Народная газета

Тайны старых стен

Советский бегун одержал победу, пережив клиническую смерть во время забега

В 2019-м минский стадион "Динамо" примет легкоатлетический матч сборных Европы и США. Такое бывало и раньше
2019 год обещает быть для Беларуси небывало насыщенным и превратить нашу страну в один из центров европейского спорта. То, что в июне Минск примет II Европейские игры, всем уже давно известно. А накануне подоспело и еще одно известие с приставкой “супер”: в том же 2019 году, но в сентябре, на обновленном после реконструкции минском “Динамо” пройдет легкоатлетический матч Европа — США. Об этом радостно сообщил посетивший Беларусь глава Европейской легкоатлетической ассоциации (ЕАА) Свен Арне Хансен:


— Я горд объявить, что спустя много лет легкоатлетический матч Европа — США пройдет в Минске. Откровенно говоря, такого рода спортивных мероприятий давно не проводилось. В 2019-м в календаре немного крупных легкоатлетических состязаний, кроме чемпионата мира в Катаре, поэтому остановились на этой дате. Одной из причин, почему выбрали местом проведения матча Минск, является открытие после реконструкции стадиона “Динамо”. Рад, что сможем задействовать этот стадион на предстоящих легкоатлетических соревнованиях.

Мы все тоже, конечно, безмерно горды и счастливы. Тем более что матчевые встречи США и СССР, продолжателем которых должны стать соревнования европейцев и американцев, некогда были очень популярными и даже в некотором роде являлись культовыми (что-то сродни знаменитым хоккейным суперсериям Канада — СССР). А минский стадион “Динамо”, как и белорусские спортсмены в целом, к тому же не раз становился эпицентром легкоатлетических страстей. Листая страницы старой хроники, в этом легко убедиться.

Эпизод первый. 1951 год

Чемпионаты СССР по легкой атлетике по популярности уступали только футбольному первенству. В Советском Союзе был настоящий спортивный культ, а легкая атлетика недаром считается королевой спорта — пролетарская молодежь в Стране Советов прыгала, бегала и устанавливала рекорды почти поголовно. Легкоатлетические чемпионаты не прерывались даже во время Великой Отечественной войны, а уж после Победы и вовсе вал рекордов и настроение догнать и перегнать весь мир захлестнули огромную страну от Москвы до самых до окраин.

Энтузиазм бил ключом, а первенство 1951 года было решено отдать Минску и проводить на подлатанном и пережившем легкую послевоенную реконструкцию стадионе “Динамо” (у арены разгребли наконец завалы и возвели центральную трибуну). Для минчан, только начинавших строить новую жизнь и свободно дышать мирным воздухом, это был первый по-настоящему большой спортивный праздник — отдушина, а потому во все дни народ на трибуны тек нескончаемой рекой и аншлаг на арене был с утра до вечера. Война жестко прошлась своей безжалостной гребенкой по белорусскому генофонду, выкосив лучшие силы. На спорте это, конечно, тоже сказалось. Легкую атлетику поднимали всеми силами и возможностями. Фигурой особо заметной стал Борис Левинсон, ученик знаменитого тренера Николая Биргера. Годы войны Борис Борисович провел в Новосибирске, где создал спортивную школу. Возвращаясь, прихватил с собой в Минск несколько учеников. Одним из них стал Тимофей Лунев — наша главная, но, увы, почти окончательно забытая сегодня легкоатлетическая звезда первого послевоенного десятилетия.

Времена были несладкие, но никто не роптал. Стадион “Динамо” во время боевых действий серьезно пострадал, а потому тренировались легкоатлеты на “Пищевике”, где были глиняные беговые дорожки, но не было ни душа, ни даже умывальника. Вместе с другими спортсменами Лунев, прибыв в Минск, поселился в обычной институтской аудитории, выполнявшей одновременно функцию общежития. Со временем завхоз выделил хорошую плитку на две конфорки, с помощью которой будущие чемпионы по очереди кашеварили. Живя в таких условиях, они умудрялись не только тренироваться, но и учиться.

Ко времени минского первенства Лунев был уже четырехкратным чемпионом СССР, рекордсменом в беге на 200 метров с барьерами. Еще дважды он переписывал лучшие секунды и побеждал на дистанции вдвое длиннее. В общем, не просто был на хорошем счету, а прочно входил в состав сборной и рассчитывал на европейское и мировое признание. В современных реалиях — это топ-уровень, хороший заработок и перспектива участия в “Бриллиантовой лиге”. Как минимум.

1962 год. Встреча сборных США и СССР на стадионе Стэнфордского университета собрала 153 тысячи зрителей.

