Теплый берег

Из серии «Молния над горизонтом»

Из серии «Молния над горизонтом»


В тот день, когда я вновь приехал на свое озеро, на другом берегу уже кто-то рыбачил на лодке. Не тот ли старик, о котором здесь среди рыбаков ходили легенды? Говорили, что именно он поймал самого большого линя, самую большую щуку и самого огромного окуня. Не очень-то верил в эти байки, но познакомиться с героем местных легенд хотелось. Да все как-то не получалось. Как говорят в этих случаях, старик вел замкнутый образ жизни. Неожиданно появлялся и так же незаметно исчезал. Был явно не из местных. Объяснялось все просто. Привозил его зять на белом «Форде». Старик брал лодку у местного фермера (к слову, такого же замкнутого человека) и плыл на соседний берег. Ближе к сумеркам подъезжал белый «Форд» и увозил рыбака. По номеру было видно, что хозяин машины из этой же области. Но, судя по всему, из другого района, иначе бы его давно уже вычислили.


Когда старика на другом берегу не было, многие из нас плыли к тому месту, где он обычно рыбачил, и тоже пытались отличиться. Да где там! Ловилась обычно одна мелочь.

И все же мне повезло. Старик, видно, просчитался с прогнозом погоды. Утро действительно выдалось замечательным. Вскоре, однако, стали подтягиваться невесть откуда взявшиеся облака. Пока легкие, белые. К обеду они стали темнеть и сбиваться в стаи. Делал свое дело ветер. С середины озера побежали волны, но на другом берегу все еще было спокойно и солнечно. 

И вдруг все взбудоражилось! Давно не видел такой странной погодной картины. Сверкнула молния — и гулко заворчал гром. Все это пока было на горизонте, но мощный дождь с градом бушевал здесь, на открытом и все еще солнечном месте. По-любому пора было и мне сматывать удочки и бежать со своего мостика. Но тут я увидел, как снялась лодка и старик – я его уже разглядел в бинокль —  тоже пытался уйти от стихии. Решил его подождать и укрылся под огромной поваленной некогда липой. Особенно трудно шла лодка вторую половину дороги, по волнам и боковому ветру. 

Решил, что на этот раз незнакомцу от меня не уйти. Махнул ему рукой, приглашая причалить к  моему месту. Хорошо, что старик был в летней шапке, иначе голове досталось бы от крупного града. Сам это почувствовал.

Среднего роста, худощавый, с глубоко посаженными серо-синими глазами, Александр Денисович, как он сам назвался, явно был обескуражен такой неожиданной непогодой. Впрочем, как и я. Рыбаки всегда прислушиваются к прогнозам погоды. Весьма полезно знать, какими будут атмосферное давление и ветер. Мы всегда бесились, когда нас, грубо говоря, надувают синоптики. Лучше уж молчали бы…

Гость явно нуждался в помощи. Весь промок, а также вывихнул руку, когда работал веслами на сильном ветру.

Понятно, что предложил ему зайти ко мне в рыбацкий домик. Александр Денисович молча кивнул. Еще бы! Теперь он от меня не уйдет! Все расскажет.

Впрочем, рассказал он не так уже много. Даже у камина, куда я старательно подбрасывал поленья, говорил скупо. В основном отвечал на вопросы. Бывший хирург, пенсионер, недавно отметил восьмидесятилетний юбилей. (Сам я подумал: никак не скажешь о таком еще крепком мужчине.) Действительно попадались ему на этом озере крупные особи, но не такие, как гласили местные легенды. 

Принес Денисовичу сухую одежду. Пили чай на травах с медом. Предложил ему пообедать у меня, но он сказал, что уже позвонил зятю и тот скоро за ним приедет. Денисович попросил меня перегнать лодку фермеру, так как рука его все еще болела. Но уже меньше. Он научил меня, как ему помочь, и я это, хоть и не весьма умело, но сделал.

Задал ему вопрос, который меня давно мучил. Почему он рыбачит всегда только на противоположном берегу? Там ведь солнечно, сидеть приходится в темных очках, да и рыбы меньше…

— Да разве мне нужна рыба, —  ответил старик. – Свою я уже всю поймал. Просто на вашем берегу всегда холодно. Мне уже не согреться…

Это верно. На нашем северо-восточном берегу, где мостик, всегда прохладно. Солнце как-то странно обходит его в горячую половину дня, а когда дует ветер с большого озера, то он и вовсе пронизывает. Приходится очень тепло одеваться. Видно, Денисовича в его годы уже не согревает даже теплая одежда. Вот такой простой ответ на мой долгий вопрос пришел мне сейчас на ум. Разумеется, он читал  повесть Хемингуэя «Старик и море».

— В отличие от того старика, — сказал Денисович, — я свою добычу, то есть мечту, не выпустил. Сберег. У меня есть все:  семья, деньги, другие блага… Была любимая работа. Любовь.

Я ожидал, что последнее слово он все-таки расшифрует. Но старик молчал и куда-то далеко смотрел своими глубоко посаженными серо-синими глазами. Казалось, он видит и знает то, что мне еще не дано понять. Однако поделиться не хочет.

За окном уже стало распогоживаться. Я не услышал, как подъехал белый «Форд» и остановился у шлагбаума моей усадьбы. Мы с Денисовичем в плащах, так как крупные капли дождя все еще падали с уже чистого июньского неба, сходили к лодке и собрали его удочки и спиннинг. Зять с кем-то общался по телефону так оживленно, что даже не собирался выглянуть наружу. 

Знакомство с человеком, о котором здесь ходили легенды, принесло свои плоды. Вечером я выхватил шесть крупных окуней на спиннинг, один из  них был больше килограмма. На удочку попался отменный линь. Мысленно поблагодарил Денисовича. Все пытался понять, о чем говорил взгляд его серо-синих глаз, устремленный в некую даль. Пока остановился на одном. О том, что говорил любимый многими артист в свое семидесятилетие. Тогда, помнится, Геннадий Хазанов, отвечая на вопрос, где он черпает позитив в этой жизни, сказал: «Знаете, надо открывать утром глаза и удивляться, что мы еще здесь, в гостях, что тебя никто не выгнал. Чем раньше привыкнешь к этой мысли – о том, что ты в этом мире временно, —  тем лучше тебе будет…»

Ему, заслуженному и народному артисту, виднее…

Анатолий Лемешёнок
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости