Тарелочка с голубой каемочкой

Кто и сколько инвестировал в развитие нашей промышленности за последние 25 лет

В конце июля должен начать работу конвейер нового завода «БелДжи» под Борисовом. Это будет первое в стране производство автомобилей полного цикла — не «отверточная сборка», а серьезное предприятие, способное производить десятки тысяч легковых автомашин в год. Как выразился заместитель Премьер-министра Владимир Семашко, кажется, проект удался. Но много ли было подобных удач с момента обретения Беларусью суверенитета в 1991 году? И кто вкладывался в проекты, которые создавались у нас в стране? Корреспондент «Р» решил узнать, что нового появилось в промышленности за последнюю четверть века.

Деньги получали все


После распада Советского Союза Беларусь и ее соседи стали подпитываться иностранными инвестициями, и довольно активно, ведь для западных компаний открылись новые рынки. Как в первые годы после обретения независимости, так и до настоящего момента наша страна получала примерно равные по масштабу в сравнении с Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией финансовые вливания. По данным Международного валютного фонда (МВФ), который кропотливо считает эти цифры, инвестиции в экономики всех шести государств с 1992 по 2016 год составляли в среднем от 20% до 40% ВВП каждой из этих стран. В какие-то годы потоки увеличивались, в какие-то падали. Например, для Беларуси пиком поступлений стали 1993-й и 1994-й. Уровень инвестиций достиг 72% и 53% соответственно. Хотя, стоит признать, экономика тогда переживала фазу коллапса, и ВВП в те годы у нас был не самый высокий. Тем не менее факт остается фактом: наши соседи в это же время получали не больше 33%.

Однако, как ни забавно это звучит, в первые годы независимости как-то не особо у нас обращали внимание на прямые иностранные инвестиции. Данные о поступивших капиталах хранятся в архивах Национального статистического комитета только за последние 15 лет — с 2002 года. У Минэкономики есть более ранние сведения — об организациях с иностранными капиталами. Не совсем точная статистика, но тем не менее она есть. 

Судя по ней, на 1 января 1998 года у нас было зарегистрировано 1,2 тысячи юрлиц, в активах которых был представлен иностранный капитал. По последним статистическим данным (на 1 января 2016 года), их число доросло до 6,8 тысячи. То есть за 17 лет количество подобных субъектов хозяйствования увеличилось в 5,6 раза. Правда, эта цифра только на первый взгляд кажется огромной — такие предприятия у нас составляют только 4,8% от общего количества зарегистрированных юрлиц. И промышленных гигантов среди них нет.

Хорошее наследство


В ответе на наш запрос Министерство промышленности сообщило: сегодня в его систему входит более 220 организаций, которые занимаются машиностроением, сельхозмашиностроением, станкостроением, металлургией, оптико-механической промышленностью, электроникой. «Все эти предприятия были созданы еще во времена Советского Союза и, можно сказать, перешли к нам по наследству», — официально подтверждают в Минпроме.

За 25 лет на этих заводах и предприятиях провели серьезную модернизацию. Это касалось не только технического перевооружения, но и освоения новой продукции.

Только каждый десятый доллар инвестиций уходил в промышленность
Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

«На уже действующих предприятиях были созданы новые производственные направления в различных отраслях промышленности, — объясняют специалисты Минпрома. — Это производство городских, пригородных и международных автобусов, зерноуборочных комбайнов, гусеничных и энергонасыщенных тракторов, бесшовных горячекатаных труб, дизельных двигателей, бытовой техники и электроники, зерносушильных комплексов, мясозаготовительного оборудования, самосвалов грузоподъемностью от 130 до 450 тонн и прочего».

Но самое интересное, что финансирование проектов шло в основном за счет средств самих предприятий и господдержки. А для оптимизации усилий тех юрлиц, которые входят в производственные цепочки, стали создавать холдинги. Сегодня в стране существует 16 таких объединений.

Куда ушли инвестиции?


