Тени из подворотни

У нас дома все хорошо. Это где–то далеко зреет буря, которую пожинать не нам...

У нас дома все хорошо. Это где–то далеко зреет буря, которую пожинать не нам. Читаю новостные ленты. «Во Франции активизируются ультраправые группировки», в Германии «растут ксенофобские настроения среди молодежи», в Англии «опять поднимают голову скинхеды». А у нас тихо. Мы свыклись с этой мыслью. И привычно объясняем себе неонацистскую возню на Западе: мол, не хлебнула Европа нашего лиха, вот и распустили там бритоголовую шпану... Далекие раскаты чужой грозы воспринимаем не тревожнее, чем звук шагов припозднившегося прохожего по ночной улице, который мы слышим из теплых постелей.


А шаги между тем все ближе.


Вот чешские неонацисты устроили отвратительную демонстрацию в Праге. Вот в Закарпатье осквернены свастикой памятники. А свежая новость из России просто оглушила: департамент по противодействию экстремизму сообщил, что сегодня в РФ орудуют более 150 радикальных группировок неонацистской направленности, причем каждый год их количество увеличивается!


Соответственно бурно растет и число преступлений, совершенных на почве ненависти — национальной, расовой или религиозной. Руководитель Всероссийского научно–исследовательского института МВД генерал–майор Сергей Гирько привел шокирующие цифры: за весь 2007 год правоохранительные органы зафиксировали 356 подобных преступлений, за 2008–й — 460, а в 2009 году — уже 548. В первом полугодии 2010–го — 370. Печальный рекорд прошлого года наверняка будет перекрыт.


Генерал–майор отметил, что фиксируется еще одно тревожное явление: сращивание экстремистских группировок с уголовно–преступной средой. При этом, посетовал он, в ряде регионов России соответствующие органы не противодействуют экстремизму либо делают это неэффективно. «Целенаправленной работы здесь не просматривается, наблюдается ведомственная разобщенность, а сами программы носят декларативный характер», — сказал Сергей Гирько.


Шаги все ближе.


Когда восемь лет назад «СБ» писала о суде над группировкой витебских скинхедов, мы считали, что это единичный случай, способный вызвать лишь брезгливое недоумение. Бритоголовые в Беларуси? Нонсенс! Однако спустя некоторое время в Гомеле задерживают молодчиков, избивших иностранных врачей. «Претензии гомельских подростков к нам исчерпывались тем, что мы негры», — заявил тогда один из пострадавших. Потом в Минске трое китайских студентов тоже подверглись схожему нападению. Затем кто–то разрисовал свастиками памятники жертвам нацистского геноцида. Наконец, широко обсуждалась в прессе недавняя выходка футбольных фанатов, вывесивших неонацистский баннер во время одного из матчей.


Конечно, ситуация с радикальными группировками в Беларуси жестко контролируется. Да, они малочисленны и слабо организованы. Но когда–то их существование в нашей стране казалось и вовсе немыслимым. Это было в те времена, когда пацаны и девчонки объединялись в неформальные сообщества по принципу общих увлечений. Скажем, любили отращивать длинные волосы и путешествовать автостопом. Или обожали гонять на мотоциклах. Или предпочитали музыку какого–то одного стиля.


Чувствуете разницу? Раньше молодых людей объединяла страсть. Теперь нередко — ненависть. В стиле нео.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости