Тайна речки Лебедевки

На дне речки Лебедевки в километре от деревни Малое Морозово Горецкого района покоятся остатки советского самолета
О том, что на дне речки Лебедевки в километре от деревни Малое Морозово Горецкого района покоятся остатки советского самолета, сбитого в годы Великой Отечественной войны, рассказал сельчанин Александр Титов, позвонивший в редакцию «СБ». 56–летний житель соседней деревни Котелево увлекается охотой, исходил эти места вдоль и поперек. Утверждал, что в детстве с другими мальчишками находил в этих местах пулеметные ленты и патроны.


Андрей Ануфриев показал на карте, где упал красноармейский самолет.

...Когда я приехала в Горки, с Александром Титовым мы так и не встретились, хоть и договаривались. Сельчанин то ли не смог, то ли передумал. Однако информацию о самолете подтвердили мастер–методист по ткачеству Горецкого народного дома ремесел Светлана Зеликова и ее 77–летний отец Иван Мохрачев. Оба живут в деревне Никулино, в нескольких километрах от места падения самолета. По их сведениям, самолет упал там, где стекаются две маленькие, больше похожие на ручьи, речки — Никулинка и Морозовка, образуя чуть более крупную Лебедевку.

Увы, даже Иван Владимирович Мохрачев, родившийся в 1937 году, обстоятельств падения самолета не знает. Зато и он в своем детстве, еще более далеком, чем у Титова, находил в этом месте различные железки, стеклянные фрагменты. И еще припоминает, что на поверхности речной воды время от времени выступали масляные пятна. Скупые сведения, но и они могут стать началом поисков...

В Горецком военкомате меня познакомили с командиром местного поискового отряда «Проня» Андреем Ануфриевым, а тот, в свою очередь, показал место падения самолета на карте района и согласился сопроводить меня туда, за шесть километров от города.



По дороге Ануфриев делился тем, что известно самому:

— Мы знали об этом самолете еще в 80–х годах прошлого века. Когда о нем вновь заговорили, я было подумал, что кто–то обнаружил другой самолет, но оказалось, все тот же. Мы несколько раз исследовали берег с металлоискателем. Действительно, везде звенит алюминий. Раньше, старики говорили, в хорошую погоду можно было видеть фрагменты в воде, но с годами самолет уходит все глубже в ил, внешних признаков его здесь больше не увидеть.

И действительно, подъехав к речке, мы сколько ни смотрели, ничего примечательного не заметили. Зато Ануфриев показал, где проходила линия фронта, где дислоцировались наши войска и подразделения противника.

Оказывается, еще во времена СССР в этих местах проводили мелиорацию. Тогда и попытались вытянуть на берег самолет двумя мощными тракторами «Беларус». Но ничего не вышло, только порвали тросы. На этом рвение мелиораторов закончилось...

Слухов о самолете в Горецком районе до сих пор ходит множество. Кто–то говорит, что в 1941 году в воду упали и утонули две летчицы. Но поисковики утверждают, что в июне – июле 1941 года в Красной Армии не было еще сформировано ни одной женской эскадрильи. Есть также предположение, что истребитель упал в речку в 1943 году во время освобождения Горецкого района от фашистов — именно в этом месте тогда проходила линия фронта. Но когда это случилось, в каком бою, при каких обстоятельствах, никто не припомнит. К сожалению, у затонувшего самолета нет даже четкой легенды, а к различным версиям, передававшимся из уст в уста представителями многих поколений, по мнению историков, нужно относиться с большой осторожностью. Тех же, кто жил в то время и мог быть очевидцем, к сожалению, уже нет с нами.

Так есть ли сегодня возможность установить имена пилотов, узнать, при каких обстоятельствах они погибли? Ведь летчики эти наверняка все еще считаются пропавшими без вести... Почему самолет столько лет покоится на дне речки, а его никто не поднимает, не исследует?

Вернуть экипажам имена

Оказывается, такой самолет далеко не единственный. Могилевский историк, руководитель областного поискового клуба «Виккру» Николай Борисенко, который в течение многих лет воскрешает из небытия имена красноармейцев, пропавших без вести, объяснил, в чем сложность работы с подобными находками. Дело в том, что в годы Великой Отечественной войны самолетов, упавших на территории Могилевщины, насчитывались десятки. Только вокруг областного центра разбросаны остатки не менее восьми машин. Летчики улетали за линию фронта, и те, которые не возвращались, считались пропавшими без вести. Фрагменты самолетов военного времени особой ценности для истории не представляют. Интересны они только в случае их идентификации, которая косвенно может помочь установить имена пилотов. Увы, но единственная возможность сегодня вычислить экипаж — это обнаружить двигатель, на котором есть номер. Или, если очень повезет, найти и прочитать на фюзеляже нанесенный краской бортовой номер самолета. Если этого нет, то остальные обломки — просто груда металла.


