Тенором будешь?

Профессиональные и любительские музыкальные коллективы бьют тревогу: не хватает мужских голосов - теноров, басов и баритонов

Профессиональные и любительские музыкальные коллективы бьют тревогу: с каждым годом найти крепкие мужские голоса — тенора, басы, баритоны — становится все сложнее. Кадровый голод испытывают все: и гиганты вроде оперного (так артисты по старинке называют Большой театр оперы и балета), и маленькие самодеятельные ансамбли. О том, каких усилий стоит заманить представителя сильного пола в высокое музыкальное искусство, руководители коллективов говорят весьма неохотно. Но признают: о естественном отборе речи порой даже не идет — принимать в свои стройные вокальные ряды приходится едва ли не всех желающих. Еще чуть–чуть, смеются, и будет совсем как в арии Ленского: «Куда, куда вы удалились?»

На 40 женских голосов в хоровой капелле приходится всего 12 мужских.
Фото Александра КУШНЕРА.

О дефиците мужских голосов громче всех — в самом прямом смысле! — не так давно заявил заслуженный любительский коллектив «Хоровая капелла» минского Дворца культуры профсоюзов. Чтобы найти новых хористов, музыканты сделали ход конем и обратились за помощью к креативщикам. Совместно с командой продакшн–студии Windstudio хор записал ролик, в котором солисты спели о своих вакансиях: капелла ищет тенора, баритона и «баса хорошего». Задумка мгновенно нашла отклик в умах и сердцах интернет–пользователей, на YouTube 50–секундное рекламное видео посмотрели более 4 тысяч человек. Однако проблему, увы, это не решило, вздыхает руководитель коллектива профессор кафедры хорового дирижирования Белорусской государственной академии музыки Валерий Авраменко:

— Сейчас на 40 женских голосов у нас приходится всего 12 мужских — по шесть теноров и басов соответственно. Нехватку кадров ощущаем уже давно. Сначала мы использовали старые способы поиска новых хористов — давали объявления в метро, развешивали рекламу. Потом наша молодежь сняла этот ролик, отзывов на него и вправду было очень много. Пришли несколько человек, не знаю, правда, сработало видео или это просто сарафанное радио. Пока занимаемся с ними индивидуально, вводим в репертуар.


К слову, за несколько лет, прошедших с того момента, как объявления о наборе в капеллу стали размещать в поездах метро, на прослушивания к Валерию Леонтьевичу пришло около 100 человек. В коллектив попали считаные единицы:

— Не все правильно понимают, что такое заслуженный любительский коллектив. Первый вопрос, который нам задают на прослушивании: «А сколько у вас платят?» Смеемся: «Мы сами себе еще и доплачиваем». Мы не профессиональный коллектив, зарплату не получаем, а сами вносим в общую «кассу» взносы, на которые печатаем ноты, афиши, поздравляем артистов с праздниками и юбилеями. Как только потенциальные солисты об этом узнают, идут на попятную: мол, раз денег не платят, петь не буду.

Почему молодые люди, мужчины идут в музыку все реже? Причин, считает Валерий Леонтьевич, хватает. Но каждая из них рано или поздно сводится к финансам:

— Раньше музыкант был первым парнем на деревне. А сейчас он получает расчетный — и плакать хочет. Как кормить на эти деньги семью, содержать хозяйство? Во многом именно поэтому престиж профессии падает с каждым годом. Иногда уйти из коллектива артистов принуждают обстоятельства. Был у нас как–то парень — удивительный голос! Но родился четвертый ребенок, и он вынужден был пойти на вторую работу. Тут уж не до капеллы. Мы все понимаем и не обижаемся.

С коллегой по хоровому музыкальному цеху согласен и худрук Национального академического народного хора имени Г.И.Цитовича Михаил Дриневский. Заработная плата участников коллектива — его постоянная головная боль.

— Соотношение мужских и женских голосов у нас 1:3. Теноров не хватает, это факт. Но мужчин понять тоже можно. Кто согласится на такую зарплату? Они ж кормильцы, опора семьи.

Отмечают руководители коллективов и еще одну проблему, сугубо профессионального толка. Утверждают: массовое увлечение эстрадным вокалом и распространение всевозможных студий пагубно сказываются на подготовке певцов академического направления. Поэтому бороться с ошибками педагогов в работе с начинающими вокалистами приходится постоянно, вздыхает Валерий Леонтьевич:

— Все чаще к нам приходят со сломанной манерой пения. И это все — последствия занятий в эстрадных студиях, где голоса приходят в совсем уж аховое состояние. Туда ведь берут всех, но при этом не учат, как правильно пользоваться голосом, как ставить дыхание. Как итог — голоса искалечены. Я это называю «караоке за деньги»: хочет петь Селин Дион, ему и включают Селин Дион. А какая Дион, если он голосом работать не умеет? И после этого они приходят к нам. Но народные песни, по которым можно проверить полетность голоса, легатность, элементарно спеть не могут. Зато любой эстрадный хит — это пожалуйста. Однако эстрада не показатель. Проблемы с текстом там огромные. А ведь задача наших артистов — не просто спеть хорошую песню, но и донести текст, а точнее, подтекст. Тех, кто понимает, что такое академическая музыка и хоровое пение, единицы.

В народном хоре им. Цитовича ценен каждый кадр. Мужской.
Фото Виталия  ПИВОВАРЧИКА.

По части музыкальной подготовки артистов у руководителей хоров также есть большие вопросы. Валерий Авраменко с ностальгией оглядывается на прошлое:

— Есть такое выражение: «Запоет школа — запоет народ», помните? Так вот сегодня я могу с грустью констатировать: наши школы перестали петь. Дети занимаются музыкой только до 4–го класса. А затем — пустота, вакуум. Отсюда и проблемы в высшем музыкальном звене. Хоровое пение когда–то было самым массовым и доступным, свои коллективы имелись при каждом колхозе, заводе, предприятии. Сегодня все это, увы, отошло на второй план. Если так будет продолжаться и дальше, говорить о культуре, корнях, музыкальной истории нам с вами, боюсь, будет проблематично.

Справка

По состоянию на 2014 год в стране насчитывалось 6 тыс. 336 любительских вокально–хоровых коллективов, объединяющих 69 тыс. 459 участников. В хоровых коллективах, подчиненных Министерству культуры, государственных театрально–зрелищных организаций на 1 июня 2014 года насчитывалось 327 штатных единиц.

Мнение

Нина Ломанович, главный хормейстер Большого театра оперы и балета, народная артистка:


— В нашем театре требования к артистам — мужчинам в том числе — на порядок выше, чем в других коллективах. Важно все: голос, образование, внешние данные. При этом нагрузка у них огромная. В отличие от солистов артисты хора выходят на сцену практически каждый день. Искать замену артистам, уходящим на пенсию, с каждым годом становится все сложнее, молодежь в театр идет неохотно. Причина в заработной плате, хотя, надо признать, наши артисты получают чуть больше, чем вокалисты в других коллективах.

leonovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?