Сельская газета

Тест на финансовую всхожесть

Антикризисный управляющий: «Каждый шаг должен быть обоснован экономической выгодой, а не цифрами»

ДЕЙСТВИЕ Указа № 253 распространяется на 407 хозяйств республики. Основная часть из них подпала под процедуру досудебного оздоровления, и лишь на 100 предприятиях работают антикризисные управляющие. Прошло более полугода, но положительная динамика, к сожалению, наметилась далеко не у всех. Одна из причин – не задействованы все резервы, утверждают в Минсельхозпроде. Но только ли в них дело? У Александра Колесникова, который работает антикризисным управляющим в ОАО «Могилевские семена трав» и за полгода смог стабилизировать ситуацию на предприятии, на сей счет своя точка зрения, которую он охотно изложил корреспонденту «СГ».

Антикризисный управляющий Александр КОЛЕСНИКОВ.

Первое впечатление

— Как вы думаете, почему антикризисные управляющие не всегда добиваются успеха? – предвосхищая мой вопрос, Александр Валентинович первым начинает разговор. – То, что я скажу далее, нужно воспринимать правильно и без всякого подвоха. Посмотрите, кто такой антикризисный управляющий в сельском хозяйстве, – это в прошлом либо агроном, либо зоотехник. Если объективно, то ведь эти специалисты и раньше работали в сфере АПК, а успеха-то
не было. Неудивительно, что и сейчас многие из них раскачиваются слишком долго. Потому что не все понимают: работа управляющего несколько отличается от обязанностей обычного специалиста — он в первую очередь должен быть одновременно и юристом, и экономистом, с опытом работы на руководящей должности. Ведь главный вопрос не только в том, чтобы выдержать технологию, а чтобы, просчитав экономику предприятия и узнав его слабые и сильные стороны, восстановить платежеспособность.

В «Могилевские семена трав» Александр Колесников пришел в феврале. Первое, что бросилось в глаза, – запущенные производственные помещения. На складах, где хранились семена, протекала крыша. Но и это была лишь вершина айсберга. Когда стал вникать в суть проблемы, все оказалось куда серьезнее. И вскоре стало очевидным, что перед тем, как восстанавливать платежеспособность, следует решить не менее важные задачи: обеспечить управляемость и поднять деловую репутацию предприятия. Последнее было самым сложным. На момент прихода антикризисного управляющего в области не осталось никого, кто хотел бы с ними сотрудничать добровольно: раньше здесь регулярно обвешивали и обсчитывали, но на предприятии на подобные жалобы никак не реагировали. Клиентская база растаяла, как дым. Хотя аналогов этому предприятию в области пока нет.

На предприятии активно идет заготовка семян.

Гордиев узел

— Распутать подобный гордиев узел мог лишь продуманный план санации – не ради красивых цифр и слов, а в качестве руководства к действию, — делится впечатлениями Колесников. — Многие ошибочно полагают: начеркал план на листке – и, считай, дело выгорело. Хотя любой бизнес-проект подразумевает люфт в 30—40 процентов как в одну, так и другую сторону. Поэтому было бы опрометчиво полагать, что красивая статистика беспрепятственно претворится в жизнь.

Впрочем, Александр Валентинович тут же ловко подчеркивает главную ошибку и оплошность многих антикризисных управляющих, которые составляют план санации за глаза, так сказать, на коленке, исходя из теоретических знаний, порой никакого отношения к практике не имеющих. Или поручают его разработать третьим лицам, вовсе не смыслящим в производстве, которое предстоит выводить из кризиса. Тем более что и платят не из своего кармана, а за счет предприятия.

Вот, пожалуй, одна из главных причин, почему план санации не срабатывает, акцентирует внимание антикризисный управляющий, который, кстати, прежде чем взяться за составление каких-либо прогнозов, изучал предприятие и производство буквально до мелочей. Выискивал возможную утечку ресурсов и финансовых средств, одновременно определяя те направления, на которых можно сэкономить.

