Технологическая версия начала Второй мировой войны

Как гонка систем вооружений и военной мысли спровоцировала политические решения


Эскиз пикирующего бомбардировщика Пе-2, проект которого разрабатывался в туполевской шараге.
Фото из книги «100 российских инженеров, изменивших наш образ жизни». – М., 2014

В современной историографии традиционная дата начала Второй мировой войны – 1 сентября 1939 года. Но, как будет показано ниже, эта дата грешит алогизмом. Вторая мировая началась в Испании 14 марта 1937 года международной битвой при Гвадалахаре, где впервые республиканцев поддержали интербригадовцы – против проигравших тогда франкистов с их негласными союзниками – фашистами Италии и Германии.

Еще до Гвадалахары шла необъявленная война, в которой сотни советских танкистов и летчиков на лучших (пока) в мире истребителях И-16 и бомбардировщиках СБ успешно на земле и в небе Испании помогали республиканцам.

27 февраля 1939 года «миротворцы» Франция и Великобритания признали правительство Франко дипломатически. 28 марта Франко взял Мадрид. В мае японцы захватили Пекин, союзный Москве и США.

Дальнейшее – парадоксально.

Мифические мессеры


6 мая 1939 года в Одессу прибыл лучший в мире сверхлегкий крейсер «Ташкент» итальянской постройки. Он сначала шел под итальянским флагом – от верфи в Ливорно, где строился с 11 января по 28 декабря 1937 года. Припыл под советским, уже секретно. Что подвигло, кроме выгоды контрактов, Муссолини вежливо передать «Ташкент» большевикам – вчерашнему противнику? Моя версия – показать Гитлеру, что вот, мол, и я, вчерашний противник Советов в Испании, дружу с ними – и ничего страшного.

Авиаконструктор, генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы Александр Яковлев у своих самолетов.
Обложка журнала «Огонек», № 27, 1944

3 мая 1939 года внезапно отправлен в отставку Максим Литвинов. Наркомом иностранных дел стал сталинист Вячеслав Молотов (Скрябин). Гитлер приветствовал сталинскую замену (возможно – по запросу Берлина). Муссолини поспешил поддержать фюрера, который секретно зондировал Сталина – о военно-техническом сотрудничестве. Судим об этом по скупой доступной информации.

Так или иначе, Ворошилов 28 января предложил через Микояна Берлину первый официальный перечень товаров, которые Москва согласна закупить: «…самая современная 105-мм зенитка, приборы управления зенитным огнем, первый в мире геликоптер поперечной схемы FW-61, бомбовые прицелы и новейший истребитель «Мессершмитт-113».

Правда, чекисты подвели Клима Ворошилова: «Мессершмитт-113» был мифом. А Москва между тем была озабочена новейшими мессерами, которые с ноября 1938 года в испанском небе легко сбивали наши И-16. Реально это был предсерийный выпуск обновленного «Мессершмитта Bf-109E». Гитлер позволил в конце 1939 года СССР закупать этот «мессершмитт», превзошедший «спитфайр». О разведчике FW-189 и истребителе FW-190 фюрер помалкивал.

Советские поставки – от топлива и зерна (миллионы тонн!) до перекупленных ради Берлина каучука и вольфрама – это покрытие дефицита для вермахта, люфтваффе и войск СС. Иные историки сочли, что за это Берлин пошел на Договор о дружбе, вопреки Mein Kampf.

Допустима и не столь банальная трактовка.

План BOMBER-B


В Берлине не упустили из виду, что в «большевистском евангелии» («Краткий курс истории ВКП(б)», сентябрь 1938 года) советский вождь проигнорировал гитлеровский тезис о «беспощадной германизации обширных земель на Востоке». Долгосрочная цель Гитлера – постепенная деморализация Сталина актами прельщения, после которых атака на СССР станет решающей.

В апреле 1939 года Москве была доверительно сообщена секретная программа BOMBER-B – разгрома главной британской военно-морской базы Скапа Флоу. Создавался тяжелый высотный пикировщик Junkers-288.

В Москве решили создать свой – 15-тонный скоростной (600 км/ч) высотный пикировщик ПБ без истребительного прикрытия: дальность с бомбой в 1 т – 5 тыс. км; вооружение – шесть оборонительных пушек. Базирование – под Ленинградом. Цель все та же – английская база Скапа Флоу. Только два гения, избежавшие расстрела, – Андрей Туполев и ди Бартини могли потянуть такой проект.

