Те, кто считает облака

Обзор книг Шарля Бадлера "Выбраныя вершы" и Кадзуо Исигуро "Не отпускай меня"


Шарль Бадлер. Выбраныя вершы. Мiнск, 2016.

«Пад вялiкiм шэрым небам, на шырокай пыльнай раўнiне, дзе не было нi дарог, нi травiнкi, нi нават дзядоўнiку з жыгучкай, я спаткаў людзей, якiя брылi сагнуўшыся. Кожны з iх нёс на сабе велiзарную Хiмеру, цяжкую, як мех з мукою цi вугалем, або як рыштунак рымскага ваяра». Пазнаеце сябе пад цiскам забабонаў, мiтуснi i абрыдлых абавязкаў? Такi агульны партрэт чалавецтва намаляваў Бадлер, пераказаны вядомым перакладчыкам Андрэем Хадановiчам. Выдатная магчымасць па–новаму адкрыць для сябе вялiкага паэта — невялiчкi томiк серыi «Паэты планеты». У серыi не проста пераклады, а перастварэннi, тут выяўляецца густ i асоба перакладчыкаў, якiя выбiраюць для брашур самае лепшае, дарагое, найбольш адметнае. У гэтым зборнiчку ёсць вершы добра знаёмыя, прынамсi, з цыкла «Кветкi зла». А вось творы з кнiгi «Парыжскi сплiн. Маленькiя паэмы прозай» многiх здзiвяць i змусяць сумна ўсмiхнуцца. «Мая любая, мая шалёная каханка падавала мне абед, а я праз расчыненае акно залi сачыў, як плыве ў небе цуднае Божае дойлiдства, сатканае з няўлоўных павеваў, чароўныя эфемерныя збудаваннi... I я сказаў сабе, сузiраючы: «Усе гэтыя дзiўныя вiдзежы прыгожыя амаль як вялiкiя вочы маёй каханай красунi, маёй любай, шалёнай, зеленавокай пачвары». Але раптам я атрымаў моцны ўдар кулаком у спiну ды пачуў сiпаты, чароўны голас, iстэрычны й нiбы ахрыплы ад гарэлкi — голас маёй мiлай, любай каханкi: «Будзеш ты есцi нарэшце свой суп, чортаў гандляр аблокамi?!»


Кадзуо Исигуро. Не отпускай меня. Москва, 2016.


Удивительным образом здесь узнается и Британия, и Япония в стереотипном нашем понимании. Неспешное, атмосферное описание некоей частной закрытой школы в живописной английской глубинке — чуть ли не «Джейн Эйр». Старый усадебный дом в викторианском стиле, строгие учителя, озорные дети, выстраивающие, как обычно, жестокую иерархию с изгоями и властными фаворитами... Первые влюбленности, первые предательства... А в японском духе не только любование природой. Странно обостренное, недетское чувство долга воспитанников: сказано не выходить за территорию — даже не помыслят. Особая, прямо самурайская, преданность учителям, сиротская мечта о знаках внимания с их стороны — и отчужденность взрослых. Чем далее, тем больше странного: упоминания о загадочной миссии, которая ждет каждого воспитанника, к которой нужно готовиться, тщательно следя за своим здоровьем. Непонятные уроки музыки и рисования, мифы о Галерее, куда отбирают лучшие работы, сообщение, что никто из воспитанников не сможет иметь детей... Дети как–то неестественно нелюбознательны и доверчивы, у них напрочь отсутствует подростковое бунтарство, за исключением изгоя Томми. Но и тот своих вспышек ярости стыдится. Сюжет неспешного повествования закручивается вокруг отношений трех подростков — заводилы Рут, странного Томми и тихони Кэти. И становится все жутче... Пока читатель не догадывается о страшной истине: воспитанники интерната — клоны, чье предназначение — быть донорами органов. И их смиренное принятие своей миссии, более того, умение видеть в ней что–то высокое, заставляет содрогнуться. Герои называют изъятие органов «выемкой», а неизбежную смерть — «он завершился». Наивно верят, что «выемку» может отсрочить пара, доказав, что воистину влюблены... Антиутопия, заставляющая видеть печальные аналогии. Завораживающее, грустное повествование.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?