Минск
+12 oC
USD: 2.4
EUR: 2.61

Тришинское кладбище в Бресте обустроят по образцу Хайгейтского некрополя в Лондоне

Тайны старых погостов

Тришинское кладбище — самый старый некрополь Бреста — в августе внесли в Список историко–культурного наследия. А в сентябре горсовет утвердил концепцию по его охране, консервации и благоустройству. Недавно на кладбище прошел субботник. Элементарный порядок наведен, можно звать благотворительные экскурсии, чтобы собрать хотя бы часть средств на вовлечение некрополя в общегородскую культуру. К слову, сегодня только два кладбища в Беларуси имеют статус историко–культурной ценности: Кальварийское в Минске и Тришинское в Бресте.


Тришинское кладбище станет туристическим объектом

Автор охранной концепции — начальник отдела комплексных научных изысканий филиала «Брестреставрацияпроект» ОАО «Белреставрация», доцент Брестского технического университета Николай Власюк. Он считает, что появилось кладбище в XVI веке. На месте могильника племен восточно–германской языковой группы, датируемого I — IV веками нашей эры. Сегодня некрополь насчитывает до 12 тысяч могил. Правда, на самом старом надгробном камне — лишь 1834 год.

Тришинское кладбище — архив под открытым небом. Но до недавнего времени сюда приходили только родственники усопших, коммунальщики и любопытствующие. Познавательную экскурсию для меня провел брестский фотограф Александр Шульгач:

— Вот могила Мартимера Брофельдата — начальника штаба Брест–Литовской крепости. Здесь покоится Александр Гельмерсен — директор Брестского Александровского кадетского корпуса, там — украинский писатель и председатель мирового суда Брестского уезда Алексей Стороженко, а вот — белорусский поэт Микола Засим. Обрати внимание на надписи на надгробиях. Кладбищенская поэзия, несомненно, представляет определенную художественную ценность.


С 1969 года кладбище закрыли для захоронений, и оно стало приходить в запустение. Встал вопрос о сносе погоста и вовлечении земли в общегородское строительство. Как последняя капля: в минувшем январе начал рушиться забор вокруг кладбища... Постановление Совмина о статусе ценности регионального значения поставило точку в спорах быть или не быть Тришинскому некрополю.

В конце октября здесь прошел общегородской субботник. Депутат Палаты представителей Национального собрания Анатолий Дашко тоже участвовал:

— Концепцию благоустройства полностью поддерживаю, голосовал за нее, будучи депутатом Брестского горсовета. Правда, кучность захоронений высокая, есть и будут определенные сложности из–за этого в уборке. На кладбище сейчас запрещена неконтролируемая вырубка деревьев, кустарников и лиан, замена и вывоз фрагментов надгробий и оград.



В будущем планируется восстановить прежнюю трассировку аллей и дорожек, вокруг кладбища появятся новая ограда и въездная брама. Будет построен лапидариум для музеефикации высокохудожественных и исторических надгробий и оград, не поддающихся реставрации, на могилах их заменят муляжами в натуральную величину. Кроме этого, появится общегородской оссуарий — костница. А также колумбарная стена для коммерческих захоронений в урнах по периметру некрополя, как на Кальварийском кладбище в Минске. По сохранившимся чертежам будет восстановлена сожженная в 1960–х годах Свято–Троицкая церковь.

И самое, пожалуй, необычное: брестский некрополь благоустроят по образцу Хайгейтского кладбища в Лондоне.

Владелец сертификата ЮНЕСКО по консервации и охране старинных кладбищ Николай Власюк знает, что делает:

— Концепция предполагает романтическую реставрацию, которая использовалась при музеефикации лондонского некрополя. Ждем решения методической рады при Министерстве культуры. Если рада утвердит нашу концепцию, на кладбище сохраним эдакую организованную запущенность: деревья, находящиеся в «биогеоценозе» с надгробиями — вросшие в ограды, кресты, лианы, древостой тоже максимально оставим.




Наведение порядка на Тришинском кладбище

К слову, у Тришинского кладбища есть своя легенда — изображение «лика Богородицы» на старой могиле. Говорят, «лик» создала одноклеточная наземная водоросль плеврококк, но разве обязательно рассказывать туристам детали?

Можно спорить, насколько нравственно рассматривать кладбища и надгробия с точки зрения архитектурных памятников. Но, скорее, заброшенность погостов — безнравственность. Недавно довелось побывать в заказнике «Непокойчицы» Жабинковского района. Кладбище скоро исчезнет. А там — Патеи, Олизаровичи, Ходковичи, Непокойчицкие, Райские, которые в XVI — XX веках владели окрестными землями...

В деревне Лысково Пружанского района требует внимания старинное еврейское захоронение, которому не менее 500 лет. На местном католическом кладбище нашли последнее пристанище представители Быховцев, а также других известных родов: Волконских, Карпинских, Горн. В Лысково у костела похоронен поэт–лирик Франтишек Карпинский.


В Лысково у костела похоронен поэт–лирик Франтишек Карпинский


Захоронение около деревни Шпаки до сих пор не исследовано

В этом же районе, на берегу Щибы, разместилось неизвестное захоронение. Оно огибает деревню Шпаки и продолжается вдоль речки. Краеведы убеждены: здесь похоронены ятвяги...

Иные некрополи расскажут больше, чем туристский путеводитель. О людях, деревне и городе, о стране, об укладе жизни и нравах. Их нужно беречь. Старинные кладбища — тоже достопримечательности. Правда, так называемый некропольный туризм у нас пока совсем непопулярен.

valentinak3@mail.ru

Фото автора и Александра ШУЛЬГАЧА.

Советская Белоруссия № 214 (25096). Суббота, 5 ноября 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...