Свидетельствует конструктор Сергей Михайлович Егер: «Мы с Бартини, будучи в Болшевском концлагере, проектировали истребитель. В апреле появился Туполев, заявивший: «Наш главный враг – Англия! Срочно проектируем ПБ». Начали втроем. Работали по 10 часов, привлекли других компетентных зэков (например, конструктора сверхсекретного трехвинтового вертолета Алексея Черемухина -  В.Б.). В сентябре представили рабочие чертежи ПБ/АНТ-57. Но столь дальний ПБ стал неактуален... И с января 41-го успешно испытывался 10-тонный АНТ-58 103. Он обгонял «спитфайры» до 1942-го».

Сборочный цех штурмовиков Ил-2 завода № 30 в Куйбышеве.
Из 33 тыс. посланных на фронт Ил-2 уцелело менее 10 тыс. Фото с сайта www.migavia.ru

Вместо BOMBER-B немцы попытались реализовать план ядерного удара по США, успешно испытав 50-тонный четырехмоторный «Мессершмитт-264», превосходивший американскую «летающую сверхкрепость» B-29. Немецкий Me-264 был способен доставить две урановые имплозионные бомбы (по-видимому, конструкции Курта Дибнера) до Нью-Йорка и вернуться обратно (15 тыс. км). Но – не успели обогатить уран.

Роман «студебеккера» с катюшей


Заступаясь за атакованную Москвой Финляндию, Рузвельт летом 1940 года заблокировал поставки станков для советских авиазаводов. 

Как бы  для компенсации американцы предложили оборонную продукцию фирмы «Студебеккер»: трехосный грузовик US-6, который был отвергнут Армией США. Москва согласилась при условии непринципиальной доработки этой 4,5-тонной машины: нагрузка 2,5 т; скорость – 72 км/ч по нормальной дороге; 93 л.с.

Такой военный транспорт поступил в Рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА) в конце 1941 года. А в 1942 году на его шасси ставили многоствольные реактивные установки РС-82, РС-132 инициативно. С апреля 1943 года такие катюши компоновались регулярно. Поставки «студебеккеров» превзошли по ленд-лизу составили более 100 тыс. Отпускная цена грузовика была 3 тыс. долл. В итоге это составило  примерно 3% от всей американской помощи.

Также 3% американской помощи по ленд-лизу составляли поставки нам истребителей «Белл Аэрокобра» (4800 штук по 50 тыс. долл.). Они внесли не менее существенный вклад в победу.

Уверен в резонности награждения фирмы «Студебеккер» звездой Героя Социалистического Труда. Это доказано решающей ролью катюши, снаряды для которой уже были разработаны до 1938 года. Правда, разработчики погибли в ГУЛАГе или были просто расстреляны, как Георгий Лангемак, в начале 1938 года. А звания Героя Социалистического Труда их удостоили только при Горбачеве. Посмертно.

Война радаров


Уничтожив Францию как великую державу, Гитлер решил добить Великобританию, воспользовавшись превосходством «Мессершмитта Bf-109Е» над тогдашним «спитфайром». Но недостаточно учел скромную дальность своих машин и совсем не учел потенциал радаров британских ПВО, которые обеспечивали «спитфайрам» предупреждение о приближении эскадрилий люфтваффе. Пилотская элита обеих сторон воздушной битвы за Британию заметно таяла.

Здесь необходимо сказать более подробно о радарах вообще.

Немцы опередили англичан в радарах военно-морского флота. Это сказалось на уничтожении с одного выстрела (на пределе видимости!) линейного британского крейсера «Худ» 380-мм снарядом с новейшего линкора «Бисмарк» – с помощью радарного наведения – в мае 1941 года.

Переадресовав бомбардировки Британии с дневных на ночные, Геринг опоздал с экономией немецких потерь. В Британии уже шли испытания первого в мире бортового радара ночных истребителей-перехватчиков.

Ключевым секретным британским изобретением оказался «Клистрон», идея которого проста: мощность пучка электронов сама собой возрастает, ибо электроны генерируются с линейной во времени скоростью. Догоняя более ранних, электроны «упаковываются», эффективно используясь в радаре, имеющем слабый и легкий источник энергии.

