Теремки для предков

В Кличевском районе на сельских кладбищах сохранились необычные захоронения

Уникальные погребальные сооружения сохранились на кладбищах в Кличевском районе. По мнению этнографов, деревянные домики, в народе именуемые теремками, представляют немалый историко–культурный интерес. Это — отголосок языческих обрядов. И таких теремков — их еще называли «домиками мертвых», «избами смерти», «домовинами» — больше в стране нет.

Сестры Тамара и Любовь — правнучки того самого Кузьмы Цмыги, прах которого упокоен в уникальном теремке

От Кличева до деревни Борки, где на сельском погосте сохранились захоронения–теремки, — километров 30. Глухая сторона. В селе, где когда–то была ферма, школа–десятилетка и под сотню частных домов, осталось всего 3 человека. Впрочем, одна из коренных жительниц, Тамара Кондратенко, хоть и зарегистрирована в Борках, давно перебралась в соседний поселок — Гончанский. Но мне повезло: я застала Тамару в родной деревне, куда она периодически наведывается. И не только ее — в родные края прибыли погостить из украинского Днепропетровска родная сестра Тамары Любовь Воронич с супругом Владимиром, который тоже родом из Кличевского района.

Этих людей я искала не случайно: именно их предок захоронен на сельском кладбище в том самом домике–теремке. Ни Тамара, ни Любовь Кузьму Яковлевича, который им доводится прадедом, в глаза не видели. Даже на фото. Но благодаря именно им, потомкам, сохранилось уникальное погребальное сооружение. На деревянном домике с брезентовой кровлей — старая почерневшая надпись: «Кузьма Цмыг, дата смерти — 1929 год». Вверху сруба, под крышей — небольшое отверстие–окошко.

Сотрудники Кличевского краеведческого музея объяснили:

— Через него в теремок в поминальный день просовывали угощение. Согласно языческим традициям существовало поверье, что и на том свете человеку надо где–то жить, что–то есть.

Белорусский народный обряд Деды — день поминовения усопших предков — корнями уходит в языческую эпоху. Считалось, что хотя бы дважды в год — на весенние и осенние Деды — надо накрывать стол для умерших. В эти дни готовили специальные кушанья, среди которых обязательно были кутья, мясо, блины. Часть еды — символическую, от каждого угощения — складывали в отдельную посуду и несли умершим. Верили: в эти поминальные сутки их души находятся где–то рядом.

Деревня Борки, сельское кладбище, теремок, где покоится прах Кузьмы Цмыги,
— уникальный, такое захоронение единственное в стране


Уроженки деревни Борки Тамара и Любовь признаются:

— На кладбище к предкам не всегда удается выбраться именно на Деды. Оно от деревни далековато, в лесу. По весенней да осенней распутице на машине не доехать. Но все равно несколько раз в год мы ходим туда, чтобы почтить память родных и близких. И тогда обязательно несем гостинцы: конфеты, яблоки, ягоды, грибы — все, что те любили при жизни... Просовываем в окошко домика–теремка, оставляем на могилках, что не закрыты крышей...

Приглядывают Кондратенко и Вороничи не только за могилами своих предков, но и за соседними. Сельское кладбище — чистенькое, ухоженное. Одно из самых старых в районе. Тут сохранилось немало могил, что датируются концом XIX — началом ХХ века. На иных камнях–надгробиях еще можно прочесть надписи с именами и датами смерти, на других их не видно вовсе. Некоторые камни–кресты и вовсе почти «с головой» ушли в землю...

Теремков тут тоже было несколько. Но от одного остался лишь «отпечаток» в виде нижних венцов сруба. И два валуна рядом. А вот могила, где покоится Кузьма Цмыг, в хорошем состоянии. Это потомки уже спустя много лет после его смерти, в 50–е годы, отремонтировали «домовину». Позже установили рядом с «домиком мертвых» валун, где увековечили надпись, что здесь захоронен не только Кузьма Яковлевич, родившийся в 1868 году и скончавшийся в возрасте 61 года, но и его родственница Прасковья.

Потомки Цмыгов хотят, чтобы захоронение жило еще долгие годы. Супруг Любови Воронич 64–летний Владимир признается:

— Не только потому, что это дань уважения памяти предков. Теремок особенно надо беречь, поскольку он такой — единственный. Возможно, по нему когда–нибудь уже наши внуки и правнуки будут изучать традиции предков–славян. Опять же нынче во многих европейских странах набирает популярность так называемый кладбищенский туризм. Это неудивительно — иные некрополи расскажут о стране, ее истории, обычаях даже больше, чем стандартные достопримечательности.

