Тенгиз ДУМБАДЗЕ (ОНТ): «В Пловдиве, возле «Алеши», болгары гуляют семьями. Как белорусы...»

ТЕНГИЗ ДУМБАДЗЕ в представлении не нуждается. В проекте ОНТ «Дыхание планеты» потрясают репортажи этого журналиста, рассказывающие об актуальных и интересных событиях в жизни разных стран, любопытных фактах из их истории и культуры…

Поэтому и не удивило, что на юбилейной «Телевершине» Тенгиз стал победителем в номинации «Лучший репортер». Правда, до конца церемонии награждения он не досидел. Торопился на вокзал. Впереди ждала очередная командировка...

Тенгиз ДУМБАДЗЕ

— Тенгиз Шукриевич, поздравляем вас с победой в Национальном телевизионном конкурсе. Ожидали ли этого?

— Спасибо. Честно, было неожиданностью, что меня делегировали на конкурс. Все-таки в июле, на Ивана Купалу, мне исполняется пятьдесят лет. Никогда не думал, что в таком возрасте получу награду. Как-то кажется, что надо больше давать возможности молодым участвовать в конкурсах. В последние годы никогда не претендовал ни на какие награды, а сам награждал…

Мне нравится, что, невзирая на возраст, пока еще чувствую, что порох есть, и безумно хочется работать. Браться за новые темы, посещать новые страны. Многие говорят, что мои программы похожи. Это действительно так. Потому что у меня принцип один: всегда делаю ставку на человека, на добро, не ищу что-то негативное, а, наоборот, стараюсь в не самой благоприятной стране найти что-то доброе, теплое, что будет не отталкивать нас, а сближать… Я безумный агитатор своей страны, безумный ее патриот. После каждой поездки появляется много друзей, которые хотят посетить Беларусь.

— Вы давно работаете на журналистской ниве. Интересно, до сих пор готовитесь к поездкам, репортажам?

— Конечно. Во-первых, когда едешь за границу, не так все просто. Человек включил телевизор и видит: Думбадзе сегодня тут, а завтра там. А попробуйте сами. Думаете, вас в другой стране кто-то ждет? Конечно, к поездкам надо готовиться. Пользуясь случаем, хочу выразить признательность сотрудникам нашего МИДа, потому что они очень часто помогают. Также благодарю белорусские посольства в ряде стран.

— Вы часто работаете в «горячих точках». Неужели не страшно?

— Бывало такое. И часто. И в Абхазии, и в Чечне, и в Карабахе. Последний случай — когда находились в Сирии. Попали в эпицентр событий. Я сам напросился, чтобы нас туда отвезли. За день до этого там ранили наших французских коллег… Помню, я — в кадре, а тут говорят, что снайперы начали работать. И затем по тому месту, где только что стоял, стали стрелять…

Сказать, что не страшно там бывать — это надо быть глупцом. Почему же тогда туда еду? Не ради показухи, а потому что кто-то должен говорить правду. Передавать то, что происходит на самом деле.

— Насколько знаю, последняя поездка была в Болгарию?

— Да. Первый фильм назовем «Болгария: жить, чтобы помнить». Выйдет в эфир 11 мая. Понятно, что тема Победы будет обязательно присутствовать. И я хочу на фоне событий, происходящих в Украине, в своих двух фильмах показать дух славянства. Так как считаю, что сегодня мы стоим перед очень большой угрозой. Идет явная война против славянства. И мы не можем оставаться в стороне…

В Болгарии повстречал политолога, который очень красиво описал роль Беларуси в конфликтной ситуации «Украина — Россия». Сегодня историческая миссия Беларуси — способствовать тому, чтобы эти народы не отошли друг от друга, а, наоборот, сблизить их.

Убедился, что в Болгарии люди переживают за украинские события. И их позиция приятна. Они не разделяют точку зрения Брюсселя. Они ни в коей мере не хотят ссориться с Россией. Тут проявляется дух славянства…

В очередной раз удостоверился, что в Болгарии люди помнят, что именно народы, которые входили в Российскую империю, освободили их страну во время Русско-турецкой войны 1877—1878 года. Мы побывали на Шипке, в Плевне. Там аж дух замирал! Особенно на Шипке. Мы в горах. Облака ниже нас. Идет дождь, словно слезы… Я в фильме говорю, что даже природа плачет. Потому что здесь когда-то наши предки из Витебщины, Гомельщины гибли за своих братьев…

Конечно, нечисти хватает везде. В центре Софии мы видели памятник советским воинам, который закрашен краской. И простые люди пришли и стирали ее. Я встречался с легендарным ветераном Болгарии, почетным гражданином Витебска. Зовут его Димитров Добрин. С ним пошли к памятнику, и когда он увидел, как выглядит монумент, в его глазах стояли слезы. Он сам попытался эту краску стереть. И извинился за произошедшее...

