашим-то везением. Между попытками — месяцы восстановления организма. Рожать в 42—43, чтобы потом в 50 лет бегать на родительские собрания, а в 60 сидеть на выпускном сына или дочери? Ребенок — студент, которому нужно помогать, а у тебя уже пенсия на носу? Все надо делать вовремя. Если не получилось в 30, может, не стоит и пытаться? Никогда никому не навязывали свою точку зрения, но больше не рассчитываем услышать в свой адрес слова “мама и папа”. Лет пять назад подумывали об усыновлении, но, искренне побеседовав с психологом, поняли, что не смогли бы полюбить чужого ребенка. Да и привыкли уже жить вдвоем. Все постепенно наладилось, нет больше драмы. Не всем дано познать счастье материнства и отцовства, но это не значит, что у бездетных жизнь заканчивается.



Алеся прожила в браке 21 год, полагая, что ее муж так же, как и она, не хочет заводить детей:

— У меня были очень сложные отношения с родителями, с матерью я не разговариваю уже много лет, с отцом помирилась незадолго до его смерти. О детстве предпочитаю не вспоминать — просто потому, что ничего хорошего в нем не было. Кроме, может быть, школьных друзей. Когда мне было 19, я мечтала сделать стерилизацию, до такой степени не хотела, боялась забеременеть. Меня просто мутило при мысли, что у меня с моей будущей дочерью могут быть такие же отношения, как с собственной матерью. При этом к чужим детям я отношусь нормально, у меня трое крестников, я уважаю многодетных родителей. Но себя в этой роли вообще не представляю. Мне долгие годы казалось, что мой супруг Антон разделяет мои взгляды: сам он детдомовский, никогда не знал, что такое нормальная семья. Мы строили свою жизнь только для нас двоих, но, когда мужу было за 45, он завел себе любовницу, которая родила ему сына. Сейчас Антон живет на две семьи.

И, оказывается, его неприятие детей было целиком напускным: в своем ребенке он души не чает, хотя с его матерью отношения не сложились.

Еще одна подписчица чайлдфри-паблика, 24-летняя Алена, не стесняется заявлять на форумах о своей ненависти к деторождению. Девушка “повернута” на теме ухода за собой и жестоко высмеивает молодых мам, обзывая женщин с неидеальными фигурами. Ей вторит “серпентарий” единомышленниц — как правило, совсем молодых девушек, отрицающих репродуктивную функцию, но при этом мечтающих о состоятельном муже, разделяющем их взгляды на жизнь.

Причины, по которым люди сегодня сознательно отказываются от потомства, слишком разные. И далеко не каждого из тех, кто выбрал жизнь без детей, нужно обвинять в эгоизме,  считает заведующая психологической лабораторией УЗ “Городской клинический психиатрический диспансер” Минска, главный внештатный психолог Минздрава Татьяна Ушакевич:



— История Вероники и Сергея – это, скорее, история смирения перед жизненными обстоятельствами, а отнюдь не осознанного решения двух взрослых людей. Что касается Арины, в ее случае речь идет о боязни неудачной попытки изменить свою жизнь. Гораздо больше под современную трактовку чайлдфри подходит позиция Алены. Бездетность как движение начала развиваться в 1970-х годах и сегодня во многих западных странах превратилась в серьезную демографическую проблему современного общества, — говорит специалист. — Первыми чайлдфри часто становились граждане с высоким уровнем дохода и образования, атеисты. Сейчас в тренде и другие убеждения. Что любопытно — как правило, у мужчин и женщин они разнятся. Например, у большинства чайлдфри среди представительниц прекрасного пола — высокий уровень образования и дохода. А вот мужчины, не желающие обзаводиться наследниками, наоборот, зарабатывают мало. Объясняя свой выбор, женщины сетуют на то, что ребенку необходимо уделять слишком много времени, это автоматически означает “выбывание” из профессии, которой они дорожат. В то время как мужчины апеллируют к финансовой составляющей: если я не в состоянии обеспечить детям безбедное существование, лучше вообще не буду их заводить. Еще пример: сейчас много говорится о том, что институт брака разрушается, и в этом действительно есть доля правды. Сыграть пышную свадьбу уже давно не означает связать себя с другим человеком на всю жизнь. Развестись стало не просто легко — это уже социально приемлемый факт, не вызывающий осуждения. В результате многие женщины просто не чувствуют стабильности и защищенности, а в такой ситуации вопрос деторождения отходит на десятый план. Есть еще одна категория “сознательно бездетных” — это люди, недовольные несовершенством окружающего мира, в котором ребенку будет непросто выжить. Некоторые специалисты находят прямую связь между детскими психологическими травмами и приверженностью идеологии чайлдфри. По их мнению, подобным образом люди пытаются отгородиться от мира детства, который когда-то принес им страдания.

Гораздо сложнее обстоят дела с теми, кто относит себя к чайлдфри, являясь, по сути, чайлдхейт (от английского hate — “ненавидеть”). Это понятие породил интернет, объединив в одну группу тех, кто не выносит детей и все, что с ними связано, — слезы, шумное поведение, грудное вскармливание и сам уход за ребенком. Чаще всего подобные крайности характерны для эмоционально незрелых личностей. Их ненависть к детям — всего лишь попытка противопоставить себя традиционным канонам общества. Как правило, чайлдхейт рано или поздно “перерастают” свой подростковый максимализм и в дальнейшем если не обзаводятся малышами, то хотя бы терпимо к ним относятся. Если же речь идет о чайлдхейтинге в зрелом возрасте, это уже говорит о серьезных психологических (нередко и психических) проблемах человека.

— Каждый имеет право самостоятельного выбора своего жизненного пути, но все же хочется отметить важный факт: в консервативных обществах, где сильны традиционные ценности, чайлдфри вряд ли найдут много сторонников, а наша страна относится как раз к такому обществу, — говорит Татьяна Ушакевич. — На разном этапе развития человечества возникали и будут возникать различные субкультуры, противопоставляющие себя большинству. Это нормальный процесс. Другое дело, что наличие движения бездетности в социуме — повод задуматься о семейной политике в целом: почему находятся люди, которые считают, что жить без детей — удобнее и безопаснее? И действительно ли они искренни в своих словах?

КСТАТИ

В СССР был период, когда те, кто сознательно не спешил обзаводиться потомством, вынуждены были платить специальный налог на бездетность в размере 6% от зарплаты. Причем этот закон распространялся не только на семейные пары, но и на холостых мужчин в возрасте от 20 до 50. Оправданием для бездетности могло быть только бесплодие или невозможность родить по медицинским показаниям.

В ТЕМУ

Количество женщин, откладывающих рождение ребенка “на потом”, а то и вовсе не желающих становиться матерями, растет во всем мире. Согласно статистике бюро переписи населения США в 2014 году, 47,6 % американок в возрасте от 15 до 44 лет сказали, что у них никогда не было детей. Правда, этот опрос не учитывает важный фактор — само желание стать родителем: сюда попадают и те, кто хотел бы детей, но лишен этой возможности. Правительство Японии также озаботилось стремительным старением населения и отрицательным показателем воспроизводства: генеральный секретарь японской правящей Либерально-демократической партии Тосихиро Никай осудил бездетных граждан за эгоизм и призвал женщин рожать больше детей на благо страны.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...