Нет ничего удивительного, что забеги на 200 и 400 метров с барьерами стали в Минске-1951 гвоздем программы. Основным и принципиальнейшим соперником Лунева был ленинградец Юрий Литуев — фронтовик, командир артиллерийской батареи, имевший боевые награды и закончивший войну лейтенантом. Они поочередно выигрывали друг у друга, переписывая на себя рекорды страны. В Минске — снова обменялись победами: Лунев победил на дистанции 200 метров, Литуев был быстрее на более длинной. Третьим, к слову, на 400 метрах стал еще один белорус Анатолий Юлин, очередная звездочка из плеяды послевоенных воспитанников нашей легкоатлетической школы. Через год в составе сборной СССР они оба — и Лунев, и Юлин — отправились на Олимпиаду в Хельсинки, но на пьедестал там было суждено подняться лишь третьему представителю СССР — Литуеву. Конкуренция, таким образом, была Луневым проиграна окончательно и бесповоротно, и он стал потихоньку сходить с большой орбиты. Какое-то время Тимофей работал на кафедре легкой атлетики в Институте физкультуры. Там, к слову, в те времена трудилось целое созвездие выдающихся специалистов: Евгений Шукевич, Борис Левинсон, Томас Реннель, Николай Биргер. Именно благодаря их стараниям Беларусь долгие годы была одной из ведущих легкоатлетических республик в СССР. А затем Лунев, как говорят, покатился по наклонной. Высокий, длинноногий и очень талантливый, Тимофей мог добиться в спорте гораздо большего и стать настоящей звездой, но еще в разгар карьеры стал потихоньку заглядывать в стакан. Выпивки сделались регулярными и неконтролируемыми, когда завершил карьеру. Умер Лунев в безвестности в 1987 году.

Эпизод второй. 1958 год

Догнать и перегнать Америку в СССР хотели во всем. В спорте в том числе. Первый пробный камень на предмет того, что хорошо бы двум сверхдержавам померяться амбициями и мышцами на легкоатлетической арене, был заброшен на Олимпиаде в Хельсинки-1952. Дело с ходу не выгорело, но процесс, как говорят, пошел. И вскоре был подписан контракт на два таких матча: в 1958 году встреча должна была состояться в Москве, а в 1959-м — за океаном, в Филадельфии.

Владимир Булатов — рекордсмен и белорусский предшественник великого Сергея Бубки.

 Американцы приехали в Москву пижонами и франтами. Они были уверены в своей победе, потому что почти безраздельно властвовали на мировой арене, а наши лишь только начинали свой разбег. Но для советских спортсменов, для жителей всей страны в целом это было гораздо больше, чем просто соревнования. А потому все центральные газеты единодушно назвали эту встречу “Матчем столетия” (впоследствии матчи получили название “Битва гигантов”). И проиграть его наши просто не могли. В итоге хозяева праздновали победу — 172:170. И весомую лепту в этот успех внесли белорусские легкоатлеты.

Победителями стали двое — Владимир Булатов и Елизавета Ермолаева. В прыжках с шестом в те годы американцам не было равных, они штамповали мировые рекорды один за другим и шансы советских спортсменов тут не просматривались вообще. Но скромный минский спартаковец Булатов имел на сей счет свое мнение. Что ему было до авторитета чемпиона США Рона Морриса и до того, что планка мирового рекорда достигла отметки 4,82, тогда как личное достижение самого Булатова измерялось более чем скромными 4,42? Он в Москве красиво улучшил свое достижение аж на 8 сантиметров сразу, взяв высоту 4,50, а затем замахнулся и на рекорд Европы. Увы, 4,61 Владимиру не покорились, он задел планку кончиками пальцев, но все равно победил и стал почти национальным героем. А уже через год в Филадельфии Булатов прыгнул 4,64, установив-таки новый рекорд Европы!

Мария Иткина пять раз принимала участие в битве сборных СССР и США.

Блеснула в беге на 800 метров и чемпионка Европы Елизавета Ермолаева. Ученица того самого Бориса Левинсона, она начинала свой спортивный путь с лыжных гонок в Горьковской области, но была замечена и приглашена в Минск. Здесь и состоялась как спортсменка, выиграла первенство СССР. Казалось, что ее карьера идет на взлет, Ермолаева готовилась к Олимпиаде 1960 года в Риме, но получила травму, которая перечеркнула все надежды. В итоге с дорожки пришлось уйти, но в легкой атлетике осталась: Ермолаева еще долго работала в Минском институте физкультуры, затем в школе олимпийского резерва, став заслуженным тренером БССР.

В первой битве против США принимали участие еще двое белорусских легкоатлетов. В беге на 200 метров вполне могла рассчитывать на успех Мария Иткина, но, с опозданием приняв старт, она лишь на финише догнала американку: фотофиниш установил превосходство соперницы. А один из мировых лидеров в метании молота Михаил Кривоносов в решающий момент, как это за ним водилось, снова дрогнул. Он много раз и до того, и после уступал знаменитому американцу Гарольду Коннолли (в том числе и на Играх в Мельбурне), а тут и вовсе не сумел добросить снаряд даже до пьедестала — четвертое место.

