Тайный агент Феликса

Кем же он был на самом деле — наш земляк Алексей Фролович Филиппов?

О нем говорят как о первом советском разведчике, считают спасителем Балтийского флота, причисляют к друзьям основателя ВЧК Дзержинского...

Кем же он был на самом деле — наш земляк Алексей Фролович Филиппов?

В 1870 ГОДУ в Могилеве в семье швейцара женской гимназии и кухарки родился сын Алексей. Он выучился на юриста, намеревался остаться на кафедре Московского университета и заняться наукой, так как за время учебы трижды за свои труды получал золотые медали, но тяга к журналистике оказалась сильнее. Алексей Фролович работал в издательских домах, а потом выпускал собственные газеты и журнал. Замечу, что за публикации он более сотни раз привлекался к судебным процессам, в большинстве случаев из-за политических взглядов.

В 1912 году Филиппов переехал в Санкт-Петербург, стал трудиться в банкирском доме, сотрудничал с  биржевой прессой, а потом начал издавать газету «Деньги».

В 1917 году Алексей Фролович поддержал большевиков и предложил молодому государству свою помощь. После того как Филиппов услышал о готовящемся перевороте эсеров и о возможном покушении на Ленина, он отправился на Гороховую улицу, где размещалась Всероссийская Чрезвычайная Комиссия. На следующий день произошла первая встреча Филиппова с Феликсом Дзержинским.

Переданные в ВЧК сведения оказались актуальными. Спустя неделю, 1 января 1918 года, произошло известное эсеровское выступление. Это событие заставило Дзержинского обратиться в архив контрразведки Временного правительства и запросить сведения на Алексея Фроловича. Досье характеризовало Филиппова как человека неблагонадежного и явно симпатизирующего идеям большевиков. Это было на руку молодой советской власти. Дзержинский понимал и другое: обширные связи Филиппова в издательских и банковских кругах помогут в борьбе с явным и скрытым саботажем, которым нередко занимались банковские чиновники Петрограда.

АЛЕКСЕЮ ФРОЛОВИЧУ было выдано удостоверение, в котором указывалось, что он является секретным сотрудником ВЧК. Другой документ, подписанный тоже Дзержинским, предписывал безотлагательно представить к обозрению А. Ф. Филиппову все необходимые справки, цифровые данные и делопроизводство…

В то время руководством страны рассматривался проект декрета о национализации банков. Филиппов получил задание подготовить обстоятельную докладную записку о состоянии финансового и банковского дела в послереволюционной России. Он проанализировал сведения, представив Дзержинскому три подробных и обстоятельных доклада по финансовым проблемам, помог вскрыть махинации банковских чиновников, уличив их в умышленном саботаже.

Такого рода поручения Алексей Фролович выполнял неоднократно, а в конце января 1918 года после недолгой беседы с председателем ВЧК выехал за границу.

К тому времени Совет Народных Комиссаров признал Финляндию, которая на протяжении ста лет входила в состав Российской империи, самостоятельным государством. Получив независимость, государство разделилось на два лагеря. С одной стороны — финские красноармейцы и социал-демократы, поддерживающие молодую советскую республику, с другой — буржуазные партии, ориентированные в своих расчетах на Германию и Англию. Противостояние привело к вооруженному конфликту. Между тем большевистскому правительству, которое опасалось, что финские территории могут быть использованы Германией в качестве плацдарма для удара по Петрограду, необходимы были достоверные сведения о событиях в Финляндии.

Именно в Финляндию под видом корреспондента одной из российских газет и направился Алексей Фролович. Из-за границы в ВЧК регулярно приходили письма от «товарища Арского». Вся информация в них, как и надеялся Феликс Эдмундович, была весьма своевременна. Несмотря на то, что обстановка в Финляндии менялась с калейдоскопической быстротой, Филиппову удавалось вычленить самое главное, самое актуальное и своевременно информировать Центр. У него не было специального образования, в то время его негде было получить, поэтому в своей работе Филиппову приходилось опираться исключительно на жизненный опыт и природное умение анализировать информацию. Как правило, в его донесениях содержались конкретные предложения о мерах, которые, по мнению Филиппова, следовало предпринять, чтобы повлиять на обстановку в стране и направить ее развитие в нужное для России русло.

Дзержинский поручил ему изучить также настроения офицеров и матросов Балтийского флота, базировавшегося в то время в Финляндии, убедить командующего Балтийским флотом Александра Развозова поддержать большевиков. И Филиппову это удалось.

