Террору не нужна виза

О теракте в Пакистане

Всемирно известная гостиничная группа Marriott — это 2.800 отелей в 67 странах мира, которые являются таким же символом западного мира, как и разрушенные 11 сентября 2001-го башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Не случайно в Париже, например, Marriott располагается на Елисейских полях, в Вене — в историческом центре, а в Пакистане — рядом с правительственными зданиями...


Позавчера в металлические ворота элитного исламабадского отеля въехал грузовик, начиненный тонной взрывчатки. Десятки убитых, сотни раненых...


Пакистан отказался от помощи США в расследовании субботнего теракта, который называют одним из крупнейших в истории страны. Почему — об этом позже... А пока напомню предысторию вопроса. Все предыдущие нападки террористов в этой стране — прежде всего вспоминается кровавая бойня исламистов у Красной мечети года два назад, а также зверское убийство бывшего премьер–министра Беназир Бхутто прямо среди приветствовавшей ее толпы — были направлены как против правительства Пакистана, так и против патронировавшего его Вашингтона. Беназир Бхутто была своего рода символом западной политики в восточной стране, за что и поплатилась...


И вот уничтоженная субботним терактом гостиница Marriott. Она находится на расстоянии всего одного километра от здания парламента, где буквально за несколько часов до взрыва новый президент страны, муж покойной Беназир Бхутто Асиф Али Зардари, выступил со своим первым обращением к законодателям. Он пообещал беспощадно бороться с терроризмом. Ответ ему привезли на грузовике в тротиловом эквиваленте... Символизм акции очевиден. Причем уже известно, что визитную карточку у входа в отель Marriott предъявила «Аль–Каида». Карточку не простую, а платиновую, а если точнее — «плутониевую»... Нет–нет, не пугайтесь, пока что террористы использовали только обычные бомбы, до ядерной дело не дошло... Но последние события в Исламабаде явно подтверждают, что Пакистан с его ядерным потенциалом и нестабильной властью становится глобальной угрозой. Вот где настоящая бомба для всего мира. И похоже, США уже не способны управлять запущенной ими же самими цепной реакцией в этой стране.


Отказ Исламабада от помощи Вашингтона в расследовании теракта — это ведь тоже символический акт. И достаточно прозрачный. Отношения Вашингтона и Исламабада в последние месяцы вообще напоминают отношения заклятых друзей. Так, например, американская компания SkyNews сообщила недавно, что пакистанские подразделения открыли огонь по двум вертолетам американских ВВС, вошедшим в пакистанское воздушное пространство на северо–западе страны. Бред? Ведь эти две страны — союзницы... Тем не менее Исламабад действительно предупреждал, что будет открывать огонь на поражение по войскам США, которые вторгаются на территорию Пакистана под предлогом борьбы с терроризмом.


Пакистанская сторона дала понять, что не потерпит никаких односторонних акций США на своей территории и в случае их продолжения будет «защищать свой суверенитет».


Не стоит обольщаться: нынешний антиамериканизм официального Пакистана — вынужденный. Среди членов пакистанского правительства немало выпускников Гарварда, но... Но править им приходится в собственной стране, завоевывать симпатии — собственного населения. Которое — и это только слепой не замечает — все чаще поддерживает «Талибан» и «Аль–Каиду».


