Точные координаты атомного сердца

На БелАЭС готовятся к проведению испытаний систем безопасности первого энергоблока

БелАЭС – главная стройка страны. Ее первый реактор выдаст киловатт-часы энергии уже в следующем году. Но ряд знаковых событий, связанных с успешной работой объекта, запланирован на год нынешний. В частности, речь идет о масштабной проверке всех систем безопасности первого энергоблока. О том, как наши атомщики готовятся осуществить этот проект и на чем они сконцентрируют свое внимание, «Рэспубліке» рассказал начальник реакторного цеха БелАЭС Александр Канюка.

фото юрия мозолевского.

Быстро, но без ущерба качеству

— Александр Иванович, мы много слышали о безопасности белорусской станции. Когда мы сможем в этом убедиться воочию?


Александр КАНЮКА.
— Сейчас мы завершаем важный этап в нашей работе — монтаж вспомогательных и систем безопасности. После этого подадим напряжение на собственные нужды и затем начнем наладку систем технического водоснабжения и химводоочистки. И только после их ввода, в августе этого года, планируем начать сами испытания систем безопасности, или пролив каналов систем безопасности на открытый реактор. Этот этап будет завершающим перед следующим, не менее важным — началом сборки корпуса реактора для проведения гидравлических испытаний и циркуляционной промывки оборудования первого контура.

Чтобы не отстать от графика строительства, мы, технологи, решаем, как лучше, быстрее и эффективнее выполнить тот или иной объем работ для соблюдения запланированных сроков. Особо подчеркну: без ущерба качеству. Например, это коснулось работ по подготовке каналов систем безопасности к промывке. Генподрядчик закупил переносную водоподготовительную установку. С ее помощью мы уже можем нарабатывать промывочную воду требуемого качества.

— То есть вы в графике?

— В части промывки, как я уже сказал, кое-что сделано. С учетом предусмотренных дополнительных мероприятий уверен, что эти работы будут завершены в срок и, может быть, с некоторым опережением. Наверное, иногда со стороны кажется, что стройка и наладка идут слишком медленно. Ведь тот же корпус реактора устанавливали год назад. А на самом деле проделан огромный объем работ. Ведь после установки нужно было «обвязать» корпус реактора парогенераторами, главным циркуляционным насосным агрегатом, главным циркуляционным трубопроводом. А диаметры этих элементов очень большие. Мы эту работу успешно завершили. Этого удалось достичь, поскольку приехала очень опытная команда монтажников-сварщиков, только что прибывших из командировки на Нововоронежскую АЭС. Более того, была разработана специальная методика для проведения таких работ. Поэтому на ваш вопрос отвечу так: да, мы в графике.

Коллективом горжусь

— Сделано немало, чтобы слово «БелАЭС» стало синонимом слова «качество». В связи с этим вспоминается прошлогодняя ситуация с заменой корпуса реактора. Это было сделано действительно для комфорта общественного мнения?

— Инцидент произошел по вине монтажной организации, которая нарушила технологию выполнения работы по перемещению грузов кранами. В результате сторонами было принято решение о замене корпуса реактора, и генподрядчик произвел ее. Вообще, на любом этапе строительства контроль за качеством работ особенно важен. Поэтому в реакторном цехе назначены кураторы по каждому строительному направлению. И монтажники зачастую приходят советоваться к нам.

Тренировки на БелАЭС на предмет готовности к аварийному реагированию МЧС будет проводить постоянно.
Фото Сергея ЛОЗЮКА

— Можно ли говорить, что коллектив цеха сформирован?

— Хочу даже констатировать: костяк коллектива — это эксперты с опытом работы на АЭС или тепловых станциях. Те, кто будет стоять непосредственно у руля атомного реактора. Они приглашены из Украины и России. Основной упор сделан на тех, кто пришел к нам с действующих тепловых станций. Эти ребята прошли все этапы переподготовки: сначала в Обнинске получили квалификацию физиков-ядерщиков, затем прошли стажировки на действующих станциях, продолжают обучение на тренажерах БелАЭС. Теперь они в качестве ведущих инженеров могут управлять реактором. В перспективе это начальники смен реакторного цеха.

Я сам все эти ступеньки проходил. С 1995 года в атомной энергетике. Пришел на Хмельницкую АЭС, после этого был приглашен на строительство Тяньваньской в Китай, затем — на Куданкуламскую в Индию.

— То есть с проектом, аналогичным БелАЭС, уже работали? Было сложно?

— БелАЭС — это усовершенствованный проект Тяньваня и Куданкулам. Поэтому работать будет просто – со спе­цификой я знаком. В Китае и Индии мы уже производили наладочные и пусковые работы. Так что проект для меня как на ладони. Есть небольшие нюансы, но они технологически доступные.

Завоз топлива только полдела

— Александр Иванович, свежее топливо приедет в ноябре этого года. Как будет проходить пробный запуск?

— Завоз топлива только полдела. Изначально оно будет храниться в здании хранения свежего топлива, пока не пройдут комплексные испытания всей системы и готовности персонала. И только после этого и составления всех отчетов, получения одобрения Госатомнадзора топливо отправится в реактор. По графику это случится только в марте следующего года. А на июнь 2019-го запланировано включение в сеть. К тому моменту станция выйдет на 30—40 процентов мощностей – это обычная практика. Наращивание будет постепенным. На полную мощность выйдем к концу следующего года.

Испытания систем безопасности первого блока начнутся в августе.
Фото Сергея СЕВКО.


— В здании реактора будет находиться еще один важный объект – по хранению отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), которое впоследствии отправится на переработку. Как часто будет производиться замена топлива?

— В стоимость проекта входят первая и вторая загрузка топлива. Действительно, ОЯТ еще стратегическое сырье и в соответствии с межправительственным соглашением по сооружению БелАЭС может быть отправлено на переработку на специальное предприятие в Россию. Частичную перегрузку топлива на
реакторе — замену 42 из всех 163 кассет — будут производить ежегодно. В здании реактора есть бассейн выдержки отходов, куда отработавшее топливо будет поступать на хранение до 10 лет. Места достаточно, с учетом стратегического резерва – еще для всех 163 кассет реактора. Таковы международные требования.

— Стратегия обращения с ОЯТ еще дорабатывается, принимается решение, что делать в будущем с остатками после переработки топлива. Платить за их размещение за рубежом или захоранивать у нас. Какова международная практика?

— Действительно, есть несколько путей решения проблемы. Государства либо платят за захоронение таких отходов на территории других государств, либо строят собственные хранилища. Каждое государство просчитывает экономическую целесообразность такого решения. Например, в США, Испании такие отходы захоранивают. Тем не менее, если рассматривать вариант захоронения, нужно понимать: современные технологии эксплуатации АЭС и обращения с радиационными отходами позволяют сократить их до минимума, то есть после переработки объемы радиоактивных отходов уменьшаются в десятки раз.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости