Только факты и ничего личного

Марат Марков вернулся в эфир ОНТ с любимым жанром телеинтервью

«Считается хорошим тоном пригласить женщину на первое свидание в театр», — так Марат Марков начал беседу с первой гостьей своей новой еженедельной программы «Марков. Ничего личного». Вчерашняя премьера на ОНТ не прошла незамеченной — даже убежденного серфера по телеканалам антураж проекта заставил притормозить, задержаться, вслушаться. На что и было рассчитано, не скрывает автор. Театральная сцена вместо привычной телестудии, продуманный свет, камера, следящая за собеседниками с разных ракурсов. Возможность заглянуть в глаза гостю, почувствовать себя причастным к разговору — картинка цепляет, акценты расставлял профессионал. В эфир председатель правления ЗАО «Второй национальный телеканал» вернулся с любимым жанром телеинтервью, но это не прежний проект в новых декорациях. Хотя первой собеседницей Маркова, как и в случае со стартом его программы «Крупным планом», выходившей когда–то на телеканале «Беларусь 1», стала Наталья Кочанова.



— С Главой Администрации Президента всегда найдется актуальный повод для разговора, и не один. И все–таки позвольте спросить, Марат Сергеевич: были другие кандидаты для вашего первого интервью в эфире ОНТ?

— Возможно, в этом есть некий личный суеверный фактор, но та, уже давняя наша встреча, когда Наталья Ивановна была еще в статусе вице–премьера, стала очень хорошим началом для проекта «Крупным планом». Хотя, конечно же, в первую очередь она прекрасный собеседник, заведомо гарантирующий живой, содержательный разговор.

— Который теперь вы ведете на любые темы, кроме личных — насколько об этом можно судить из вчерашней передачи и, собственно, из названия вашего нового проекта.

— О личной жизни и пристрастиях мы много говорили с гостями моей прошлой программы. Благодаря интернету о каждом из них можно немало узнать даже без телевидения. Но в стране достаточно других тем, которые интересны и для широкого зрителя, и для более узкой профессиональной аудитории. Хотелось бы, чтобы на канале был формат, позволяющий объективно взглянуть на ту или иную проблему, не пропуская через призму субъективизма — как своего, так и визави.

— А что означают кресла пустого зрительного зала, которые время от времени камера выхватывает из полумрака? Намек на то, что ваша аудитория больше публики, которая могла бы оказаться на этих местах?

— Не только. Это как на телевидении. Зритель есть, но ты его не видишь. Главное отличие телевидения от театра в том, что актер на сцене чувствует, видит настоящие эмоции в зале. Статисты, которых приглашают на телепроекты, остаются статистами. В действительности во время эфира ты не знаешь, в какой момент зритель переключается на другой канал, смартфон или решение каких–то бытовых вопросов. У нас пока нет возможности в режиме реального времени наблюдать реакцию своей аудитории. Но есть желание эту реакцию, любую, вызвать, зацепить зрителя. И есть четкое понимание, что телевидение — это прежде всего картинка, первое, что отметит абсолютное большинство зрителей, принимая решение с пультом в руках. Сейчас на ОНТ идет масштабная модернизация всего телевизионного процесса, со вчерашнего дня канал перешел на формат высокой четкости. И в ролике, анонсирующем выход программы «Ничего личного», есть намек, что съемками в театральном зале мы не ограничимся. В том числе потому, что гостями могут быть люди из самых разных стран, не всем удобно приезжать в студию. Ну и, конечно, в записи передачи будут идти не всегда — впереди у нас много интересных событий и горячих тем, требующих немедленного обсуждения.

— В конце 1990–х на российском телевидении существовало популярное ток–шоу с таким же названием, нередко выходившее за пределы заявленного эфирного времени. Формат вашей программы — 26 минут. Полагаете, их вам будет достаточно?