Мы специально поехали в Пловдив снимать «Алешу» — памятник советскому воину-освободителю. Кстати, власти города трижды хотели его сносить, но простые люди не позволили. А мы приехали на второй день после Пасхи и увидели, что возле «Алеши» гуляли семьи с детьми. Я заметил преемственность поколений. Во многом увидел сходство болгар с белорусами…

— Тенгиз Шукриевич, а вашу семью затронула война?

— Мой дедушка-белорус был партизаном, потом воевал на фронте, дошел до Берлина. А дед из Грузии сражался под Керчью. Получил тяжелое ранение, но выжил…

— Вы с детства жили в Беларуси?

— Тут родился. Потом меня забрали в Грузию, и после седьмого класса вернули обратно в Беларусь на перевоспитание. Я был немножко хулиганистым (смеется). И я помню стоны деда. И бессонные ночи, когда моя бабуля за ним ухаживала. Ведь в теле деда осталось около двадцати осколков. Во время войны он заслонил офицера… Дед не любил рассказывать много о войне. При всем уважении к ветеранам, считаю, что тот, кто меньше говорит о Великой Отечественной, тот больше видел…

А бабушка рассказывала, как они ушли к партизанам. Тогда моя мама была еще годовалым ребенком. И чтобы накормить ее грудным молоком, бабушка по ночам выходила из землянки и собирала на полях гнилую картошку…

Поэтому тема войны мне очень близка. И в тот период, когда я работал в Грузии, все советское считалось чуждым, но в Аджарии тогдашний ее руководитель Аслан Абашидзе 9 Мая не отменил, хотя в целом в Грузии этого праздника не было. И я каждый год делал большие передачи к Дню Победы. Часто приезжал в Беларусь. Встречался с Президентом, и помню, как Александр Григорьевич, давая мне интервью, обращался к тем грузинам, которые защищали и освобождали Беларусь. И какой это был эффект после того, как мы это показывали!.. Официальные власти тогда не любили тему Победы. Но вопреки всему, мы о ней говорили. Ветеранов и в Грузии мало осталось. Но с какой гордостью они шагали на парадах в Батуми, не стеснялись никогда ни своих орденов, ни медалей… Сейчас, к счастью, в Грузии празднования возобновили.

— А сколько вы стран объездили? Наверное, на всех континентах побывали?

— Посетил около шести-семи десятков стран. Только в Антарктиде не был. Кстати, предлагали и туда поехать в составе белорусско-российской делегации. Но два месяца там провести — для меня это много.

— Куда собираетесь в ближайшее время?

— Очень дружу с проектом ОНТ «Я пою!» В прошлом году возил его воспитанников — двадцать пять детей — в Грузию. Им там устроили отдых, экскурсии. Наши юные артисты дали концерт, который грузины до сих пор вспоминают. А сейчас в Международный день защиты детей хочу повезти участников «Я пою!» в Беслан. Чтобы они там выступили на центральной площадке. Мы обязательно посетим местную школу, где десять лет назад случилась трагедия. Встретимся с теми, кто выжил в том аду. Во Владикавказе дадим большой концерт.

А еще у меня впереди два важных события. Первое — свадьба старшего сына, она будет белорусско-грузинской. В Минск приедут гости из разных стран. Хочу организовать для них незабываемую поездку по Беларуси. Повезу их в Несвиж, в Мирский замок… Второй день свадьбы проведем на природе. Это будет на моей родине, на Дзержинщине. На Ивана Купалу проведем обряд, будем зажигать костры. Второй день свадьбы плавно перейдет в мой день рождения. То есть 5—7 июля Тенгиза Думбадзе искать не следует. Он будет с гостями и друзьями.

— Раз мы начали говорить о вашей семье, расскажите о ней. Сыновья пошли по вашим стопам?

— Нет. К сожалению. Я очень хотел, чтобы они пошли по моим стопам. У меня была такая идея: один сын — оператор, второй — режиссер. И семьей мы ездим и работаем вместе. Думаю, тогда материалы были бы еще более искренние, «смачнее»…

К слову, мои сыновья родились в Грузии, в Батуми. Старший живет в Беларуси. Окончил БНТУ, экономический факультет. Занимается менеджментом. А младшего все время тянуло в Грузию. В прошлом году он поступил в Батумскую морскую академию. Будет капитаном дальнего плавания.

Жена моя — грузинка. Из княжеского рода.

В Батуми живут мои родители и брат. Он работает в порту. Хороший футболист. Кстати, семья наша очень спортивная. Папа был боксером, чемпионом Белорусского военного округа по боксу. А мама — лыжницей. Если бы не вышла рано замуж, из нее бы получилась отличная спортсменка…

Несколько лет назад у родителей была золотая свадьба, столько гостей созвали! К маме, белоруске, в Батуми очень хорошее отношение.