Такой сравнительно компактный радар был установлен и испытан на новом 11-тонном тихоходном истребителе – ночном перехватчике Bristol Beaufighter. Снаряженный четырьмя 20-мм пушками, он мог развивать скорость всего 510 км/ч. Но его жертвы еще тихоходнее: Do-17, He-111, Ju-88. Для соблюдения секретности был применен английский юмор: якобы использовали витамин, резко улучшающий зрение пилота во тьме. Когда в 1941–1942 годах немцы стали бомбить ночью с более скоростных Do-317, He-177 и Ме-410, британцы заменили Bristol Beaufighter на быстрый «Москито» NF.

Здесь кстати упомянуть о «радарном продукте» советско-германской дружбы.

Историки отмечают, что Гитлер после октября 1939 года скрывал военно-технические достижения от советского руководства. Например, «немецкие друзья» скрывали истребитель FW-190, а также Bf-109F, не говоря об успехах с турбореактивными двигателями. Да и чекисты прозевали. Но историки почему-то проигнорировали радары, солнце которых уже взошло, но не для Москвы.

Где запросы Ворошилова и ему подобных на радарную технику Берлина? А было кому формулировать такие запросы? Те, что еще были живы,  сидели в лагерях ГУЛАГа и шарашках. Автор лично знал самого выдающегося из таковых – это Аксель Иванович Берг, из обрусевшей шведской семьи.

До апреля 1939 года он сидел в Бутырке – один на один с Андреем Николаевичем Туполевым. Андрей Николаевич говорил, что, кроме Берга, никого не осталось из разумно судивших о радарах. Он покоя не дает Ворошилову: «Прикажите создать А.И. Бергу тюремное ОКБ <шарагу> для обеспечения РККА и ПВО радарами». И Ворошилов приказал – в 1940 году.

Советские камикадзе


За 114 дней воздушной битвы за Британию (август–октябрь 1940 года) англичане и их союзные коллеги потеряли убитыми 1338 летчиков, в том числе 537 пилотов-истребителей. Самолетов-истребителей потеряли 1023. Люфтваффе потеряло меньше истребителей, но вместе с бомбардировщиками – 1887 самолетов и 2662 летчика.

Самолеты выпускались массово. Но с пилотами – дело хуже. Немцы были недалеки от завоевания господства за счет дальнейшего истребления британских пилотов, но проигнорировали это, сберегая летные кадры. Нужна победа быстрее и наверняка. Генералы предлагали душить Британию в Средиземноморье – убрать ее базы: Гибралтар, Мальту и Суэц.

Но пришла пора завоевывать «жизненное пространство» для Германии – атаковать СССР, где вождь пока подвержен акциям прельщения, в том числе готовит ВВС РККА к совместной войне с Британией (предположительно, с 1942-го).

Без визы вождя ни один наш самолет ни принят в серийное производство, ни снят. Поздней осенью 1940 года Сталин доволен и новым штурмовиком Ил-2, и истребителем Як-1.

Однако высотный перехватчик МиГ-3 – самый скоростной (620 км/ч) в мире истребитель, поспешно запущенный в 3000-ю серию, оказался труден в освоении и давал заметную аварийность в эскадрильях. А его запланированный высотный режим 7–8 км – как раз для перехвата дальних американских «летающих крепостей» В-17 и В-24, поставляемых в Британию.

Немцы применяли, как правило, бомбардировщики невысотные, тихоходные, но с мощным оборонительным вооружением. Сталин предусматривал войну с Гитлером? Тогда объясните этот абсурд!

С самолетом Ил-2 антибританский сценарий обошелся скверно. Поскольку американские и английские «харрикейны» и «спитфайры» вооружены были исключительно легкими пулеметами, решили убрать с Ил-2 оборонительного стрелка, а за спиной пилота ограничиться скромным бронированием. В 1943 году оборонительного стрелка с тяжелым пулеметом восстановили, но фактически без бронирования. А немецкие истребители били по Ил-2 уже не одной-двумя пушками 20-мм калибра, а тремя-четырьмя, в том числе 30-миллиметровыми. Ил-2 так и оставался всю войну своего рода советским камикадзе...

Другого рода камикадзе был ЛНБ – ночная модификация У-2 Поликарпова.

Невыносимое прельщение


Заложенные в 1938 году советские линкоры планировались к спуску в 1943-м. Долго ждать. И поздней осенью 1939 года фюрер, еще глубже прельщая вождя, предлагает Сталину купить (за 200 млн рейхсмарок) новейший TIRPITZ с 380-мм пушками. Правда, позднее Гитлер передумал, но именно такие корабельные орудия Берлин предоставил для строящихся линейных крейсеров «Кронштадт» и «Севастополь». В апреле 1941 года Москва утвердила для этих 41000-тонных уникумов германское вооружение: 9 орудий калибра 380 мм...

