Террору не нужна виза

О теракте в Пакистане

Всемирно известная гостиничная группа Marriott — это 2.800 отелей в 67 странах мира, которые являются таким же символом западного мира, как и разрушенные 11 сентября 2001-го башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Не случайно в Париже, например, Marriott располагается на Елисейских полях, в Вене — в историческом центре, а в Пакистане — рядом с правительственными зданиями...


Позавчера в металлические ворота элитного исламабадского отеля въехал грузовик, начиненный тонной взрывчатки. Десятки убитых, сотни раненых...


Пакистан отказался от помощи США в расследовании субботнего теракта, который называют одним из крупнейших в истории страны. Почему — об этом позже... А пока напомню предысторию вопроса. Все предыдущие нападки террористов в этой стране — прежде всего вспоминается кровавая бойня исламистов у Красной мечети года два назад, а также зверское убийство бывшего премьер–министра Беназир Бхутто прямо среди приветствовавшей ее толпы — были направлены как против правительства Пакистана, так и против патронировавшего его Вашингтона. Беназир Бхутто была своего рода символом западной политики в восточной стране, за что и поплатилась...


И вот уничтоженная субботним терактом гостиница Marriott. Она находится на расстоянии всего одного километра от здания парламента, где буквально за несколько часов до взрыва новый президент страны, муж покойной Беназир Бхутто Асиф Али Зардари, выступил со своим первым обращением к законодателям. Он пообещал беспощадно бороться с терроризмом. Ответ ему привезли на грузовике в тротиловом эквиваленте... Символизм акции очевиден. Причем уже известно, что визитную карточку у входа в отель Marriott предъявила «Аль–Каида». Карточку не простую, а платиновую, а если точнее — «плутониевую»... Нет–нет, не пугайтесь, пока что террористы использовали только обычные бомбы, до ядерной дело не дошло... Но последние события в Исламабаде явно подтверждают, что Пакистан с его ядерным потенциалом и нестабильной властью становится глобальной угрозой. Вот где настоящая бомба для всего мира. И похоже, США уже не способны управлять запущенной ими же самими цепной реакцией в этой стране.


Отказ Исламабада от помощи Вашингтона в расследовании теракта — это ведь тоже символический акт. И достаточно прозрачный. Отношения Вашингтона и Исламабада в последние месяцы вообще напоминают отношения заклятых друзей. Так, например, американская компания SkyNews сообщила недавно, что пакистанские подразделения открыли огонь по двум вертолетам американских ВВС, вошедшим в пакистанское воздушное пространство на северо–западе страны. Бред? Ведь эти две страны — союзницы... Тем не менее Исламабад действительно предупреждал, что будет открывать огонь на поражение по войскам США, которые вторгаются на территорию Пакистана под предлогом борьбы с терроризмом.


Пакистанская сторона дала понять, что не потерпит никаких односторонних акций США на своей территории и в случае их продолжения будет «защищать свой суверенитет».


Не стоит обольщаться: нынешний антиамериканизм официального Пакистана — вынужденный. Среди членов пакистанского правительства немало выпускников Гарварда, но... Но править им приходится в собственной стране, завоевывать симпатии — собственного населения. Которое — и это только слепой не замечает — все чаще поддерживает «Талибан» и «Аль–Каиду».


Позволим предположение, что находящемуся в кресле президента всего две недели Асифу Али Зардари предъявлен ультиматум: в случае продолжения им прежней политики сотрудничества с США страну ждут новые потрясения. Которые станут смертным приговором для новой пакистанской власти. Но и Асиф Али Зардари уже после взрыва в Мarriott выступил с кратким обращением к нации, назвав терроризм «раковой опухолью», которую нужно удалить любой ценой. Два смертельных диагноза — терроризм и анархия — в стране с ядерным потенциалом? Все это можно было бы назвать страшным бредом, если бы он не стал в прошлые выходные реальностью.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости