Тебя я услышу за тысячу верст

Хотя в любом спектакле всегда есть любовь, принято говорить, что сегодня ее все меньше и меньше. Играть не умеют. Неправда. В мае обычно заканчивается театральный сезон, и на прощанье, а может для летних раздумий, обычно случаются сюрпризы в виде неординарных премьер. Почти все театры порадовали маленькими, не густо населенными спектаклями. Чем меньше действующих лиц, тем ответственнее нагрузка у артиста. А о чем могут говорить со сцены он и она в присутствии друг друга? Конечно же, о любви. «Баллада о любви» в Театре имени Янки Купалы – это «Альпийская баллада» Василя Быкова, прочитанная режиссером Владимиром Савицким и молодыми артистами Анной Хитрик и Романом Подоляко.
Суровый военный писатель в этом своем раннем произведении очень романтичен. Думаю, что ему бы это определение не понравилось, как не нравилось ему все, что происходило с его книгами на сцене. Но Быкову всегда было близко все духовное, бескорыстное, жертвенное. В этом смысле любовь, заполняя весь мир, противостоит вражде, насилию, эгоцентризму. В свое время «Альпийская баллада» имела бешеный успех, потому что повествовала о любви безграничной и вневременной. Новый спектакль это подтвердил. Альпы, Италия, Беларусь – безграничное. Поколение сороковых и поколение ХХI века – вневременное. Они могут быть поняты. Создатели спектакля играют любовь, как эмоцию, – вспышками. В строгой, решенной минимальными средствами работе отсутствуют яркие, зрелищные эффекты. Зрителя заставляют вслушиваться в текст. Это в кино можно показать красоту гор и черное нашествие фашистов, умилиться цветком эдельвейса и светом утра. А как в театре заставить актеров ползать по скалам? Решение найдено Владимиром Савицким и сценографом Виктором Тимофеевым простое и гениальное. Целая череда тяжелых табуретов. Из них составляется христианский крест. Из них составляется гитлеровская свастика. Их сдвигают, громоздят друг на друга. В темноте силуэты размыты. Чем не скалы? Так же загадочны и опасны. Ивана и Джулию уже называли Ромео и Джульеттой Великой Отечественной войны. А.Хитрик и Р.Подоляко никогда не сыграют пьесу Шекспира, можно считать, что к великой тайне молниеносной и чистой любви они уже прикоснулись. Исследователи шекспировской «Ромео и Джульетты» считают, что там любовь рвется за границы миров. Ей нужно небо. В повести В.Быкова происходит нечто подобное, только отредактированное другим веком. Не страсть, не секс, а самообнаружение себя. Наверное, трудно открыть что-то новое в чувстве, через которое походят все. В том-то и ребус: сколько ни пиши, сколько ни показывай, а разгадать раз и навсегда не дано. Каждый слышит свои звуки, ощущает свои запахи и совершает свои ошибки. Вообще-то, сцена умеет замечательно обманывать, заставляя верить в придуманные истории. Но когда речь идет о чувствах, надо, чтобы зрителя кольнуло, ударило, ошарашило, потрясло. Этого обманом не достигнешь. В артисте должна быть боль, рана, память о страдании. Только такое искренне передается в зрительный зал. Иначе будет только техника, технология. Молодые купаловцы счастливо преодолевают эти опасности. Еще далеко не все совершенно. Пока Она сильнее и интереснее, чем Он. Но уже появился спектакль, который заставляет помнить талантливого писателя, который заставляет забыть, что молодежь не помнит войны, который вселяет уверенность, что есть неразрывная связь между поколениями.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...