Но именно в апреле 1941-го Гитлер решил перейти от прельщений к устрашению.

В ночь с 5 на 6 апреля 1941 года с ведома фюрера подписан сенсационный Договор о ненападении (фактически – о дружественном сотрудничестве) между Москвой и Белградом.

На договоре еще не успели просохнуть чернила, как на Белград обрушились бомбы тысячи немецких бомбардировщиков. Бомбежка Белграда длилась, пока не было убито по крайней мере 17 тыс. его жителей. Югославы капитулировали 17 апреля. Фюреру некстати был такой «непотопляемый авианосец» недалеко от Мюнхена.

Посол Германии в Москве Шуленбург 6 апреля был очень озадачен тем, что ни Молотов, ни Сталин вида не подали по этому поводу. А вот Черчилль счел это шансом Сталина атаковать немцев, спасая и Югославию, и Россию. Но советские ВВС пока только переоснащались.

Через считаные дни Сталин самодовольно подписал Пакт о ненападении с Японией и вскоре угодливо разрешил немецким экспертам знакомиться с серийным производством совершенно секретных МиГ-3. И не только! Против такой «халявы», если не вообще против той «дружбы» резко выступила высшая авиационная элита РККА. Их безотлагательно репрессировали, обезглавив ВВС РККА.

Это сыграло роль невыносимого прельщения для фюрера. Он напал на СССР, и за двое суток наши деморализованные армады ВВС потеряли – не только в воздушных боях, но прямо на аэродромах – около 4 тыс.  самолетов (архивные данные Дмитрия Хазанова). Немцы – не менее 200 за первый день…

Сталин через пять часов после нападения, получив официальное уведомление из германского посольства, произнес хрестоматийное: «Все-таки Гитлер наверняка об этом ничего не знает».

Локальный эпилог


Деморализация охватила и уцелевший от Берии сталинский генералитет. Высшие профессионалы РККА и Красного флота не особенно радовались собственным предостережениям вождю о неминуемости вторжения немецких армад на суше и в воздухе. Их остро озаботил реальный масштаб этого вторжения, ибо связь с фронтом не налаживалась – об этом позаботились загодя немецкие диверсанты.

Недавние советские разведчики, например, предупреждали: немцы способны обрушить на СССР около 10 тыс. боевых самолетов. Еще позавчера это была как бы благоприятная информация о мощи дружественной Германской империи – ради общего дела. А теперь необходимо срочно уточнять, решать, командовать... Потребовались дни, чтобы с некоторым облегчением узнать (нечто, уточнявшееся годами), сколько Берлин выделил для первого удара согласно плану Барбаросса. Боеготовых машин они 21 июня имели: «Мессершмитт-110» – 163 единицы; «Юнкерс-87», дневной пикировщик, тихоходный – 183; «Хайнкель-111» – 223; «Юнкерс-88», дневной пикировщик, умеренно скоростной – 467; «Мессершмитт-109» – 778 единиц, в том числе 509 новейших Bf-509F. Менее значимые машины – около сотни.

Что касается сталинских самолетных армад, то новейших МиГов на вооружении имелось 950 единиц плюс более тихоходные Як-1 – 184 единицы. Итого новейших советских боепригодных истребителей – 1134  против немецких 778.

И все-таки нельзя не упомянуть о наличии архаичных, но хорошо освоенных 6300 истребителей Поликарпова: И-16, И-153. Их пилоты были практически обречены. Но и они нанесли люфтваффе немалый ущерб – успели в неравных боях сбить в 1941 году до 1000 «мессершмиттов», «юнкерсов», «хайнкелей» и «дорнье»…

А первым ключевым западным сторонником Москвы торжественно объявил себя премьер Британии Черчилль: «Против Гитлера я заключил бы военный союз даже с дьяволом». Конечно – согласовав с «нейтральным» Рузвельтом, который вскоре не отказал Сталину в стратегических поставках ленд-лиза почти на 10 млрд долл.


Валентин Анатольевич Белоконь – выпускник МФТИ, кандидат физико-математических наук



Мнение автора не всегда совпадает с точкой зрения редакции.
Источник: ng.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости