Сельская газета

Татьяна и Талька

Известный сельский доктор собирала грибы с Якубом Коласом, спасала и лечила послевоенных детей

МИМО интересной судьбы журналисту пройти сложно, особенно когда героев для публикаций подсказывают сами читатели. Помощник гендиректора Научно-практического центра НАН Беларуси по животноводству Евгений Жданович рассказал об уникальной судьбе. Его мать Татьяна ЖДАНОВИЧ — заслуженный врач БССР, биографии которой хватит на троих. Я, конечно, ухватилась за эту тему. И, помимо воспоминаний сына, воспользовалась встречами и разговорами с земляками легендарного сельского доктора. Спустя много лет (в этом году исполнился век со дня рождения героини) о специалисте с большой буквы с благодарностью вспоминают жители Тальки, где она выросла и работала, и их дети. В родной деревне Татьяна Александровна была человеком чрезвычайно уважаемым: спасла не одну жизнь, а весь свой профессиональный путь посвятила сельской медицине.

Тихая охота с классиком

Татьяна росла в семье помощника лесничего Цельского лесничества Александра Евсейчика. Прилежно училась в школе, а с самого раннего детства мечтала стать врачом.

Маленькая Таня с отцом Александром ЕВСЕЙЧИКОМ, у которого гостил Якуб Колас с семьей в 1930-х.
Летом 1933 года в Тальку наведался важный гость — народный поэт Якуб Колас. Классик обосновался с женой и тремя сыновьями — Юркой, Данилой и семилетним Михаилом — в деревне, и дом он выбрал потому, что у Таниного отца было много знакомых, вот он и пригласил пожить к себе поэта. Об этом событии уже через много лет рассказывала Татьяна Александровна своему сыну Евгению Александровичу Ждановичу:

— Мама вспоминала, что они жили в лесу, «страже» (так называлась сторожка лесника. — Прим. авт.) примерно в полутора километрах от Тальки. В окружении леса — солнечная поляна, небольшой сад, стоял дом, сарай, были свои лошадь и собака. Место живописное: лес, луг, речка. Мама училась где-то в девятом классе, когда впервые к ним в «гаёвку» на дачу приехал со знакомым художником сам поэт Якуб Колас. Очень был интересный человек, простой, веселый, любил побродить по чаще. Из лесу с пустыми руками не возвращался. «Несет, бывало, цветы, — рассказывала мама, — какую-нибудь интересную корягу и уверяет нас, что она похожа на Бабу-ягу. Но чаще всего приносил грибы. Он их собирал умело».

С вечера Якуб Колас предупреждал: «Танечка, завтра утречком мы с тобой айда за грибами». Поэт любил собирать их раздельно. Брал только боровики. Приходили домой, классик брался сортировать собранное: маленькие отдельно, средние и старые, называл их «борщевиками», откладывал для сушки на зиму. Грибы обязательно подсчитывал, очень радовался, если находил больше, и приговаривал: «У меня, Танечка, 169. В другой раз больше за 200 будет».

А еще Александр Евсейчик изредка на лошади вывозил Якуба Коласа и детей к Загибельке (местной речушке). Там они рыбачили вместе с братом Татьяны — Михаилом. Поэт в то время работал над «Міхасёвымі прыгодамi». Садился на берегу речки Таль, смотрел на воду, прислушивался к детскому смеху, разговорам, усмехался. В поэме в итоге запечатлены упоминания обо всех братьях Татьяны Александровны, родных и двоюродных, соседских детях...

Классик и его семья с уважением относились к семье Евсейчиков. Когда училась в институте в Минске, девушка даже квартировала в доме у Якуба Коласа. Это было в 1935—1940 годах.

Спасала земляков под страхом смерти

После окончания вуза Татьяну Александровну распределили в одну из минских поликлиник. Она вышла замуж, родила сына Евгения. Муж Александр Жданович защитил кандидатскую диссертацию в политехническом институте летом 41-го. Молодая семья готовилась к переезду в Москву: супруга приглашали работать в Академию наук. Но Александр получил повестку в военкомат. Это было 21 июня 1941 года. Ему было 27 лет, сыну Евгению — восемь месяцев от роду.