Именно он предложил отвести отряд российских кораблей в Кронштадт с помощью буксиров, что в итоге, без преувеличения, помогло спасти Балтийский флот и военнослужащих российских гарнизонов (знаменитый «ледовый переход» кораблей в Кронштадт в феврале—мае 1918 года).

В марте 1918 года Алексей Фролович переехал вместе с ВЧК в Москву и работал в отделе по борьбе со спекуляцией и преступлениями.

УВЫ, СУДЬБА не всегда была благосклонна к Филиппову. В 1918 году первый председатель Петроградского ВЧК Урицкий  его арестовал. Формальной причиной послужило заступничество Алексея Фроловича за арестованного в Петрограде Александра Гарязина, его дореволюционного компаньона, бывшего редактора и издателя журнала «Дым Отечества».

Филиппов осознавал опасность подобного вмешательства, но отношения Александра Львовича Гарязина и Алексея Фроловича Филиппова отличались такой теплотой и доверительностью, что поступить иначе он не мог и передал Дзержинскому телеграмму с ходатайством разобраться во всем. Но в итоге документ лег на стол Урицкого. Заступничество Филиппова не помогло, Гарязина все равно расстреляли.

А Филиппова арестовали. Мотивировка звучала вполне убедительно: Филиппов ходатайствовал за человека, напрямую причастного к русским националистическим организациям. Но, скорее всего, можно предположить, что истинная причина его ареста крылась в другом: у Моисея Соломоновича Урицкого имелись более веские причины, чтобы запереть в тюрьме человека Дзержинского.

По просьбе Ленина ВЧК начал параллельное расследование убийства Володарского. Для этой цели в Петроград были командированы Заковский (официально) и агент Филиппов (тайно). О засылке в его «епархию» тайного агента случайно узнал Урицкий и серьезно встревожился. Тут-то как нельзя кстати и пришлось заступничество Филиппова за Гарязина.

Освободил Филиппова из тюрьмы сам Феликс Эдмундович. И случится это уже после того, как Моисей Соломонович Урицкий, переиграв, перехитрив самого себя, будет убит Леонидом Иоакимовичем Каннегисером. В тот день, 3 сентября 1918 года, и подпишет один из руководителей органов государственной безопасности  страны Глеб Иванович Бокий постановление об освобождении Алексея Филиппова, а 9 октября по постановлению, подписанному Антиповым, с тайного агента будут сняты все обвинения.

«Гр. Алексей Фролович Филиппов был арестован как заподозренный в причастности к организации «Каморры» — «Союза спасения Родины». Установлено, что гр. Филиппов к «Союзу спасения Родины» никакого отношения не имеет и от предварительного заключения 3 сентября сего года освобожден».

В АВГУСТЕ—сентябре 1919 года, в самый разгар гражданской войны, Филиппов инициирует создание «Исполнительного Комитета духовенства на началах коммунистического строя», или, как его стали именовать позже, Исполкомдух. Считается, что он был создан новой властью для урегулирования вопросов по делам вероисповедания в государстве.

И здесь Филиппов проявил себя как незаурядная личность. По одной из версий Филиппов принял непосредственное участие в написании одного из ключевых церковных документов времен гражданской войны — послания Святителя Тихона о невмешательстве в политическую борьбу. Основной мыслью издания этого послания стало избавление духовенства от репрессий за активное участие в гражданской войне. Однако этот документ не понравился ликвидационному отделу НКЮ, занимавшемуся церковными делами. Петр Красиков, возглавлявший отдел, расценил разрешение публикации послания «как ошибочную и не выгодную с политической точки зрения» акцию.

Послание Святителя Тихона, а также высказывания Алексея Фроловича в отношении новой власти привели к расформированию в конце 1920 года Исполнительного Комитета по вопросам духовенства. Красиков обвинил Исполкомдух в том, что его деятельность приняла неугодный характер. Филиппова снова арестовали, обвинив его в ведении двойной игры, в стремлении, «притворяясь сторонником советских мероприятий, все делать для защиты церкви и духовенства». Филиппова вновь спасло заступничество Дзержинского. По его поручению уполномоченный Президиума ВЧК, проведя полное расследование, прекратил дело «за отсутствием достаточных оснований».

Филиппов перешел на службу в 6-е церковное отделение Секретного отдела, затем экспертом в отдел по изъятию церковных ценностей. В 1924 году он ушел из ГПУ и организовал свое юридическое бюро. Но его снова арестовали и отправили на три года в ссылку в Иркутск.

ДАЛЬНЕЙШАЯ судьба Филиппова неизвестна. Предположительно умер он в 1950 году.

Татьяна ЖУРАВЛЕВА

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?