Я была весьма удивлена, узнав, что на предприятии антикризисный управляющий справляется в одиночку, без исполнительного директора. Как правило, на эту должность смещаются бывшие руководители. Правда, к приходу Александра Валентиновича директора у «Могилевских семян трав» уже не было — лишь исполняющий обязанности. Можно было и его назначить на эту должность, только Колесников более чем уверен, что раздувать руководящую прослойку там, где работает всего-то 50 человек, — не выход:

— Когда пришел сюда, вокруг меня были сплошные руководители. В штатном расписании даже были заместитель директора по строительству и заместитель по идеологии, необходимость в которых весьма сомнительная – их обязанности спокойно можно было бы поручить в качестве дополнительной нагрузки кому-то из работников. При подсчетах оказалось, на одного начальника приходится всего лишь 1,1 работника. Пришлось провести собрание, чтобы разобраться, кто и кому подчиняется. Не получив ни одного вразумительного ответа, понял, устоявшуюся систему придется ломать на корню, и собственноручно переписал всю структуру.

Теперь на одного начальника приходится 5,7 работника. Средняя зарплата осталась прежней – немногим выше 600 рублей. При этом минимальная со 193 рублей поднялась до 400. Но, даже несмотря на кардинальные изменения, с предприятия уволились лишь единицы, а большинство бывших начальников и дальше продолжают трудиться, но уже на менее оплачиваемых должностях. Как утверждает Колесников, на работе нет места личным взаимоотношениям. Если человек компетентен, но при этом он кому-то не нравится, – это еще не повод для того, чтобы выжить его из коллектива.


Проблемы бывают разные

Есть еще хозяйства, которые наотрез отказываются работать с «Могилевскими семенами трав» из-за сложившегося печального опыта. Хотя лед во взаимоотношениях все-таки тронулся. Но только Колесников знает, чего ему это стоило. Ездил лично по хозяйствам, беседовал, уговаривал. А ведь никто даже словом добрым не встречал: вместо приветствия сплошной негатив. Но не зря говорят: стучите – и вам откроют. В конечном итоге все-таки удалось найти парочку «смельчаков», которые, как они сами говорят, рискнули и привезли свои семена трав на доработку. Потом сработал принцип сарафанного радио: как только пошла молва, что с поставщиками стали работать по-честному, сюда потянулись со всей области. И даже фермеры.

Впрочем, Колесников постарался хорошо: если сравнивать с прошлым годом, семян заготовлено наполовину больше, даже учитывая то, что из-за погодных условий сроки заготовки заметно сдвинулись.

И если одна проблема частично решена — хозяйства постепенно стали поворачиваться лицом к «Могилевским семенам трав», то есть еще одна задача, решение которой уже дается сложнее, – оборотные средства. Вернее, их отсутствие. Чего удивляться: платежеспособность многих хозяйств оставляет желать лучшего. Если бы все вовремя расплачивались, то и проблем бы не было. В результате имеют весьма плачевную статистику: 108 хозяйств-должников с общей суммой долга свыше 1537 тысяч рублей.

— А ведь газ и электроэнергию нам никто в рассрочку не дает. Нужно рассчитываться месяц в месяц. Выкручиваемся за счет реализации продукции и оказания услуг. К примеру, есть у нас хозяйство, за которым повис долг во всю годовую выручку нашего предприятия. Мы имеем право взыскать эту задолженность через суд. Опять же возникает тысяча «но»: как только мы это сделаем, хозяйство станет банкротом. Появится очередь кредиторов – и ждать придется еще как минимум пять лет. Если наотмашь шашкой махать, то и себе голову срубишь. Тут куда важнее мелкие шажки — порой они приносят более весомый результат, — подмечает Александр Колесников, намекая на то, что в сельском хозяйстве зачастую не на договорах выстраиваются отношения, а на договоренностях.