Татьяна ЖДАНОВИЧ, Минск, 1940 г.
— Больше мать моего отца никогда не видела, — рассказывает Евгений Александрович. — Уже позже, в 1982-м, удалось отыскать папиного двоюродного брата Леонида. Он рассказал, что летом 1941 года отец с 12 бойцами отступал через родную деревню Заречье в Толочинском районе. Предлагали остаться и возглавить партизанское движение, но отец отказался. Переночевал и пошел дальше с бойцами и двоюродным братом Иваном. После освобождения Беларуси он прислал письмо, в котором написал: «Саша погиб у меня на руках, приеду — расскажу». Но 8 мая 1945 года его ранили, а 10 мая он умер. Родственники в какой-то публикации потом прочитали про бой под Смоленском, где упоминалось имя Александра Ждановича. Жаль, больше информации найти про место гибели не удалось.

...Из разбомбленного Минска в родную Тальку, когда муж ушел на фронт, Татьяна Александровна с младенцем на руках шла пешком. Ради безопасности держалась полевых дорог и обходных путей. Через неделю, уставшая, исхудавшая, но живая и со здоровым ребенком на руках, она ступила на порог отчего дома. И все оставшиеся четыре года в оккупации Татьяна Жданович была для сельчан единственным врачом в округе. Для партизан — единственным человеком, который мог дать дезинфицирующие препараты и перевязочный материал.

Кстати, именно за связь с подпольем весной 1943-го Татьяну Александровну арестовали и отправили в гестапо в Осиповичи с двухлетним сыном на руках. Маленького Женю выкупила у фашистов бабушка Агриппина, но сельского врача вместе с еще одним задержанным из Тальки Александром Довнаром водили на допросы. В получении лекарств и перевязочных материалов они под страхом смерти не сознавались. Каким-то чудом сельчан отпустили.

Не один раз Татьяна Александровна, рискуя собственной жизнью, спасала тальковцев. Ночью в дом Евсейчиков постучались: женщина не могла разродиться. Время позднее, комендантский час, ходить по улицам запрещено под страхом смерти. Но врач поспешила на вызов. Возвращалась домой, на улице остановил патруль. Немцы хотели арестовать, но она стала проситься: мол, дома маленький ребенок и только что при родах спасла от смерти мать и дитя. Доктора отпустили...

Любопытно, потом жители Тальки рассказывали, что у Татьяны Александровны сложились хорошие отношения с немецким врачом, который восторгался, насколько отдается работе молодой врач и разбирается в ней. «Был даже случай, когда матери довелось просить у немецкого коллеги пенициллин, — говорит Евгений Жданович. — Тот сперва отказал. Но Татьяна Александровна обосновала: «Если не уничтожим очаг инфекции, возникнет угроза заражения и немецкого гарнизона (он стоял тогда в Тальке)».

Обязан Татьяне Александровне, к примеру, уроженец Тальки Николай Баек. В личном разговоре Николай Григорьевич признался, что именно он по примеру сельского доктора выбрал для себя профессию врача, стал хирургом, получил ученую степень кандидата медицинских наук. Николай Баек вспоминает:

— В 1943-м мне было 9 лет. Я перенес корь, был очень слаб, организм истощился за время болезни. А потом схлопотал двустороннее воспаление легких. Состояние очень тяжелое. Был настолько плох, что лежал дома на кровати и уже почти не дышал. Помню сквозь сон мать, которая плакала надо мной. Татьяна Александровна меня лечила, как могла, прописала стрептоцид, и нужно было его принимать. Но откуда лекарство взять? Война. Доктор надоумила маму просить препарат у немцев. И получилось: лекарство дали... за десяток яиц. Наверное, именно после этой болезни я понял, что хочу так же беззаветно служить людям, спасать их.