— Скажу сразу, что на другие  проекты мы не ориентировались, более того, никто из нашей творческой команды даже не вспомнил, что такое название уже где–то использовалось. Было много вариантов, как назвать программу, победил, по общему мнению, самый точный и объективный. А что касается времени — это стандартный телевизионный формат. Хотя, буду откровенен, иногда хватает и 15 минут, чтобы раскрыть тему, а порой и часа недостаточно. И если возникнет необходимость, как руководитель канала я могу воспользоваться своим правом увеличить или уменьшить эти минуты.

— А обратная связь?

— Конечно, предполагается. Поскольку мы очень плотно работаем в интернете, программа будет регулярно выкладываться в соцсетях, на YouTube (где, к слову, у нас более 140 тысяч подписчиков). Запущено мобильное приложение — на платформе Android оно уже используется, для iOS пока в стадии апробации.

— Развивать сотрудничество с блогерами ОНТ также планирует?

— Пожалуй, это уже необходимость. Есть концепция развития нашей работы в сети, где сегодня сидит значительная часть нашей аудитории. Не буду скрывать, для поддержания наших ресурсов в интернете, особенно в соцсетях, мы начали приглашать специалистов в этой сфере из числа очень молодых людей. Мозги у них тут работают куда креативнее, это объективно, когда новое поколение рождается фактически с мобильным телефоном в руках.

— Раз уж зашел разговор о молодежи — ходят разговоры, что ОНТ скоро откроет собственную школу для подготовки специалистов телевидения.

— Проект такой школы практически готов, проработан технически, организационно. Есть и помещение — в здании, где сегодня снимается программа «Наша жизнь». Завершим модернизацию телеканала и следующим шагом займемся своей школой. В планах готовить не только телеведущих, но и собственных видеоинженеров, телеоператоров, ну и, конечно, специалистов по работе в интернете. Многие потребности канала опережают время и, к сожалению, не перекрываются существующими учебными заведениями.

— И всегда будут люди, которые опоздали поступить на тот же журфак вовремя. Кстати, в предыдущем интервью нашей газете вы обещали, что будете брать к себе студентов факультета журналистики прямо с первого курса.

— Я выполнил свое обещание. Из 300 студентов мы выбрали пятерых, вот уже полтора года они совмещают учебу с эфирами ОНТ, некоторые теперь и в штате. На мой взгляд, нет ничего лучше, как постигать азы профессии на практике. Чтобы уже с дипломом не обнаружить своего несовпадения с реальным положением дел. Я не пытаюсь в чем–либо упрекнуть журфак, мне самому знакома такая ситуация. Окончив, пожалуй, один из лучших вузов Советского Союза — Минское высшее инженерное зенитно–ракетное училище, я лишь на практике понял, что это не мое. Тогда я даже не предполагал, что когда–либо окажусь на телевидении, это теперь могу смотреть на прежние годы как на подготовительный этап к своей нынешней работе. Впрочем, если журналист — хороший специалист еще в какой–либо области, это всегда повышает его шансы на профессиональный успех.

— Даже люди, родившиеся с мобильным телефоном в руках, предпочитают проверенные источники, когда ищут объективную информацию. Расскажите про ваш корпункт в Брюсселе.

— Подготовительная работа заняла год — европейская бюрократия превзошла все ожидания. Но нам удалось довести этот проект до логического завершения. Иначе было нельзя. Работать на основании информационных документов, которые предоставляются по обмену, — это одно. И совершенно другое дело, когда появляется возможность самостоятельно выбирать темы, есть эффект присутствия на месте. Руслан Поддубский, наш человек в Брюсселе, прежде руководил дирекцией информационного вещания ОНТ. Работает очень грамотно и увлеченно, если нужно, без стеснения задает неудобные вопросы, оперативно и объективно доносит информацию до нашей большой аудитории. И разрушает стереотипы, возникшие в отношении нашей страны за долгие годы. Журналист — это ведь не просто человек с микрофоном.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
1
Загрузка...
Новости