Техника с умом

Что получит страна от индустриализации?

Американский журнал Forbes на днях представил десятку самых дорогих мировых брендов. Только три компании в этом топе — не технологические. В лидерах же совершенно предсказуемо оказались Apple с капитализацией 182 миллиарда (!) долларов, Google, Microsoft, Facebook, Amazon, Samsung. По прогнозам экспертов, уже к 2025 году все вокруг будет взаимосвязано, и планета превратится в мир смарт-вещей. Готова ли наша экономика к такой перестройке?


До конца этого года Министерство экономики на основе анализа современной ситуации на мировых рынках должно представить концепцию стратегии устойчивого развития нашей страны до 2035 года. Но еще раньше будет подготовлен план по индустриализации. К каждому району привяжут инвестиционные проекты. Всего их более 1,7 тысячи. Министр экономики Владимир Зиновский уверен: если задумку удастся осуществить, то вполне реально к 2025 году достичь ВВП 100 миллиардов долларов. Это почти в два раза больше, нежели имеем сегодня.

Но вот вопрос: не отстаем ли мы от глобальных трендов? Уместно ли говорить об индустриализации, когда все больше стран делают ставку на цифру и интернет вещей? Доктор технических наук, профессор Борис Паньшин считает так: 

— Реальную экономику никто не отменял и нельзя сбрасывать ее со счетов. Сама по себе цифровая индустрия без традиционной промышленности, сельского хозяйства просто не может существовать. Людям всегда надо будет есть и пить, во что-то одеваться, где-то жить, на чем-то передвигаться и так далее. Да, пиццу сегодня можно купить через интернет, а для ее доставки использовать беспилотник. Но и пиццу, и дроны делают на конкретных предприятиях. Поэтому очень важно адаптировать реальный сектор к высокотехнологичным достижениям, максимально использовать те преимущества, которые дает информатизация, робототехника, цифровые технологии. 

Доктор экономических наук, профессор Валерий Байнев термин “постиндустриальное общество” и вовсе называет искусственным:

— Вопреки активно навязываемым остальному миру представлениям о постиндустриальном обществе современное экономическое, политическое, военно-техническое лидерство развитых государств связано с ускоренным индустриальным развитием. Лучшие автомобили, самолеты, суда производятся там. И делается это за счет интеграции капиталов, собственности, труда. Знаете ли вы, что доля крупных корпораций в США за последние годы увеличилась с 50 до 83 процентов. На 100 крупнейших предприятиях сконцентрировано 60 процентов всего производства страны. 


Недаром в Германии взялись за концепцию “Индустрия 4.0”. А Европейская комиссия поставила задачу увеличить к 2020 году долю промышленности в ВВП с 16 до 22 процентов. Безусловно, никто не отрицает роль экономики знаний. Более того, за ней будущее. Но только в тесной связке с традиционными отраслями. То есть в выигрыше окажутся те, кто приспособит инновационные технологии к действующим производствам. В качестве примера Борис Паньшин привел Бельгию: 

— Там в самом начале информатизации создали при университетах, ИT-компаниях специальные группы, которые в муниципалитетах, на предприятиях занимались налаживанием новых схем управления и рабочих процессов. Не уходили с объектов, пока все не начинало работать и пока все не научились. В итоге за десять лет производительность труда в Бельгии выросла (вдумайтесь в эту цифру) на 102 процента, в то время как в Англии — только на 27 процентов. Может, и нам следовало бы создать мультисервисную платформу информатизации республиканского значения, к которой могли бы в упрощенном порядке подключаться компании и автоматизировать свои процессы. Проще говоря, “цифра” должна быть “прикручена” к каждому станку, к каждой машине. Если хороший компьютер установить на реальный хороший трактор, то получим умную технику, “супертрактор”.

Кстати, по расчетам специалистов, в 2025 году смарт-технологии найдут широкое применение в транспортной отрасли. Более 60 миллионов автомобилей будут подключены к сетям 5G, а все сходящие с конвейера авто не смогут обходиться без интернета. 

Но как встроить индустрию в новую экономику? Какие проекты из плана индустриализации окажутся наиболее востребованны? Министр экономики Владимир Зиновский дает на это четкий ответ:

— Прежде всего это проекты по импортозамещению. В прошлом году Евразийский экономический союз импортировал из третьих стран товаров на 220 миллиардов долларов. Мы проанализировали структуру этого импорта, отобрали 327 позиций. Это товары, производство которых может быть создано у нас самостоятельно или в кооперации с зарубежными партнерами. Почти 160 проектов в сфере машиностроения, электроники, оптики, медицине, микробиологии и фармацевтике мы предлагаем для совместной реализации с Китаем. И последний блок — около 1200 проектов — это идеи, привязанные к специфике и профилю конкретного района, построенные на предложениях от органов госуправления и бизнеса. 

Стратегии и планы, безусловно, вещь хорошая и нужная. Но где взять деньги на их реализацию? Полагаться на бюджетное финансирование и массовую господдержку неправильно и даже опасно. Если инвестпроекты будут финансироваться под гарантии Правительства, путем раздачи льготных ресурсов направо и налево, это автоматически приведет к увеличению госдолга и шторму на финансовом рынке. Уроки прошлых лет Правительство усвоило на крепкую десятку по десятибалльной системе. Поэтому рассчитывать надо на два источника, говорят эксперты. Во-первых, это собственные средства предприятий, повышение отдачи от модернизированных отраслей. Позитивные примеры есть. В частности, председатель правления Банка развития Сергей Румас сослался на деревообработку:

— Сегодня холдинг деревообрабатывающей промышленности по итогам трех месяцев имеет рентабельность производственной деятельности более 6 процентов. Два года назад эта цифра была минус 18 процентов. Сегодня каждое предприятие деревообработки нормально работает, своевременно рассчитывается по всем своим обязательствам. Ни у одного нет задолженности по кредитам перед каким-либо коммерческим банком. И сегодня банки уже конкурируют между собой за право обслуживать эти предприятия. 

Второй вариант — привлечение прямых иностранных инвестиций в промышленный сектор. К слову, интерес к Беларуси со стороны зарубежного капитала постепенно растет. Ведь на самом деле инвестору не так уж много и надо: минимум рисков, понятные, стабильные правила игры и гарантии защиты прав собственности. Показательный пример такого сотрудничества — Китайско-Белорусский индустриальный парк “Великий камень”. Особый правовой режим, налоговые преференции, строительство и приемка объектов в упрощенном режиме действуют на инвестора как магнит. Сегодня в Парке зарегистрировано уже 34 резидента из Китая, России, Германии, США, Литвы, Австрии, Израиля. И есть все основания полагать, что вскоре эта цифра возрастет в разы. Ведь для доступа на рынки нужны новые высокотехнологичные товары. А по этим направлениям в некоторых сегментах мы уже имеем хорошие конкурентные компетенции. Например, в ИT-сфере, по беспилотникам, медицинской технике, приборостроению, промышленному инжинирингу. Кроме того, к концу года в стране заработает интерактивный портал “Дорожная карта инвестора”. На нем будут обозначены конкретные инвестиционные предложения регионов. Инвестор из любой страны наглядно сможет увидеть, где, на каких условиях предлагается реализовать тот или иной проект, в чем его суть, и принять соответствующее решение.
“Цифра” должна быть “прикручена” к каждому станку, к каждой машине. По расчетам специалистов, в 2025 году смарт-технологии найдут широкое применение в транспортной отрасли. Более 60 миллионов автомобилей будут подключены к сетям 5G.
konon@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости