То ли еще будет

Завтра в Вашингтоне встретятся Дональд Трамп и Ангела Меркель

Сегодня в Вашингтоне произойдет давно ожидаемое событие: личная встреча президента США Дональда Трампа и канцлера Германии Ангелы Меркель. Эксперты предрекают напряжение, натянутые улыбки и неискренние рукопожатия. Никого этим, впрочем, в наше время не удивишь: неискренние рукопожатия и натянутые улыбки не только между политиками превратились в почти норму, а напряжение — второе имя международных отношений.

Фото commons.wikimedia.org

Понятно, что и Трамп, и Меркель постараются забыть все те резкие высказывания, которые позволяли себе в адрес друг друга в процессе предвыборной борьбы в США (в Германии предвыборная гонка только набирает обороты), и вспоминать только то, что Трамп назвал Меркель «очень уважаемым политиком». А вот то, что в этом контексте он упомянул ее имя вместе с именем Президента России Владимира Путина, тоже постараются забыть. Хотя самого Путина (и Россию вместе с ним, конечно) забыть вряд ли удастся: о них будут говорить и вырабатывать общие подходы. У Ангелы Меркель в этом смысле перед Дональдом Трампом преимущество: она с Путиным общается давно, но в последние несколько лет не слишком продуктивно. Трампу первая встреча еще только предстоит. Правда, что от его позитивного настроя сохранится к лету (а встреча в многостороннем формате может произойти на саммите G20 в Гамбурге), неизвестно: американский истеблишмент и особенно американские СМИ настроены к России вообще и Президенту Путину лично крайне негативно. И Трамп этих настроений не может не учитывать. Так что Россию, Украину и бюджет Германии на оборону обсуждать будут.

Трамп требует, чтобы союзники по НАТО начали наконец–то выполнять свои обязательства: тратить 2% ВВП на оборону. Лишь только пять стран это делают, причем одна из них — Греция, за что на Мюнхенской конференции по безопасности ее критиковал министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. Теперь США критикуют саму Германию, которая на нужды обороны тратит всего 1,2% своего немалого ВВП. Больше — может, но пока не видит необходимости, ссылаясь на другие, сопряженные с защитой своей безопасности расходы: программы в Африке и прием беженцев. К тому же, как мы помним, в Германии выборный год, так что если и увеличивать расходы, то, скорее, на социальные программы (причем не для беженцев), а не на оборону. Хотя варианты, конечно, возможны.

Варианты касаются изменения баланса в двусторонней американо–германской торговле. Баланс пока складывается сильно не в пользу США, имеющих торговый дефицит в 65 млрд долларов. Даже для Штатов это много. Дональд Трамп обвиняет Германию в манипулировании евро: мол, у немецкой марки курс был выше, а слабый евро стимулирует германский экспорт. Ангела Меркель и ее министры отбиваются, ссылаясь на то, что курс единой валюты устанавливает не Берлин, а Европейский центральный банк, совершенно самостоятельная организация, на которую политики, пусть даже такие влиятельные, как фрау канцлерин, влияния не имеют. Трамп верит не слишком, посматривая на статистику: только в январе этого года экспорт Германии в страны, не входящие в ЕС, вырос на 18% по сравнению с январем 2016 года.

Ангела Меркель на такие (судьбоносные?) встречи приходит всегда хорошо подготовленной. Накануне визита (который должен был состояться во вторник, но перенесен на пятницу из–за снежной бури в США) она заявила о том, что сумма прямых инвестиций ФРГ в экономику США достигла 271 млрд евро, а германские компании создали 750 тыс. рабочих мест: «Если вы умножите это на два или три, то увидите, что более 1 — 2 млн рабочих мест зависят от германских компаний». И это серьезный аргумент для любого, кто обещает создание рабочих мест в своей стране. А Трамп обещает.

С Ангелой Меркель в Вашингтон приезжают не акулы даже — титаны бизнеса, среди которых руководители концернов БМВ и «Сименс», например. А все потому, что Дональд Трамп, обещавший во время своей избирательной кампании сделать Америку «снова великой», ставить ее интересы на первое место и вернуть на родину рабочие места, грозится (все еще грозится) ввести такие налоги на импорт (прежде всего автомобильный), что производить вне США будет невыгодно всем, кто там продает. И в первую, как ни странно, очередь это касается БМВ. БМВ такая перспектива и пугает, и выглядит несправедливо: их крупнейшее производство в Западном полушарии находится именно на территории США.

Но Германия и фрау Меркель не были бы собой, если бы надеялись только на хороший исход переговоров со сложным партнером. С недавних (очень недавних) пор США перестали быть для Германии торговым партнером номер один. По итогам 2016 года им стал Китай. Вторым — Франция. Соединенные Штаты теперь только на третьем месте. И это дает возможность для маневра. Небольшую, но дает. Торговаться будут крепко, возможно, обещая увеличение расходов на оборону до пресловутых 2% взамен на невведение тарифов на германский импорт.

Для Дональда Трампа на самом деле все только начинается. Встреча с Ангелой Меркель (которая не будет простой) будет разминкой: 6 — 7 апреля в США с визитом приедет Председатель КНР Си Цзиньпин. И это будет исключительно интересная встреча.

sbchina@mail.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?