Тайны елисейского двора

О суде над бывшим премьер–министром Франции Домиником де Вильпеном

В Париже вчера начался суд над бывшим премьер–министром Франции Домиником де Вильпеном. Подсудимый обвиняется в клевете на президента страны Николя Саркози.


История эта давняя, и началась она еще в 2004 году, когда в списке политиков, якобы замешанных в отмывании денег через люксембургский банк Clearstream (название банка и дало впоследствии имя всему скандалу), обнаружилось имя и Саркози, на тот момент занимавшего пост главы МВД. Вскоре, однако, выяснилось, что список клиентов банка был фальшивым.


Следствие длилось несколько лет, и вот теперь Доминику де Вильпену предъявили обвинения в «пособничестве в предоставлении заведомо ложных обвинений». Говорят, что бывший премьер–министр сделал это, чтобы свалить своего политического соперника...


Участие столь авторитетных французских политических тяжеловесов в уголовном деле придает процессу широкий общественный резонанс. Еще бы, это ведь зрелище, как в римском Колизее: победитель добивает побежденного.


Обоих «гладиаторов» выпустил в свое время на политический ринг хозяин Елисейского дворца Жак Ширак. Оба считались преемниками Ширака, работая в одном кабинете: де Вильпен — премьер–министром, а Саркози — министром внутренних дел. Оба являлись главными фигурами в лагере правых политиков.


Но теперь, если бывшего премьер–министра признают виновным, ему грозит до пяти лет тюрьмы. Вот тогда–то операцию «Преемник», которую мучительно просчитывал 74–летний Жак Ширак, решивший не выдвигать в 2007 году свою кандидатуру, можно считать полностью завершенной...


Николя Саркози точно не нужен преемник, во всяком случае, в ближайшее десятилетие. Однако я не думаю, что этот политик, не спускающий обычно нападок своих недругов (так, он добился увольнения редактора журнала «Пари–матч», напечатавшего компрометирующие снимки его супруги Сесилии), сегодня отсекает конкурента. Во всяком случае, это может быть одна из его промежуточных задач, но цель гораздо серьезнее.


Саркози за два года у власти проявил себя как сильный, напористый и очень амбициозный политик. Многие наблюдатели сравнивают его даже с Наполеоном, имея в виду прежде всего его смелые политические планы и проекты. Выходец из правого лагеря, он наверняка не намерен довольствоваться идеями предшественников и готов к новым начинаниям. Например, таким новым этапом во внешней политике стало форсированное сближение с Соединенными Штатами. В экономике он предложил принять глобальные меры против выплат бонусов банкирам... Но для того чтобы открыть в истории Франции новую, успешную «эпоху Саркози», нынешнему французскому лидеру необходимо отмежеваться от всех провалов и ошибок правого лагеря, к которому он и сам принадлежит. Подвести окончательную черту под «эпохой Ширака». Другое дело, каким способом ему удастся это сделать...


Наверняка Елисейский дворец остро нуждается сегодня в более успешной и эффективной политике. Ведь последние годы второго президентского срока Ширака ознаменовались рядом значительных провалов. В 2005 году французы отвергли проект общеевропейской Конституции, вынесенной на референдум. В том же году Франция стала ареной крупнейших общественных беспорядков, вылившихся в серию поджогов в парижских предместьях и других городах. Все это свидетельствовало о провале французской социальной политики, за которую заодно с президентом Шираком отвечал и министр внутренних дел Саркози.


События следующего, 2006 года продемонстрировали, что и социально–экономический курс правых грозит взрывом. Инициированный правительством законопроект о так называемом контракте первого найма вызвал тогда крупнейшие студенческие бунты. Этот–то неудачный законопроект де Вильпена и поставил крест на его будущем президентстве. Задумавший уходить с президентского поста Жак Ширак окончательно остановил свой выбор на Николя Саркози.


Но, как пишут сегодня многие СМИ, Саркози не простил тем, кто мешал его восхождению в Елисейский дворец, в том числе и бывшему сопернику де Вильпену...


Вообще–то я не сторонница теории заговоров в политике и считаю, что политические процессы больше подчиняются объективным общественным законам, чем чьим–то субъективным желаниям. Как говорится, человек предполагает, а народ выбирает... Тем не менее, как видим, операция «Преемник» — кстати, термин этот зародился задолго до нынешнего кремлевского тандема и управляемой российской демократии — случается даже в самых развитых странах. Во всяком случае, нынешний скандал во Франции вскрывает тайные пружины, связанные с желанием определенных и не самых последних политиков поуправлять демократическим процессом.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...