Врач от Бога

После освобождения Татьяна Александровна во второй раз вышла замуж. Любопытно: будущего супруга ей предсказала гадалка. Татьяна тогда работала в Лапичской больнице. Зимой ее вызвали к больному. Возвращались поздно ночью, в лесу за медиками увязалась стая волков. Лошадь рванула вперед и привезла в деревню Смык. Путники забежали в первый попавшийся дом на окраине деревни, поздоровались — никто не ответил. Вдруг с печи на пол к ним прыгнула огромная овчарка. Присели на скамью, не шевелятся от страха, а у собаки шерсть дыбом. В такой позе их застала хозяйка, которая оставила переночевать. И предложила погадать Татьяне Александровне. Сказала: «Не жди мужа, нет его уже. У тебя будет другая судьба, нелегкая, но хорошая. Ты скоро встретишь суженого: узнаешь его по тому, что у него будет ухо прострелено и палец».

Через три недели из Германии в Лапичи перевели советскую дивизию, военных (офицеров) расселили по домам. Однажды Татьяна Александровна пришла на квартиру, где жила, и увидела того самого предсказанного человека. Это и был Федор Панчеха, гвардии капитан, прошел всю войну от границы до Сталинграда и от Сталинграда до Берлина. В 45-м сыграли свадьбу, на следующий год дивизию перебросили в Брестскую крепость...

На осмотре воспитанников спецдетдома, Талька, 1955 г.

Но с 1948 года Татьяна Александровна стала работать врачом Тальковского специального детского дома. Об этом времени в подробностях помнит Тамара Лагунчик. Тамара Антоновна, которая и сейчас живет в Тальке, в то время была воспитательницей:

— Не секрет, что после войны многие дети погибших партизан и воинов стали сиротами. Их определяли в спецдома. В Пуховичском районе таких, как в Тальке, было, наверное, штук пять. У нас воспитывалось около 100 детей. Буквально все из них Татьяну Александровну называли не иначе как мамой. Это было что-то удивительное. Малышей подкупало то, с какой любовью и вниманием относилась врач к каждому ребенку. Это было что-то невообразимое — дети к ней тянулись. Они всегда позволяли ей себя лечить, не боялись уколов, сделанных ее руками, других процедур. Примечательно, что один из них — Сергей Лазакович — приезжал к ней в 1970-х годах из Воркуты, где работал шахтером, и привез своей «маме» две пары красивых северных унтов. Кстати, кроме своих троих детей Евгения, Людмилы и Владимира, Татьяна Александровна вырастила и двоих детей-сирот родного брата Михаила — Александра и Михаила, — мать которых во время войны растреляли немцы. Они тоже называли ее мамой.

Тальковцы отзываются о Татьяне Жданович, которая с 1950 по 1988 год возглавляла местную больницу, как о враче от Бога. Она была гениальным диагностом.

Мне удалось найти в одной книге, посвященной пуховичской земле, повествование Александры Злобич, местной жительницы: «Меня лечили от заболеваний поджелудочной железы, сердца, от давления, оно тоже было не в порядке (высокое). Но когда выписали из районной больницы, я по-прежнему чувствовала себя плохо. И вот однажды иду по улице, увидела Татьяну Александровну, обратилась к ней. Та внимательно выслушала меня, посмотрела в глаза, остановила и говорит: «Завтра срочно сдавайте анализы и в инфекционную больницу. У вас сывороточный паратит».

В 1960 году доктору присвоено звание заслуженного врача Беларуси. А в 1984-м Татьяне Александровне установили персональную республиканскую пенсию в размере 132 рублей.

Сын Якуба Коласа Даниил во время приезда в Тальку, 1984 г.

Кстати, в том же году в деревню наведался сын Якуба Коласа — Даниил. Именно тогда он собирал фактуру для своей книги воспоминаний, и в первую очередь отправился проведать Татьяну Александровну. В экспозиции Пуховичского районного музея есть коллекция, посвященная классику и его семье. Отдельная ее часть — рассказ о замечательном враче и отзывчивом человеке Татьяне Жданович.

20 лет назад ее не стало. Тальковский врач-легенда всегда считала себя счастливым человеком. Ведь судьба познакомила ее со многими интересными людьми. А главное — она лечила не только лекарствами, но и добрым словом, чутким отношением, что дало возможность заслужить уважение сельчан на многие годы. И по сей день...

uskova@sb.by

Фото из личного архива Евгения ЖДАНОВИЧА

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...