Тимур и команда с дополнительной рентабельностью

Идее корпоративной социальной ответственности (КСО) уже не один десяток лет...

Социальная ответственность бизнеса может придать серьезное «ускорение» экономике, но это до конца еще не доказано

Идее корпоративной социальной ответственности (КСО) уже не один десяток лет – впервые она появилась в 50-е годы прошлого века. За это время написано огромное количество научных работ и публикаций, проведены многочисленные симпозиумы, конференции, круглые столы… Однако до сих пор тема недалеко вышла из плоскости теоретической дискуссии. В то же время главы государств ЕС демонстрируют уверенность, что именно КСО сделает их экономику самой конкурентоспособной и динамичной в мире. Сами же ученые порой высказывают предположение: любая компания, продукт которой востребован потребителем, уже является социально ответственной.

Суть этого понятия можно обозначить одной фразой в духе известного лозунга советских времен: «зарабатывать прибыль в обществе и быть свободным от него нельзя». Согласно научной теории, социум – это сложная, многоуровневая система институтов, наиболее подвижными из которых являются компании и рынки (здесь правила игры могут меняться достаточно быстро). На следующем уровне эти правила формализуются: речь идет о правовых, политических, бюрократических устоях. И, наконец, самые консервативные институты – это традиции, этика, религия. «Чем конкретнее фирма представляет себе всю систему отношений и учитывает ее в своей деятельности, тем меньше издержки, связанные с подготовкой и реализацией каждой сделки. Соответственно, бизнес более эффективен», — пояснил на семинаре, организованном Инициативой ООН «Глобальный договор» и Академией управления при Президенте Беларуси, известный эксперт в области КСО доцент Высшей школы бизнеса г. Санкт-Петербурга Юрий Благов.

К сожалению, идея корпоративной социальной ответственности нередко сводится к элементарной благотворительности. Приносить пользу обществу с этической точки зрения, может быть, и правильно, но бизнес по определению эгоистичен и должен приносить прибыль. И если эти два аспекта вступают в противоречие, то отношения не складываются. А чего ждет общество от бизнеса? В первую очередь качественных товаров и услуг. Это потом уже можно говорить о легальности производственного процесса, этических нормах поведения… А те или иные проявления филантропии, конечно, приветствуются, но вовсе не являются обязательными. Российский эксперт предлагает рассматривать идею КСО в контексте трех составляющих: принципов, бизнес-процессов, результатов. «Если мы не попытаемся просчитать, что получим на выходе, то все наши разговоры превращаются в чистую абстракцию, не интересную для предпринимателей», — поясняет Юрий Благов. Долгие и пространные рассуждения о том, «что такое хорошо и что такое плохо», очередные толстые тома научной литературы – все это может привить бизнесу стойкий иммунитет против идеи КСО в любых ее проявлениях.

Сегодня социальная ответственность часто употребляется в связке с такой популярной темой, как инновации. «Если изначально направлять ресурсы на решение социальных и экологических задач, а не искать, кому помочь деньгами, это окажется наиболее эффективным сочетанием», — считает эксперт. Специалисты Центра корпоративной социальной ответственности ВШМ СпбГУ пытались найти в России примеры, связанные с инновациями. Один из них – организация компанией IBM уроков обучения компьютерной грамоте маленьких детей. «Корпорация помогает детям максимально быстро и комфортно получить соответствующие навыки, при этом способствует развитию рынка, что называется, под себя, — поясняет Юрий Благов. – Это красивая бизнес-идея».

В то же время представители бизнеса, презентуя свои проекты, в 90 % случаев делают акцент на их высокой социальной значимости и в какой-то мере даже стыдятся трактовать их как бизнес-идеи, рассказал эксперт. И сдвинуть их с этой позиции достаточно тяжело. В этом смысле один из положительных примеров – компания «Трансаэро» с ее программой корпоративного «добровольчества». Ее суть в том, что благотворительность перекладывается на плечи работников, которые в свободное от работы время, часто за свой счет, участвуют в многочисленных акциях в детских домах, хосписах, больницах… Не умаляя социальной значимости подобных усилий, руководители «Трансаэро» четко формулируют: это мощнейший инструмент развития корпоративной культуры, привлечения работников более высокого уровня морального развития. И когда они цифрами доказывают, насколько высок конкурс поступления на вакантные позиции со стороны лучших выпускников летных училищ, результаты впечатляют.

Рассуждая о глобальных проблемах, сдерживающих развитие идеи КСО, специалисты указывают на некоторые несоответствия. Так, среди 100 российских компаний, которые позиционируют себя в качестве социально ответственных, был проведен небольшой опрос. Более 80 % респондентов сказали, что они рассматривают КСО как фактор повышения конкурентоспособности и достижения финансовой устойчивости. И те же люди ответили: дождаться бы того момента, когда государство возьмет эту головную боль на себя. В чем причина таких расхождений? «Это не российская, а общемировая проблема, — считает Юрий Благов. – Многие компании видят потенциал, но они не уверены, что в конкретных условиях эти возможности могут быть максимально реализованы».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?