Тендеры не исключают, а притягивают коррупцию

И рассказал о таком случае. Как-то он встретил своего коллегу, который перешел работать в частную проектную организацию. Разговор зашел о том, кто сколько тендеров выигрывает. Оказалось, что «Минскгражданпроект» — лишь один, а частная фирма — девять из десяти.

НА РЕСПУБЛИКАНСКОМ совещании по проблемам в строительной отрасли директор ОАО «Институт «Минскгражданпроект» Олег Быковский затронул тему тендеров на проектные работы

И рассказал о таком случае. Как-то он встретил своего коллегу, который перешел работать в частную проектную организацию. Разговор зашел о том, кто сколько тендеров выигрывает. Оказалось, что «Минскгражданпроект» — лишь один, а частная фирма — девять из десяти.

При этом «частник» почти не разбирается в профессиональных тонкостях, зато хорошо знает, куда, к кому и с чем надо подойти, чтобы победить.

Что из этого следует? Мы внедряли тендеры для борьбы с коррупцией, а оказалось, что именно они стали нередко и ее рассадником. Почему?

В тендерах легко победить, зная тех, кто их проводит. Свои люди выдают предложения конкурентов, за определенную мзду, конечно. Дальнейшее — дело техники. Можно всегда предложить чуть лучше условия, и необязательно их при этом выполнять.

Второе. Как рассказал на совещании Олег Быковский, частные фирмы активно демпингуют, предлагая цены за проектирование в 2—3 раза ниже реальных. Тендер выиграли, деньги хапнули, а насколько их документация жизнеспособна — не важно. В результате заказчикам приходится впоследствии или доплачивать им же за доведение проектов до нормального состояния, или нанимать новых. А заканчивается все ростом затрат.

Характерный пример — все тот же «Борисовдрев», который привлекал к проектированию ряда важных объектов частные организации «Теплосила» и «Унистел». Постоянные переделки, переносы сроков по 5—6 раз, отказы устранять замечания… В итоге низкое качество проектирования и нарушение сроков привели к удорожанию проекта в 2,5 раза.

Надо убрать почву для процветания мелких фирмочек, сулящих золотые горы при малых затратах. Определить перечень требований к проектным организациям: они должны иметь работников соответствующей квалификации, необходимую техническую базу. Неудовлетворительно показавших себя в работе исключить из участников тендеров. Подумать о сохранении в тайне предложений претендентов. В конце концов, усилить уголовную ответственность за нечестное определение победителей.

Конечно, коррупция процветает и в самом строительном процессе. Возьмем нашумевшую ситуацию с ОАО «МонолитГрад». Его директор Сергей Парменов арестован за то, что получил 228 миллионов рублей от управляющего частной фирмы. Откат предназначался «за благоприятное решение вопроса о заключении договора субподряда на проведение сантехнических работ в строящемся жилом доме в п. Юбилейный Минского района». Акции ОАО «МонолитГрад» принадлежат Министерству архитектуры и строительства Беларуси. Не оно ли должно контролировать работу своего подразделения? Не здесь ли регулярно разрабатываются так называемые мероприятия по противодействию коррупции? Или все дело в том, что до своего назначения директором ОАО «МонолитГрад» Сергей Парменов занимал должность начальника управления Министерства архитектуры и строительства? И еще в 2012 году создал коммерческую компанию, которой, вопреки запрету, управлял через доверенных лиц. Кроме того, используя свои служебные полномочия, Парменов предоставил этой фирме льготы по аренде помещений, принадлежащих ОАО «МонолитГрад». Почему всего этого не видели в министерстве? Не потому ли, что кто-то упорно не хотел видеть?

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?