— А вы не грустите по Грузии?

— Люблю говорить, что врагу не желаю такой судьбы, когда сердце на две части разделено. Живя в Беларуси, я безумно скучаю по Грузии, и наоборот. И с возрастом все это тяжелее ощущается.

— Спорт — тема вам не чужая. А чемпионат мира по хоккею будете смотреть?

— Конечно. Наше поколение выросло настолько спортивным, что мы в теме в любом виде состязаний. Люблю мужские виды спорта. И хоккей — один из таких. Я и с Владиславом Третьяком делал интервью. И друг мой — легендарный вратарь, бывший футболист, заслуженный мастер спорта Анзор Кавазашвили. Он сегодня довольно успешный бизнесмен. Анзора Амберковича уважаю, ценю и люблю за то, что он очень благородным делом занимается: создал специальный фонд для бывших спортсменов, дает им пенсии, в лечении помогает, на курорты отправляет.

Считаю, что спорт — это самая большая и сильная школа мудрости и человечности.

— За кого будете болеть на чемпионате мира по хоккею?

— Однозначно болеем за наших. Также и за Россию. Для меня она — преемница СССР, большой страны, в которой я родился. Очень жалею, что развалился Советский Союз. Никогда не забуду, какую гордость испытывал, когда звучал гимн, поднимался флаг, если наши побеждали. Помню, матчи чемпионата мира по хоккею, где играла сборная СССР, транслировались по телевизору поздно вечером. А отец у меня строгий, отправлял нас, детей, спать. Но мама дверь приоткрывала и мы в щелочку наблюдали за игрой. Выдавали себя, когда наши забрасывали шайбу. Отец тогда смеялся: «Ладно, идите, смотрите...»

— Тенгиз Шукриевич, сегодня вы как-то связаны с деревней?

— Во-первых, родился в сельской местности — в поселке Энергетиков Дзержинского района. Моя мама была первой роженицей открывшегося там родильного отделения. И школу там окончил. И начал свою трудовую деятельность — преподавал историю ученикам.

В этом поселке я как дома. Правда, когда приезжаю, многие люди идут ко мне с проблемами, и я всегда охотно помогаю…

Между прочим, сейчас взял землю под дачный участок в Логойском районе. Жду не дождусь, чтобы построить там домик. Перееду туда жить. Там такая красота! У меня участок на горочке. И метров девятьсот пройти через лесочек — вот и Вяча… Может, это с возрастом пришло, но для меня большое наслаждение, радость, когда попадаю в сельскую местность. И дети мои охотно ездят в деревню.

— Грибы там собираете?

— Люблю их есть… Когда до седьмого класса жил в Грузии, нас родители каждое лето отправляли к дедушке с бабушкой в Беларусь. И каждое утро дед поднимал: «Идите по грибы». А я ленился их собирать. И что мы делали? Отходили ближе к лесу, и ложился спать. Друзья шли по грибы, а потом перекладывали мне половину, а я взамен давал им рубль. А дед же — старый партизан. Он скоро меня раскусил…

— У вас известный дядя — советский грузинский писатель Нодар Думбадзе, лауреат Ленинской премии. Передался ли его талант кому-нибудь из вашей семьи?

— У нас говорить красиво все умеют, писать — тоже. В детстве я стихи сочинял…

А дядя для грузинского народа был как для России Пушкин. Не ошибусь, если так скажу. Для меня большая честь и великая гордость, что у меня такой родственник. Он вошел в историю не только Грузии, был очень востребован в Советском Союзе. Его произведения переведены где-то на 70 языков мира.

— Вам помогло в жизни, что у вас такой известный родственник?

— Да. Особенно при поступлении в БГУ. Помню, когда у меня принимали экзамен по русскому языку, я, очень волнуясь, рассказываю, и тут вижу: экзаменатор не слушает меня, а неотрывно смотрит на мой экзаменационный лист. А потом говорит коллеге: «Ты посмотри на фамилию». Начал меня спрашивать о дяде…

И старшего своего сына я в честь знаменитого родственника назвал — Нодаром. Второго зовут Джаба.

— Вы многого достигли в профессии, а к чему еще стремитесь? Чего вам хотелось бы?

— Хочу, чтобы люди стали добрее. Немножко по-другому смотрели на мир. Чтобы каждый стал чуть-чуть философом, и прежде чем кого-то критиковать, бранить, поставил бы себя на его место… Чтобы темы у меня были не горячие, а только на позитиве. И не было повода говорить о бедах и страданиях людей. Хочу, чтобы был мир. Для меня это свято…

— Тенгиз Шукриевич, спасибо за встречу! И со святым для всех нас праздником — Днем Победы!

Беседовала «ТелеРадиоГид» «СГ»
Вера ГНИЛОЗУБ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?