По словам этнографов, в VI — IX веках на Кличевщине жили славянские племена дреговичей. Оттого и сохранились тут захоронения дохристианской культуры. Увы, сегодня от теремков практически ничего не осталось. Время безжалостно: деревянные срубы гнили, разрушались. С оттоком из деревень потомков некому было их реставрировать, подправлять... По словам директора Кличевского краеведческого музея Натальи Хроменковой, когда несколько лет назад к ним приезжали ученые–археологи из Минска, очень удивились, что подобное захоронение вообще дожило до наших дней. Заверили: оно такое, в первозданном виде, единственное в стране.

На сельском кладбище немало старых захоронений с валунами-надгробиями

Стоит ли делать на этом акцент, восстанавливать «домовины», от которых фактически ничего не осталось, чтобы впоследствии возить сюда туристов, Наталья Владимировна не уверена:

— Кладбище все же — особое место. Может, оттого уникальное захоронение и осталось живо, что надежно спрятано от посторонних глаз... А рассказать об обычаях, показать фото сохранившегося теремка мы можем и в музее.

У председателя Потокского сельсовета, в состав которого входит деревня Борки, Александра Кривоноса  своя точка зрения:

— Я только за, чтобы сюда туристов возили. Изюминки надо не прятать, на них надо зарабатывать. И гордиться тем, что именно у нас есть то, чего нет у других.

О том, что поддерживать в надлежащем виде сохранившийся «домик мертвых» необходимо, никто не спорит. И вот что примечательно. По словам этнографов, интерес его еще и в том, что именно подобный надмогильный теремок стал прототипом избушки на курьих ножках, где обитает фольклорная Баба–яга. Ученые, изучающие обычаи народов, подозревают, что название «курьи ножки» произошло оттого, что пни, на которых устанавливали изначально погребальные «домовины», обкуривали дымом. Делалось это для пущей сохранности и чтобы дерево не подтачивали вредные насекомые и грызуны.

  КОМПЕТЕНТНО 

Начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Кличевского райисполкома Владимир Ваакс:

— Кличевский район — это партизанская зона, мемориальный комплекс в деревне Усакино, республиканский гидрологический заказник «Острова Дулебы», где много краснокнижных растений, птиц, животных, где уже не первый год мы проводим эко–арт–фестиваль с одноименным названием. Конечно, все, что пришло и сохранилось из глубины веков, нужно сберечь. Особенно аутентичные вещи. У нас набирает популярность так называемый зеленый туризм: гости с удовольствием ездят по району, по памятным местам, на велосипедах, бродят пешком, наслаждаясь тишиной и прекрасными пейзажами. Так что вполне возможно, что и к месту уникального захоронения проложим туристическую тропу.

  СПРАВКА «СБ» 

Традиция ставить теремки была широко распространена на Кличевщине у дреговичей до X века. Местами она сохранилась и позже, но постепенно такие «домики мертвых» вытеснили курганные захоронения. А ведь дреговичи хоронили предков по–особому. Усопшего они кремировали, пепел и кости собирали в горшочек, ставили в избушке на столбе или в домике, который сооружали прямо на могиле. Считали, что душа останется жить в домике. А чтобы ей было уютно и комфортно, снабжали такой теремок крышей. Кстати, эти крыши сохранились даже тогда, когда людей стали хоронить в земле.

Сами теремки на столбах выглядели примерно так: деревянный домик–сруб размером полтора на два метра с двухскатной крышей и маленьким оконцем.

Ныне на сельских кладбищах района немало захоронений в виде валунов и каменных крестов, датированных концом XIX — началом ХХ века. Но с точки зрения исследования сакральной географии, то, что в деревне Борки, — самое интересное.


olgak53@mail.ru

Фото автора и предоставлено Кличевским краеведческим музеем.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Татьяна, 43, село Хохотуй
У нас на кладбище тоже есть домик, с датой 1889г  
Ирина, 54, г.Нижневартовск
Точно такие же домовины (несколько захоронений) видела на кладбище села Усть-Теленгуй в Шилкинском районе Читинской обл.в 1980 -х гг. Покрышка одного из "домов" прогнила и провалилась,  и было видно,что погребение наземное - костяк женский с длинной светлой туго заплетённой косой лежал прямо на земле,  над ним и была возведёна  домовина из тёсаных плах. Крыши у "домиков"были тесовыми, и с коньком,как у настоящих домов, некоторые "крыши" были крыты листами железа,даже элементы резьбы несложной кое-где сохранялись. С торца - небольшое отверстие прорублено или пропилено  в верхней части.
Село старинное - с 18 века существовало,населено в начальный период своего существования,в основном старообрядцами,между тем, в селе была церковь православная и домовинные захоронения эти располагались на погосте  этой церкви.
Старожилы и новопоселенцы живут в разных концах поселения (в 80-егоды разделение было очень чёткое)
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?