Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Тихие омуты

Сотни некогда богатейших рыбных озер страны превращаются в резервуары пресной воды, практически лишенные жизни.
Сотни некогда богатейших рыбных озер страны превращаются в резервуары пресной воды, практически лишенные жизни. "Хозяина настоящего нет у озер", - такое объяснение неоднократно приходилось слышать из уст и облеченных властью людей, и рыболовов-любителей, и просто ценителей родной природы. Еще совсем недавно главными хозяевами белорусских озер, выступавшими от имени государства, были рыбодобывающие предприятия. Финансируемые государством, рыбхозы не только ловили рыбу, но и занимались воспроизводством рыбных запасов. И рыбка тогда ловилась не в пример нынешним временам - по 6 - 8 тонн, бывало, брали за один раз.

Времена те безвозвратно канули в прошлое. Поставленные в сложные финансовые условия, рыбхозовские бригады, уже не думая ни о каком воспроизводстве, продолжали черпать штопаными-перештопаными неводами оскудевающие озерные воды.

Тогда-то и появились разговоры об отсутствии хозяина. А еще через некоторое время "хозяева" у многих озер Витебщины появились.

Предприятия, организации, общественные формирования согласно решению райисполкомов могли брать в аренду озера. Им разрешалось заниматься рыбной ловлей, при этом ставились условия: проводить зарыбление водоемов, следить за санитарным состоянием прибрежной полосы, бороться с браконьерством. Ну и, само собой, вносить в кассу района арендную плату. Одним словом, арендатор становился полноценным хозяином озера.

Городокский район Витебщины, на территории которого расположено более 160 больших и малых озер общей площадью около 10 тысяч гектаров, был одним из зачинателей нового движения. На сегодняшний день почти 80 процентов всей площади озер находится в ведении арендаторов. Что изменилось с тех пор на озерах? И в лучшую ли сторону?

Начнем с арендной платы. До недавнего времени минимальная ставка платежей за аренду одного гектара рыболовных угодий в Городокском районе колебалась... от 46 рублей на так называемых окунево-плотвичных (не очень продуктивных, добавлю для неспециалистов) водоемах и до 233 рублей на лещево-судаковых (то есть гораздо более богатых рыбой). Так что если вы возьмете, к примеру, в аренду лещево-судаковое озеро площадью 100 гектаров, платить вам за аренду нужно будет 23.300 рублей. И это - за целый год! Стоимость четырех судаков на базаре! Диву даешься этим расценкам. Почему государство так низко ценит свои природные богатства?

Правда, в последнее время Городокский райисполком стал применять повышающий коэффициент, названная цифра стала умножаться на 5. Меньше 10 тысяч рублей за месяц! 5 пойманных лещей окупают все затраты! Кто откажется так "рыбачить"?! Идем дальше по условиям договора об аренде: "Рационально использует рыболовные угодья" - это значит - ловит рыбу определенного размера маркированными сетями определенной длины.

Промысловая мера ячейки сети, например, для леща должна быть 27 миллиметров, а у арендаторов - в лучшем случае 18 миллиметров. В связи с этим давайте посмотрим на отчеты об уловах. Озеро Кашо, очень приличное озеро, занимающее 411 гектаров, если верить арендатору, Городокскому хлебоприемному предприятию, за весь прошлый год дало 90 килограммов рыбы! Рыбаки смеются: да пара удачно поставленных сетей за сутки даст больше! Что это означает?

Резонно предположить следующее - арендаторы не показывают реальные уловы...

Следующее обязательство арендатора - воспроизводство рыбы. Это делается двумя способами: во-первых - зарыблением водоема купленным рыбоматериалом, во-вторых - охраной озера во время нереста рыбы.

Что касается закупок мальков - большинству арендаторов такая задача не по карману. И вообще разведение рыбы - дело очень сложное, под силу лишь специалистам. Что спросишь с предприятия теплосетей, которое являлось арендатором озера Белое и в прошлом году выпустило в водоем без учета биологических обоснований мальков карася, которых благополучно съели щуки?

Выгоднее сделать упор на охранные мероприятия в период нереста рыбы. Ясно, что один благоприятный нерест леща, например, равнозначен завозу нескольких десятков тысяч мальков. Тем временем в 2000 году лишь один арендатор района, Городокский лесхоз, составил 3 протокола на нарушителей правил рыболовства в период нереста. Все остальные арендаторы предпочли не замечать браконьеров. А вот на тех же самых озерах инспекторы рыбоохраны выявили 368 нарушений, внеся в бюджет района 2,6 миллиона рублей в виде штрафов и возмещения ущерба.

И тут возникает законный вопрос: а как арендаторам бороться с браконьерами? По Закону "Об охране и использовании животного мира Республики Беларусь", скажет юрист. Но это - в теории. Хотелось бы посмотреть, как арендаторы - работники хлебоприемного предприятия, или, например, торгового дома "Двина" стали бы на практике задерживать браконьеров, часто вооруженных не только сетями!

Наконец, последняя обязанность арендаторов - поддержание санитарного состояния прибрежной зоны водоемов. В договорах аренды так и записано: заготавливать "сушняк", привозить его к берегу, чтобы рыболовы-любители могли им пользоваться для костра, следить, чтобы не вырубался лес по берегам озер... Выполняются ли эти требования? Не знаю. По крайней мере "сушняка" не видел ни разу.

Но вернемся к тому, с чего начали: появился ли хозяин на озерах Витебщины с введением практики аренды водоемов? Если мы думаем о рачительном хозяине, берегущем и приумножающем свои богатства, - едва ли. Но если мы имеем в виду хозяина, для которого важнее максимальное использование, а не сохранение водоема, - безусловно, появился.

"Да, я согласна, что аренда водоемов - это полумера, - сказала мне начальник Городокской инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Антонина Колца. - Но лучше такой хозяин, чем никакого. В противном случае совсем загубим наши озера..."

...В прошлом году мне довелось побывать в разгар лета на богатейшем некогда озере на севере Беларуси - Нещердо. Когда-то радовавшее рыбаков полупудовыми судаками и лещами озеро подарило мне за неделю отдыха единственного судачка в полкило весом. Там же я встретил бригаду рыбаков рыбхоза "Полоцкий", приплывших к нашему стану, которые и поведали, что на этом озере они уже не появятся: последний улов - несколько ведер мелочи. Поговорили мы и об аренде водоемов. Рыбаки посмеялись: мол, это то же самое браконьерство, только государством узаконенное. И пока не появится у озера хозяин, не бумажный, а настоящий, - ничего у нас с этим делом не изменится. "Вот если бы мне и моим детям отдали это озеро, - сказал тогда один из ветеранов бригады, - причем в собственность или хотя бы в аренду на 50 - 100 лет, - вот тогда на озере был бы порядок. И браконьеры близко бы сюда не подошли, и рыбы было бы достаточно, и любителям, и государству".

Люди же, от которых зависит судьба озер, решение проблемы видят в принятии строгих мер и запретов. Николай Ерашов, например, начальник рыбхоза Лепельского райпо, называет браконьеров главными врагами арендаторов. "Нет у нас законов, охраняющих рыбу", - считает он. Искоренили бы браконьеров с их сетями, электроудочками и прочими варварскими способами лова - и сразу ожили бы наши озера. И арендующие их организации.

А что, если этого не случится? И еще через несколько лет неводы и сети арендаторов вычерпают наконец из наших озер последних ершей? Где тогда искать виноватых?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...