Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Любовь кроется в мелочах

Тарелка супа

Это неправда, что мужчины, выехавшие из города на рыбалку, всегда пьют на природе горькую... 

Вернулись мы с озера, поужинали, сидели и чай пили, про трофеи разговаривали, про снасти и повадки рыб. Младший из нашей разношерстной компании — автослесарь Шура, — хотя его и не просили, рассказал свою историю про любовь. 

Шуре — 41. Любит анекдоты и может рассказывать их долго. Руки у него золотые, а потому к нему очередь, как к хорошему стоматологу. Да и рыбак замечательный. О его личной жизни мы знали не очень много. Нам были известны его телефон, дом и место, где находится гараж. Однажды мы видели его жену. Обычная женщина. Случилось это, когда он забыл дома свой знаменитый термос. Жена выбежала из подъезда во двор, поздоровалась с нами, вручила мужу термос, пожелала нашей компании удачи. Кстати, было это туманным утром, в половине пятого. 

фото pixabay.com
— В кино любовь обычно показывают красиво и как‑то ярко, а, по мне, она, если есть, то почти незаметная. Она — как вода подо льдом: течет себе и течет, — начал говорить Шура и вдруг осекся.

Мы трое посмотрели на него, а он голову опустил и лицо ладонями закрыл, когда же убрал, был серьезен до такой степени, что мы смолчали, шутить и иронизировать над его словами не стали.

— Я приехал домой, машину оставил во дворе. Поднялся на свой пятый, позвонил в дверь, жена открыла.

— Как вы тут?

Жена передернула плечами. Посмотрела на меня и едва заметно покраснела. Я спросил, где дети. Она ответила, что старший на занятиях в университете, а дочка пошла к школьной подружке. Я стоял в коридоре, и она стояла. И это было невыносимо. Мне казалось, что она сейчас начнет плакать, будет кричать, бросится на меня и станет колотить кулаками куда ни попадя и проклинать меня, жизнь и себя, что связалась со мной. Но она сдержалась. Глянула сквозь меня.

— Может, поешь? 

— Даже и не знаю. 

— Проходи...

Я разделся, прошел на кухню и сел к столу. Мне хотелось говорить. И слова у меня были приготовлены. Все — от первого до последнего. И все их я помнил, а начать говорить не мог. Что‑то мешало.

— Может, руки помоешь?

Я поднялся из‑за стола и долго, как хирург в кино, мыл руки. Вернулся и сел на свое место, на то самое, где не сидел уже три месяца. Жена поставила передо
мной большую тарелку супа. Положила мою любимую ложку. Порезанный хлеб лежал на блюде. Суп был горячий и прозрачный. Я взял ложку и тихо опустил в суп. Аккуратно помешал, зачерпнул и поднес ко рту.

Жена стояла ко мне спиной и смотрела в окно, мне так казалось. Там летел сухой снег.

Я проглотил первую ложку и стал есть размеренно и быстро. Она слышала мои вздохи, слышала, как я глотаю, как ложка постукивает о дно тарелки, когда я черпаю суп. Потом повернулась и стала смотреть на меня. На мои уши, лысину, плечи, на редкие седые волосы, а затем снова, чтобы не заплакать, отвернулась.

Я поел, и в квартире стало удивительно тихо. Необычная какая‑то тишина. За окном, как перья убитой птицы, сыпался легкий снег. 

— Спасибо! — прошептал я.

Она забрала тарелку и, мне так показалось, улыбнулась. Тарелка была абсолютно чистая. Поставила ее в мойку.

— Еще есть картошка, котлеты, салат и компот.

— Кот‑ле‑ты! — сказал я по слогам, как ребенок. — Нет, спасибо. 

Потом, через несколько дней, она мне призналась, что ей тогда хотелось сказать, что она собрала мои вещи и даже поутюжила рубашки, но в тот момент не смогла.

— Вкусно было... А можно еще супа? — спросил я.

Жена вздрогнула, сжалась вся и заплакала, когда ставила передо мной тарелку с супом.

Несколько минут мы молчали, смотрели на нашего Шуру.

— Что уставились, как бараны? Да ну вас, больше ничего рассказывать не буду...

ladzimir@tut.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...