Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Как идет работа по формированию Национальной стратегии устойчивого развития до 2035 года

Точки нашего роста

За годы независимости наша экономика научилась стабильно удерживаться на плаву даже в моменты мировых экономических волнений.  Сейчас идет работа по формированию Национальной стратегии устойчивого развития: она должна обозначить ориентиры и векторы движения нашей экономики до 2035 года. Заглянуть на полтора десятилетия вперед мы попытались с депутатом Палаты представителей Национального собрания, первым заместителем проректора Академии управления при Президенте Валерием Бороденей.

allangroup.ca

Китайский вариант  


— Я недавно вернулся из Китая. Несомненно, достижения страны поражают. Они смогли сделать технологический прорыв. Страну прорезают скоростные железнодорожные магистрали: Китай можно пересечь на локомотиве за 7—8 часов — быстрее, чем на самолете. Отличные дороги. Корпорация Huawei, несмотря на запрет поставок своей продукции в ряд стран, позиционирует себя как лидера в мировой индустрии коммуникационного оборудования. Словом, наглядно видно: будущее экономики лежит в области высокотехнологичных секторов. И Китай — тому подтверждение.


— К сожалению, опыт нашего партнера мы можем только изучить, но не скопировать. Все-таки наши страны кардинально отличаются по размерам, количеству населения, доступным ресурсам…

— Несомненно. Но хотим мы или нет, глобализация развивается. Безусловно, небольшие страны не могут использовать стратегии центров мировой экономики. Но совершенно логично следить за их развитием, прогнозировать тенденции, чтобы не выпасть из международных трендов.  Все риски и вызовы справедливы как для больших, так и для средних стран.

Например, уже сейчас очевидно: планета входит в полосу дефицита трудовых ресурсов. И к 2035 году конкуренция за человеческий капитал только усилится. Наша экономика открытая, соседи достаточно развитые. Поэтому за квалифицированных работников придется побороться с Польшей, Россией, Прибалтикой. В каких-то сегментах и с Украиной. Поэтому развитие социальной системы государства, качество жизни в стране становятся одним из факторов экономического роста, важнейшей составляющей по привлечению эффективных работников.

Если говорить не просто о квалифицированных, а о талантливых людях — ученых, экспертах, предпринимателях, менеджерах, то за них все жестче разворачивается конкуренция на глобальном уровне. Например, интеллектуальный потенциал становится все более экстерриториальным: мир опутан информационными сетями, поэтому можно заниматься той же экономической аналитикой в любой точке планеты, а работать на компанию, штаб-квартира которой расположена на другой стороне земного шара.

И это характерно не только для сферы высоких технологий. Многие направления деятельности становятся глобальными участниками рынка независимо от своей прописки. Динамичные компании уже встраиваются в цепочки международного разделения труда. Например, некоторые наши дизайнеры работают на ведущих западных производителей. А некоторые предприятия белорусской легкой промышленности заказывают разработку коллекций у специалистов в Лондоне.

Ниши для прибыли


— Тем более нашей экономике необходимо нащупать свою специализацию. Какие же отрасли станут ключевыми в долгосрочном периоде?

— До 2035 года должны давать отдачу наши модернизированные флагманы: деревообработка, отрасль производства строительных материалов. На новый уровень может выйти туризм — потенциал есть. Большие перспективы у Парка высоких технологий: постепенно компании из IT-сектора перебрасывают мостик в реальный сектор, начинают внедрять новые технологии на внутреннем рынке.

— Но за исключением IT мы говорим о зрелых отраслях, у которых жизненный цикл продукции уже на исходе, производственных мощностей в мире избыток. Более того, в их модернизации использовались заграничные и технологии, и оборудование. Несомненно, они важны для экономики: цемент — это принципиально стратегический продукт, деревообработка позволяет повысить эффективность использования лесных ресурсов. Но смогут ли они стать драйвером стратегического роста?

— Необходимо реально проанализировать различные отрасли и оценить, насколько мы можем стать лидерами в долгосрочном периоде. Учитывая не только возможности, но и риски — сырьевые, технологические, научного сопровождения, сбыта и многие другие. Наверное, уже не стоит опираться на чистое промышленное производство. Все-таки сегодня ведущие мировые экономики развиваются за счет услуг. И прежде всего технологичных, с глубоким научным базисом.

 Хотя старые отрасли тоже не стоит списывать со счетов, нужно откорректировать их стратегическое развитие.

Например, у нас развито машиностроение. Отрасль в ближайшем будущем сможет полностью изменить свое лицо. Развивается электротранспорт. В том же Китае все такси уже на электротяге, а все производители и импортеры автомобилей должны иметь в своем модельном ряду электрокары. Постепенно растет сегмент автомобилей и техники с гибридными силовыми установками, газопоршневыми двигателями. Словом, происходит передел рынка.

