Минск
+8 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Народная артистка Беларуси Татьяна Мархель отмечает 80-летний юбилей

Татьянин день

«Белорусская Джулия Ламберт» — так ее можно назвать за оптимизм и несгибаемость духа. Народная артистка, звезда Республиканского театра белорусской драматургии Татьяна Григорьевна Мархель отмечает сегодня юбилей. В театре вечером пройдет юбилейный бенефис — «Таццянiн дзень». Соберутся весь театральный бомонд и просто поклонники. Татьяне Григорьевне скажут много хороших слов о ее ролях, уникальном голосе, яркой фактуре, в которую с годами только добавляются все новые и новые оттенки... Присоединимся же и мы к этому стройному и искреннему хору восхищения.

Сегодня вечером в РТБД актриса будет принимать поздравления с юбилеем

Президент Александр Лукашенко поздравил народную артистку Беларуси Татьяну Мархель с юбилеем:

— Вы обрели известность как проникновенная и талантливая актриса, творчество которой всегда находит благодарный отклик в сердцах многочисленных поклонников. Созданные вами незабываемо трогательные и эмоциональные образы отличаются глубоким гуманистическим содержанием, самобытностью народных характеров и богатым внутренним миром, — говорится в поздравлении.

Президент подчеркнул, что вклад Татьяны Мархель в создание и сохранение традиций белорусского театрального искусства, несравнимое исполнение произведений песенного фольклорного наследия Беларуси — пример наивысшего служения национальной культуре.


(По сообщению пресс–службы Президента.)

Бабушка надвое сказала

Мархель в хорошей форме. Накануне блестяще отыграла три вечера подряд (сдача и две премьеры) в едком «Мудромере» художественного руководителя театра Александра Гарцуева. Хотя ее героиня — Бабушка — и приходит в выдуманное белорусским драматургом Николаем Матуковским учреждение министерство согласований с весьма эксцентричной просьбой (получить заранее дубовый гроб, чтобы любимые детки, когда придет смертный час, не тревожились лишний раз), в этой роли Мархель эффектно переключает регистр с комического персонажа на «женщину с судьбой». Зритель принимает новый образ на ура: голосует рублем и ногами, провожает Мархель восторженными криками и аплодисментами. Вангую на кофейной гуще, что этот спектакль в РТБД повторит успех «Ревизора» Николая Пинигина: билетов будет не достать.

Накануне юбилея Татьяна Мархель блестяще отыграла в премьере спектакля «Мудромер»

— Я первый раз играла в «Мудромере», — оценивает свою новую работу актриса Мархель. — Помню, что этот спектакль шел в Купаловском театре. К сожалению, я его не видела, но он долгое время был на слуху. Сначала стала репетировать эту Бабушку все–таки как какую–то придурь человеческую, старческий прибабах. Ну не может быть, если у человека столько детей, внуков и правнуков, как она говорит, чтобы она озаботилась таким вопросом, с которым приходит в это министерство согласований. Значит, я решила, что она что–то все–таки прячет от нас. Что–то неблагополучно? Правду она нам все–таки не говорит. Разговаривая с режиссером, решили, что это правильный ход. Она не хочет, чтобы заметили ее одиночество. Не все у нее так легко.

— Татьяна Григорьевна, а для вас одиночество — проблема или привилегия, осознанное удовольствие?

— Одиночество — важный компонент жизни человека в пожилом возрасте. Проблема это или удовольствие — зависит от склада характера. Это не зависит от прожитых лет. Увы, в какой–то момент человек теряет силу, остроту реакций, пропадает интерес к жизни и интерес к нему со стороны окружающих. Иногда ощущаю это в повседневном быту, не в театре. Какое–то невнимание. Проблема возраста есть. Но я сама фельдшер по первому образованию, знаю, когда с теплотой к человеку относятся, проблема возраста исчезает.

— Вы себя можете мудрой назвать?

— Если есть какая–то мудрость, то от мамы моей... Она всегда говорила и пела в песнях своих только одно: «Дзякуй Богу за ўсё». Часто принять то, что у нас есть, мы не умеем. Нет в нас этого христианского смирения перед божьей волей. Сейчас и мужа своего Евгения Шипило вспоминаю с теплотой, несмотря на то, что разошлись. А когда–то очень на него злилась. Осталась одна, с двумя детьми... Была такая боль... А теперь забылось. Простила его.