Развязка матча, как в хорошем триллере, случилась в последнем забеге на 5000 метров, а главным героем стал советский стайер Хуберт Пярнакиви, опередивший быстрого американца Билла Деллинджера и принесший победу стране и сборной. Спустя год, в Филадельфии, Пярнакиви снова пришел к финишу впереди американцев, но в условиях жуткой жары и огромной влажности последние сто метров дистанции он преодолевал больше минуты, шатаясь из стороны в стороны. А сразу после финиша рухнул на руки партнерам.
Доктора констатировали: советский спортсмен прямо на дистанции пережил клиническую смерть, но был спасен. Операторы на финише сумели запечатлеть, как атлет, собрав остатки сил, сказал: “Надо... Бегать... До конца...” Вот такие это были люди.

Эпизод третий. 1973 год

Честь принять очередной матч против сборной США досталась Минску. На стадионе “Динамо”, таким образом, вновь навели легкий марафет: уложили новенькую резинобитумную беговую дорожку, навели порядок в подтрибунных помещениях, озеленили и обустроили парковую зону вокруг арены. Страна ждала очередной “битвы гигантов”, в Минске волновались и скупали билеты, а главный тренер сборной СССР Иван Степанченок ожидал от своих подопечных хорошего выступления и мировых рекордов. Неудивительно, ведь на минские дорожки и сектора вышли такие звезды, как Валерий Борзов, Надежда Чижова, Виктор Санеев, Фаина Мельник... В числе тех, кто готовился дать бой американцам, были и белорусы: Александр Жидких, Михаил Желобовский, Виктор Мясников, Евгений Ивченко, Александр Блиняев и Евгений Гавриленко.

Трибуны минского стадиона “Динамо” помнят финиш легендарного Валерия Борзова

Большинство из этих имен сегодня мало что скажут обычному болельщику. А между тем это были спортсмены очень высокого уровня. Александр Блиняев, например, в блестящем стиле выиграл турнир десятиборцев, а Евгений Гавриленко (продолжатель традиций Лунева и Юлина), победив на дистанции 400 метров с барьерами, чуть-чуть не дотянул до рекорда СССР. О тех событиях он вспоминал так:

— Это забыть невозможно. Во-первых, событию придавали политическую подоплеку, мы обязаны были побить американцев. А уж если дома их принимали, так это стопроцентно. Соперники так не парились и часто не привозили сильнейший состав. Но в Минск приехали лучшие. А дорожка на “Динамо” была битумная, у американцев глаза из орбит, когда ее увидели. Они не предполагали, что столкнутся с такой допотопностью в одном из самых крупных городов СССР. Народу на трибунах уйма! Люди сидели везде, где возможно. Белорусов приветствовали особенно. Я на дорожку вышел, мурашки по коже, на трибуны смотрю — людское море. Как дали старт, не помню, только на 300 метрах понял, что американцы меня не достанут. Так хорошо перед своими бежалось...

В ходьбе на 20 километров родные улочки помогли нашему Жене Ивченко — он пришел к финишу первым. В спринте на 200 метров бежали сразу двое белорусов — Жидких и Сергей Коровин. Александр пришел к финишу третьим. Впереди оказались только лидеры мирового сезона Стивен Уильямс и Марк Лутц. Причем последнего на вторую строчку поднял лишь фотофиниш. В беге на 5000 метров весь стадион отчаянно болел за нашего Желобовского. За 200 метров до финиша Михаил выдал свой знаменитый спурт, обошел американцев, но, правда, не сумел догнать партнера по команде Николая Свиридова. Как итог — второе место. Таким же результатом мог похвастаться после финиша и рекордсмен СССР в беге на 110 метров с барьерами Виктор Мясников.

Общий итог встречи — 216:163 в пользу советских спортсменов, почти разгром. Попасть в обойму сборной СССР было делом очень непростым, а поучаствовать в матче против американцев — и вовсе почти подвиг. Но белорусы всегда были на виду, традиции нашей легкоатлетической школы очень глубоки. К слову, рекордсменом по участию в “битвах гигантов” среди белорусов является Мария Иткина, выступавшая против сборной США пять раз, а стартовавшая на разных дистанциях и вовсе одиннадцать: три раза выигрывала, семь раз занимала вторые места. Четыре раза участвовал в поединках Ромуальд Клим, три раза — Михаил Желобовский.

Интересно, сколько белорусов в составе сборной Европы мы увидим на “Динамо” в 2019-м?

s_kanashyts@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?