Нет, кое-что в стране создавалось, конечно, на зарубежные инвестиции. Примеров таких достаточно много. Вспомним хотя бы проект МАЗ-MAN с производством грузовых автомобилей, фронтальных погрузчиков и снегоболотоходов. На слуху у многих Heineken и Coca-Cola, «Хенкель-Баутехник». Не стоит забывать и про швейцарский завод Stadler Rail, который основал у нас в стране новую отрасль — производство пассажирских электропоездов. Даже Президент как-то сказал, что этот проект — классический образчик того, как должны выглядеть прямые иностранные инвестиции в действии: пришел инвестор — вложил капиталы — зарабатывает деньги и себе, и стране.

Но из общего объема прямых инвестиций, которые за 15 лет получило наше молодое государство (а это 76 миллиардов долларов), только каждый десятый доллар уходил в промышленность. Самые большие вливания ощутили на себе отрасли транспорта и связи (более 40% на каждую), а также розничная торговля. То есть сферы пусть и менее затратные, но зато с более быстрой отдачей.

Хотя сейчас есть несколько перспективных проектов именно в промышленности. Китай активно вкладывается в индустриальный парк «Великий камень» (например, в апреле компания Zoomlion начала строительство совместного белорусско-китайского завода по производству спецтехники). Россия помогает модернизировать Мозырский НПЗ. В Любанском районе Великобритания и Кипр участвуют в возведении горно-обогатительного комплекса мощностью от 1,1 до 2 миллионов тонн хлорида калия в год — стройка ведется на сырьевой базе Нежинского участка Старобинского месторождения калийных солей.


В то же время один из самых масштабных инвестиционных проектов был реализован за счет не западных, а восточных кредитов — Евразийского банка развития (ЕАБР) и нашего Беларусбанка. Речь идет об организации производства сортового проката на Белорусском металлургическом заводе. «Теперь предприятие может делать полную переработку литой заготовки и блюмов, что позволило перейти на производство продукции с высокой добавленной стоимостью. С вводом в строй нового прокатного стана сформирован законченный производственный цикл», — объяснили суть мегапроекта в Минпроме.

Кто не жалел финансов?


Любопытно посмотреть на структуру тех самых 76 миллиардов долларов прямых инвестиций по странам. Более половины вложений в нашу экономику (40 миллиардов долларов) с 2002 по 2016 год нам дала Россия. Еще 16 миллиардов — Великобритания. Почти 6 млрд — США. По четыре — Швейцария и Кипр.

Тут еще стоит учитывать, что часть денег, пришедших через тот же Кипр, скорее всего, тоже российские. Ведь это государство — известная офшорная зона, которая привлекает бизнесменов низкими налогами и простыми условиями работы. То есть можно сделать вывод: реальные западные капиталы мы за все это время видели крайне редко. И, как мы уже выяснили, еще реже эти средства доходили до реального сектора экономики — шли все больше в торговлю да в услуги. Промышленность поднималась и модернизировалась либо за деньги государства, либо за иностранные кредиты. А кредит — это всегда хуже, чем инвестиции. В общем, зачастую мы остаемся один на один со своими индустриальными проблемами.

Вот и МАЗ, возможно, снова будем развивать самостоятельно. Буквально на днях заместитель Премьер-министра Владимир Семашко заявил, что в развитие завода планируется вложить около 500 миллионов долларов. «Сейчас мы решаем проблемы с источниками финансирования», — уклончиво обозначил вице-премьер.

Да, мы постоянно работаем над привлечением инвестиций. Мы хлопочем в странах Шенгенской зоны, летаем через Атлантический океан. Но чаще всего находим деньги с другой стороны — или у российских инвесторов, или в собственной казне. Можно, конечно, вспомнить еще про китайский вектор — там нам обещают немалые капиталы, но опять же на условиях связанного кредитования. Проще говоря, нормальная работа промышленности — это только наша забота, помноженная на средства наших налогоплательщиков.

kuletski@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?