Позволим предположение, что находящемуся в кресле президента всего две недели Асифу Али Зардари предъявлен ультиматум: в случае продолжения им прежней политики сотрудничества с США страну ждут новые потрясения. Которые станут смертным приговором для новой пакистанской власти. Но и Асиф Али Зардари уже после взрыва в Мarriott выступил с кратким обращением к нации, назвав терроризм «раковой опухолью», которую нужно удалить любой ценой. Два смертельных диагноза — терроризм и анархия — в стране с ядерным потенциалом? Все это можно было бы назвать страшным бредом, если бы он не стал в прошлые выходные реальностью.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Стратег (Часть 1)
Трагедия, произошедшая вчера в Исламабаде, и унесшая жизни, по меньшей мере 50 человек, поражает своей безжалостностью и безрассудством. Но еще больше удивляет то, с каким упорством Соединенные Штаты Америки стремятся расшатать Пакистан, ввергнув его в хаос гражданской войны. И делается все это под благовидным лозунгом – создания демократического строя в этой стране.<br /><br />Вообще, критерии демократичности у американцев мягко скажем своеобразные. Для них демократичны Ирак, где выборы проходят на фоне не прекращающихся военных действий и кровопролитных терактов. Своими для них стали, прибалтийские государства, где официально существует категория «не граждан». <br /><br />Вообще на постсоветском пространстве много примеров американских двойных стандартов. Стоит президенту Казахстана Н. Назарбаеву проявить жесткость в диалоге с Западом, и его тут же за океаном начинают обвинять в деспотизме, но при этом, как только казахстанский лидер проявит сдержанность в вопросе транзита углеводородов через Россию, Белый дом тут же называет его великим демократом. <br /><br />Что же на самом деле происходит с теми государствами, которые слепо верят всему, что говорит Вашингтон, и превращаются в их послушное оружие? Да ничего хорошего. Они просто подставляют под удар извне свой суверенитет, и, рассчитывая на денежные вливания из-за границы расшатывают свою экономику, ввергая ее в полную зависимость от «бумажек с портретами американских президентов». <br /><br />Более того, по мнению многих современных политологов демократия нынче стала с родни религиозной догме. Ей покланяются, зачастую даже не понимая самой сути понятия, ибо в большинстве случаев путают со стандартным набором инструментов, в который входят независимый суд, независимые от государства СМИ, свободные выборы и политические (но не социально-экономические) права человека. А ведь все это не сверхценности, а обычные способы, с помощью которых западное общество стремиться достичь счастья. Снова на лицо подмена истины.
Стратег (Часть 2)
Но самое главное, чего не учитывают западные стратеги, так это то, что если в одних условиях, там, где демократические ценности вырабатывались веками, эта система работает, то там где люди жили по совершенно иным законам и обычаям, такое вот вторжение приводит к катастрофическим последствиям, самое легкое из которых – это установление авторитарного правления и ограничение все той же свободы общества. <br /><br />Впрочем, даже в тех странах, где вышеперечисленные инструменты работают, обеспечивают они не прогресс, а комфорт граждан. Ибо прогресс продолжается до тех пор, пока он служит инструментом для достижения комфорта. И как только любой из этих инструментов начинает угрожать какой то категории граждан или общественных организаций, будь то политические или бизнес элиты, а возможно профсоюзы, их действия сразу же пытаются затормозить. А как же, ведь они мешают жить. <br /><br />Примеров этому тьма. Само американское общество, оказавшись лицом к лицу с террористической опасностью, выбрало ограничение своей формальной свободы и разрешило государству тотальный контроль над собой. <br /><br />Кроме этого, слабость американской экономики в условиях мирового экономического кризиса вынуждает государство отдавать приоритет социально-экономическим, а не политическим правам и интересам граждан, жертвовать индивидуальным благом ради общего, что может порождать чудовищные злоупотребления. <br /><br />Но ведь существующее положение дел доказывает, что стремление государства к наиболее полному учету интересов и мнений общества может порождаться не только демократическими институтами, как это происходит на Западе, но и культурой госуправления (Китай), или чувством ответственности элиты (Японии).<br /><br />Выход в том, что демократическое в содержательном смысле слова государство должно находить баланс между долгосрочными и краткосрочными интересами общества, и при этом всемерно опираться на традиции государственности, свойственные тому или иному региону. И уж конечно не заниматься безрассудным экспортом того, что никак не применимо в тех или иных условиях. Ведь в погоне за призрачными ценностями США загоняя себя в угол (война в Ираке и Афганистане, не стабильность в Пакистане, эскалация отношений с Ираном и КНДР) ставит под вопрос стабильность всего миропорядка, который так долго и упорно выстраивали предшествующие поколения. Демократия не навязывается из вне, к ней нужно прийти.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?