Николай Борисенко во время одной из последних поисковых экспедиций.

В военные и послевоенные годы люди относились к сбитым самолетам не столь внимательно, как сегодня. Алюминий и дюралюминий легко плавятся, и сельчане, разжившись обломками или срезав обшивку с упавших машин, несли их в кузницу, заказывали ложки, вилки, миски — купить всю эту утварь было негде. И назвать это вандализмом язык не поворачивается. Надо было как–то выживать... По мнению Николая Борисенко, самолет из Лебедевки мог быть как истребителем, так и бомбардировщиком. По тем данным, которые сохранились, поисковая перспектива очень слабая. Никто не может дать гарантии, что его двигатель сохранился — место легкодоступно, рядом несколько деревень, город близко, да и мелиораторы здесь поработали. Если двигателя нет, нет смысла снаряжать дорогостоящую экспедицию, тратить десятки миллионов рублей на подъем обломков. Хотя для историков, поисковиков любая информация подобного рода важна, ничего нельзя оставлять без внимания. Во время одной из ближайших экспедиций Николай Борисенко вместе со своими единомышленниками обязательно завернут в Горецкий район, побывают на берегу Лебедевки, прозондируют берег реки щупами — а вдруг? Ведь, падая с высоты 6 тысяч метров, двигатель весом в тонну мог зарыться глубоко в землю — на 3 — 7 метров. Тогда есть вероятность, что он сохранился. Если выяснится, что это так, можно будет планировать экспедицию совместно с 52–м отдельным специализированным поисковым батальоном.

Как правило, упавшие в войну самолеты всегда находят случайно. Ведь точное место их гибели никому не известно, кроме старожилов, которых остается все меньше. Николай Борисенко предупреждает: тот, кому посчастливится отыскать что–то подобное, не должен самостоятельно проводить раскопки. У каждого погибшего самолета своя история, и не исключено, что на месте падения могли остаться неразорвавшиеся авиабомбы, реактивные снаряды или другие боеприпасы. Все это может взорваться в любой момент. Так что сразу связывайтесь с военкоматом, историками или поисковиками. Своей информацией вы окажете неоценимую помощь тем, кто воскрешает имена погибших в войну экипажей самолетов. Ведь пропавшие без вести летчики — чьи–то отцы, деды и прадеды, которых родные и близкие, потомки до сих пор ждут с далекой Великой Отечественной войны. Если не самих героев, то хотя бы весточку о них...

Справка «СБ»

В последние годы Могилевским поисковым клубом «Виккру» подняты самолеты Пе–2, Ил–4, Ла–5 в Могилевском, Кличевском и Чаусском районах. Поисковики Могилевщины участвовали в подъеме Ил–2 в Дубровенском районе. Пока установлены экипажи Пе–2 и Ил–4 — 6 человек. Сегодня поисковики поддерживают связь с родными погибших летчиков, которые все 70 лет считались пропавшими без вести. Работа по поиску остальных экипажей продолжается.

Поднятые двигатели и другие детали самолетов переданы в музей авиационной техники в Боровой, Могилевский областной краеведческий музей им. Е.Романова, Кличевский районный краеведческий музей и кабинет–музей поискового клуба «Виккру».

Прямая речь

Владимир Пискижев, председатель Горецкого райисполкома:

— Воскрешать имена героев, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, прославлять их подвиги — наш, потомков, святой долг. Такая работа проводится в районе постоянно. Только за этот и прошлый годы мы открыли 25 новых имен героев в пяти захоронениях, в основном в Ленино и Горах, поменяли плиты на мемориалах, дополнив их новыми именами, связались с близкими. В нашем районе чтят память красноармейцев, отдавших жизнь за мир и свободу, воздвигнуто 48 мемориалов в их память. Все памятники, обелиски, комплексы мы привели в порядок к 70–летию Победы.

Irina_mendeleva@mail.ru

Фото автора и из личного архива Николая Борисенко.

Советская Белоруссия № 91 (24721). Суббота, 16 мая 2015
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?