Лицом к лицу

Поклонники Татьяны Григорьевны наверняка не пропустили и ее удивительную работу в недавнем моноспектакле «Беларусь. Дыдактыка». Режиссер
В моноспектакле «Беларусь. Дыдактыка» Татьяна Григорьевна открывает перед зрителем свою душу
Александр Марченко устроил Татьяне Григорьевне форменную «перезагрузку». В этой документальной постановке она предстала в образе себя самой, рассказывающей о своей жизни и своем детстве. И звучал монолог легко и свободно. Достоверно и честно. В этой работе мы видим раскрепощенную, духовно богатую личность, ее внутренний свет и достоинство. Нравственный стержень. Такое нельзя сыграть. Можно только накопить за долгие годы. Мархель открывает перед зрителем — и совсем, кстати, не в дидактическом ключе — свою душу, вспоминает родную Шпаковщину Смолевичского района, свой быт, уклад деревенской жизни...

— Я же с самого начала там читаю отрывок из «Кастуся Калiноўскага» Владимира Короткевича, обращаясь к зрителю. Он задает нужную эмоциональную планку. Мы долго с Сашей Марченко размышляли над ним... Этот спектакль, как никакой другой, сегодня меня держит в хорошем тонусе. Всегда надо как–то собраться с мыслями. Вспомнить, проговорить сама с собой. Вообще, какая бы усталость или болезнь ни наваливалась — а чего только не было в этой жизни за восемьдесят лет, — всегда спасает театр. Перешагиваешь через все беды и болезни — и вперед, выходишь на сцену.

Молчание — актерское золото

— Для меня Мархель — актриса такого же порядка, как Стефания Станюта, Галина Макарова, Лидия Ржецкая, — готовится к поздравлениям известный драматург Алексей Дударев. — Она не актриса, она национальное достояние. И ее главное звание так и звучит — Мархель. Те, кто видел ее на сцене или слышал песни в ее исполнении, поймут, что я имею в виду. Я впервые много лет назад увидел ее в Витебске в спектакле «Вечер» в роли Ганны. Передо мной была не актриса, а моя героиня. Мархель тогда показала подлинную жизнь человеческого духа. Она позже признавалась в одном интервью, я это запомнил: «Вось з’ехала з Вiцебска ў Мiнск, а мая Ганна ў Вiцебску так i засталася...» И слезы из глаз у нее покатились... Есть еще одно редкое актерское качество — Татьяна Григорьевна умеет молчать на сцене. Ее молчание порой красноречивее любых монологов.

Женщина Бергмана

Этим, кстати, на полную катушку и воспользовался режиссер Валерий Анисенко, когда ставил спектакль «Женщины Бергмана» по пьесе драматурга Николая Рудковского:

— Таня — бренд, но ее уникальность в том, что она не знает такого оттенка в своем поведении, как бронза, она не забронзовела. В жизни у нее нет ни грамма ничего актерского, никакого притворства и игры. 12 лет мы плотно работали вместе. Начали очень мощно — с «Женщин Бергмана». До этого Мархель для всех была характерной актрисой, играла в основном сельских женщин, но отправилась со мной в это путешествие и сыграла оперную диву! Да еще потерявшую голос! Ей было невероятно сложно — роль без слов. Но она написала тетрадку внутренних монологов своей героини. И на сцене словно бы проговаривала эти монологи из тетрадки про себя, это читалось в ее глазах. Помню, наш известный критик Татьяна Орлова написала, что после такой роли Мархель может играть шведских королев и прочих монарших особ. Татьяна Мархель — это наша старая школа. Я бы, наверное, все равно состоялся как режиссер, но к нашему брату время от времени должны приходить сигналы свыше. Встреча с Татьяной была для меня таким сигналом. Я ей очень благодарен за сотрудничество. Она собой, своим существованием рядом воспитывает и дисциплинирует тебя.

pepel@sb.by

Фото Владимира ШЛАПАКА и Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...