Нулевой баланс

В то время, как другие строят планы, Колесников утверждает, что более разумно опираться на бюджет. Если первое можно сравнить с витанием в облаках, то в бюджете реальные цифры, показатели и статистика. Иными словами, здесь учитывается каждое направление деятельности. Только недоработал по определенному показателю, тут же начинают нарастать проблемы снежным комом.

Пожалуй, сейчас ситуация стабилизировалась. Последний, самый свежий отчет — нулевой: ни убытка, ни прибыли. Хотя еще совсем недавно было 47 тысяч рублей в минусе. Впрочем, антикризисный управляющий не торопится с выводами: предприятие будет признано платежеспособным, когда на протяжении четырех кварталов подряд коэффициенты текущей ликвидности, обеспеченности собственными оборотными средствами и финансовыми обязательствами будут соответствовать нормативным показателям. Но как бы крепко ни стоял на ногах, существует масса нюансов, переступить которые не получится:

— Во-первых, ужасное состояние бухгалтерии за прошлые годы. Когда я попытался провести банальную инвентаризацию, концы с концами не сходились, а все документы проводились сплошными бухгалтерскими справками. Вдобавок оказалось, что на протяжении последних нескольких лет не списывались материалы. Тот же убыток в 47 тысяч появился после того, как стали наводить порядок в делах. Скажите, какая может быть прибыль, если продавали то, что так и не было куплено, когда не списывались ни материалы, ни топливо. Максимум, что списывали, так это зарплату. Думаю, только в начале следующего года поймем, с чем имеем дело, – появятся более полная статистика и прозрачное видение дел.

На перспективу

Александр Колесников пришел на предприятие со своей командой – проверенными людьми, на которых может положиться. И постепенно все дела взял под свой контроль. Автоматизирован не только офис, но и складские помещения. Для управляющего это не прихоть, а осознанная необходимость: мол, не стоит отвлекать людей от работы, когда он сам в состоянии удаленно ознакомиться с бухгалтерскими отчетами и производственными показателями.

В ближайшей перспективе — установка камер видеонаблюдения. Не из-за недоверия к людям, а для пущей дисциплины. Ведь когда нет четкого учета и понятия того, что происходит, возникает благодатная атмосфера для воровства.

А еще планирует взять в аренду хотя бы 50 гектаров земли, чтобы самостоятельно выращивать семена трав. Правда, у предприятия раньше было 100 гектаров, но пришлось от них отказаться. Польза от них была весьма сомнительной — земли низкобалльные, на расстоянии в сотню километров.

— Когда я приехал на тот производственный участок, понял, что этой землей никто должным образом не занимался, — рассказывает Колесников. — Ладно, земли бедные, так ведь и техника там стояла разукомплектованная. Полагаю, что и над рентабельностью никто не заморачивался. А ведь давно пришла пора отходить от принципа «урожай любой ценой». Каждый шаг должен быть обоснован экономической выгодой, а не цифрами, за красотой которых иногда ровным счетом ничего не стоит.

P.S.

Как бы все хорошо ни было, есть и печальные моменты. Как только платежеспособность предприятия будет восстановлена, антикризисный управляющий должен уйти с должности. Возможно, уйдут и его соратники – продолжатели общего дела. Нельзя забывать, что любое предприятие – это система, которая имеет свойство самовосстанавливаться до тех пределов, в которых была раньше, утверждает Александр Колесников. И если за образец будет взята куда более ранняя точка отсчета, высок риск того, что вся проделанная работа пойдет насмарку. Потому что основной костяк составляют люди, которые не один год проработали на предприятии. Им удобнее работать по накатанной, без малейших усилий. А вот перевоспитать состоявшуюся личность сложно.

syritskaya@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Провинциал
Вот - вот, как только этот, судя по всему, толковый антикризисный управляющий покинет это предприятие, всё вернётся на круги свои, и через пару лет нужно будет искать нового антикризисного управляющего.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?