Тайна серебристого чемоданчика

Как в Беларуси проверяют безопасность рентгеноборудования

Как в стране проверяют безопасность рентгеноборудования
Когда видишь его в строгом костюме, вооруженного алюминиевым чемоданчиком, он напоминает одного из персонажей старого блокбастера про «людей в черном». 

Впрочем, то, чем занимается главный метролог лаборатории ядерной спектрометрии и экспертизы радиационной безопасности НИИ ядерных проблем БГУ Леонид Рыдлевский, не так уж далеко от научной фантастики. 

Он измеряет и контролирует то, что не в силах рассмотреть человеческий глаз, — радиационное излучение. В этом и кроется главный подвох радиации — она не имеет ни вкуса, ни запаха, ее не видно, а между тем неисправный рентгеноаппарат может привести к переоблучению и персонала, и пациентов.

В бытность работы Леонида Рыдлевского еще в Госатомнадзоре такие случаи действительно не были большой редкостью. Это подтверждают и данные исследований, которые с 1986 по 1990 год проводил НИИ онкологии. Так вот, тогда ученые выяснили, что в этот период рентген-нагрузки на население были даже выше, чем последствия чернобыльской катастрофы. 

— С 1999 года мы проверили все флюорографы, стоматологические аппараты, — вспоминает Рыдлевский. — И около половины устройств не оправдали ожиданий, они попросту были выведены из строя, фонили. В итоге началась  активная замена оборудования. Например, фирма «Адани» разработала и выпустила пульмоскан — малодозовый флюорограф — на смену устаревшим. Это был хороший вклад в дело сохранения нашего с вами здоровья и соответствия оборудования международным нормам. 

Сегодня, по словам специалиста, волноваться нечего: нынешние флюорографы в наших медучреждениях соответствуют всем международным нормам. Но это не значит, что они не под контролем. Институт ядерных проблем БГУ, который работает в сотрудничестве с Госатомнадзором, — одна из организаций, имеющих на такую работу специальную лицензию. 

— Сегодня в стране около 30 тысяч источников радиационного излучения, — говорит специалист. — Электронные ускорители, гамма-установки, источники с цезием, иридием, которые используются в медицине и промышленности, а также рентгеноаппараты, которые имеются практически в каждом медучреждении. Все они проходят ежегодный контроль технических  характеристик. 

Для этого в арсенале Леонида Рыдлевского в том самом чемоданчике — дозиметр для измерения доз при рентгеновских исследованиях. Методика проверки такова: ионизационная камера ставится на то место, куда идет облучение, а монитор, который остается в руках у эксперта, выдает результат. Кстати, для проверки работы оборудования используются не живые люди, а так называемые фантомы. Роль легких, например, выполняет устройство (25 мм алюминия), внешне больше напоминающее мини-дипломат с ручкой, а туловища — цилиндр с отверстиями для ионизационных  камер. Впрочем, для проверки качества рентгеновского изображения есть сегодня и пластинки размером с ладошку. Все устройства с большой степенью точности скажут, правильно работает аппарат или нет.

Правильность зависит от дозы облучения, которую во время исследования получает виртуальный пациент. Выше нормы — нужно перенастраивать или вовсе заменять, в норме — значит, можно продолжать работать. Кто-то спросит: зачем все это? Аппарат современный, значит, и доза облучения невелика. Но исследований проводится много: сегодня рентген грудной клетки, завтра — головы, потом — позвоночника, зубов и так далее. 

— Все они вносят вклад в так называемую эффективную дозу, которую в итоге получает наш организм, — уточняет Леонид Рыдлевский. — Чем больше доза, тем больше вероятность получить онкозаболевание.

Суммарная эффективная доза для профилактических исследований — не более 1 микрозиверта в год. В медицинских целях — больше. И все же ограничения есть. Что в реальности? Сказать сложно. Знаете ли вы, например, какое облучение получили, придя за очередным рентгеноснимком? А ведь могли бы знать, уверяет собеседник.

Леонид РЫДЛЕВСКИЙ: без одобрения аккредитованных лабораторий в стране не вводится ни один рентгеноаппарат

— Статья 15 Закона «О радиационной безопасности населения» гласит, — зачитывает он, — что гражданину по его требованию предоставляется информация по ожидаемой или получаемой дозе облучения. 

В Великобритании, к примеру, в рентгеновском кабинете эту информацию пациент может увидеть на электронном табло. А у нас? Хотя ведь и в Беларуси есть рентгеноаппараты, которые в онлайн-режиме пересчитают вам полученную дозу облучения. 

Леонид Рыдлевский знает это наверняка, ведь сегодня без одобрения аккредитованных лабораторий не вводится ни один рентгеноаппарат. Проводится экспертиза на предмет лицензирования каждой новинки. И те начинают работу лишь после заключения: аппарат исправен. Если нет, до устранения недочетов об этом можно забыть. В последний раз, например, а именно пару недель назад, было отказано в эксплуатации такого оборудования в ЛТП-8 Департамента исполнения наказаний. И в итоге требования по настройке аппаратуры были выполнены. 

Впрочем, сфера действия лаборатории куда шире. Например, не так давно она дала добро на эксплуатацию досмотровой системы железнодорожных транспортных средств NUCTECH RF 9010, которая будет работать в Бресте.

В чемоданчике — дозиметр для измерения доз.

— Это своего рода сканер, — говорит Леонид Рыдлевский, — но для поездов. Он помогает контролировать грузовые вагоны и контейнеры на предмет контрабанды, не облучая при этом ни локомотив, ни пассажирские вагоны.

Выходит, нам с вами волноваться не о чем. 

veraart14@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...