 В новых нишах есть шанс занять более сильные позиции и нашим производителям. Например, в мире известна наша нефтепереработка и нефтехимия. Да, с одной стороны, у нас нет собственной сырьевой базы. С другой — продукция белорусских НПЗ и нефтехимических заводов может стать основой для более глубоких технологических заделов. Очевидно, что нашим производителям целесообразно ориентироваться на нишевые продукты, а не валовые показатели, когда эффективность достигается за счет масштабов производства. Словом, представляется логичным делать ставку на сектор услуг и высокотехнологичные направления с минимальной ресурсо- и капиталоемкостью.

— Тем не менее в той же Швейцарии на долю финансового сектора приходится около 10 процентов ВВП, а на производство электрооборудования и металлургию — около 18. Значит, промышленная индустрия не так уж и безнадежна? Кроме того, именно производство становится тем деревом, на котором вьют гнезда многочисленные сервисные компании: маркетинговые, исследовательские, инжиниринговые, образовательные и так далее…

— Безусловно, не надо исключать промышленность из стратегических расчетов. Но она должна ориентироваться не на большие обороты и глобальные рынки — по большинству видов массовой продукции мы все равно не сможем занять лидирующие позиции на глобальных рынках. Значит, всегда будем подвергаться рискам догоняющих компаний. Необходимо ориентироваться на узкие ниши, кластеры и добиваться максимальной отдачи. Например, у нас весьма развито сельское хозяйство. Но максимально выжимать добавленную стоимость из земли и традиционной продукции мы еще не научились.

 Вспомнилась деловая поездка в Швейцарию, экскурсия на завод, который является относительно небольшим предприятием, но специализируется на переработке сыворотки, она является отходом, причем весьма биологически активным и экологически вредным, при производстве масла. Они сыворотку собирают по всей Европе и перерабатывают в белковые кормовые добавки для животноводства. И в этом узком сегменте являются одними из мировых лидеров. Если не по объемам белковых добавок, то по их свойствам и себестоимости. Это семейное предприятие, собственник сам разработал технологию, следил за строительством, знает на предприятии каждый винтик.

У нас в сельском хозяйстве тоже начинают появляться производители с нетрадиционными подходами. И они приносят хорошую прибыль. Та же Швейцария приобретает у нас семена хвойных пород. Этим направлением давно занимаются наши лесхозы, поэтому они конкурентоспособны и на мировом рынке. На моей родине, в Дрогичинском районе, никто картошку на приусадебных участках уже не выращивает, многие занялись малиной. И если в прошлые годы жаловались на сбыт, то в этом году уже появились и приемочные компании, и сбытовые, и по шоковой заморозке. Поставляют свою продукцию в Санкт-Петербург, Новосибирск и другие города. Люди самоорганизовались и сформировали конкурентный кластер. Еще пример — большие запасы пресной воды.  Учитывая сложности с экологией в развитых странах, экспортный потенциал здесь очень высок. Подобные рыночные ниши нужно искать по всем отраслям...

Проверка практикой


— Сложно не согласиться. Но в глобальной экономике важно понимать, какое место занимаешь в цепочке создания и распределения добавленной стоимости.  Ведь иногда получается так, что центр прибыли формируется за рубежом, зато нам достаются все риски. Поэтому и необходимы некие стратегические разработки — не для какого-то регулирования, а с целью прогнозирования, создания и развития смежных отраслей. Скажем, по производству того же оборудования по заморозке, переработке разной сельхозпродукции, развитию технологий, собственной семенной базы и так далее. Кластер есть, вроде бы он даже перспективный. Но фермер, к сожалению, пока больше живет сегодняшним днем, ориентируется на моду, спрос. Да и нет у него возможностей разрабатывать далеко идущие стратегии. А кто должен взять на себя эту функцию?

— Полагаю, отраслевые стратегии должны разрабатываться практиками, людьми, которые глубоко погружены в производство, досконально его знают. Где-то в тиши кабинетов жизнеспособной идее тяжело родиться. А все отраслевые стратегии необходимо обсуждать максимально публично, чтобы у них была поддержка и в смежных отраслях.

Есть резерв для развития и в сокращении органов госуправления. Если отраслевое ведомство не способно по каким-то причинам сформулировать стратегию на 10—20 лет, то в чем его экономическая сущность? Не логично ли передать функции организациям, которые могут с этой задачей справиться? Необходимо создавать и более качественно информационное обеспечение экономических процессов, дискуссионные площадки, позволяющие учитывать разные мнения и формировать выверенную позицию по самым сложным экономическим вопросам.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...