Народная газета

Танцы нейронов

Музыка, которая нам нравится, стимулирует работу мозга и помогает стать умнее

Музыка, которая нам нравится, стимулирует работу мозга и помогает стать умнее

Доказано, что прослушивание приятных композиций вызывает у человека выработку гормона удовольствия — дофамина. То есть запускает ту же реакцию, что и вкусная еда, секс, ощущение комфорта. Как именно мозг “фильтрует” музыку, можно ли слышать ее, будучи глухим, и почему коровам нравятся вальсы Иоганна Штрауса? Попробуем в этом разобраться.

Успеть за 30 секунд

Музыка влияет на оба полушария мозга (правое воспринимает тембр и мелодию, а левое — ритмы). Диапазон ритмов “подстраивается” под частоту дыхания и сердцебиение каждого человека индивидуально, поэтому от одной композиции поднимается настроение и улучшается работоспособность, другая успокаивает, а от третьей (которая лично вам не подходит) может разболеться голова. Но как именно мы определяем то, что нравится? Оказывается, это решаем вовсе не мы.

Исследователи из Института неврологии Монреаля предложили добровольцам, подключенным к аппарату функционального МРТ, прослушать и оценить 60 новых музыкальных треков. Они должны были быстро выделить понравившиеся им вещи. Добровольцы слушали всю звуковую дорожку целиком. Но мозгу для того, чтобы определить предпочтения, оказалось достаточно всего 30 секунд. Если мелодия ложилась на душу, начинали “светиться” сразу несколько зон, включая прилежащее ядро, входящее в центр удовольствия. Причем, когда анкеты участников сравнили с показателями мозговой активности, данные совпали на 100 процентов.

Как оказалось, приятная музыка обладает еще и способностью обновлять мозг. Дело в том, что центр удовольствия активно взаимодействует со всеми отделами. И чем больше он радуется, тем больше побуждает мозг образовывать новые нейронные связи. А это составляет основу когнитивных способностей — высших функций, к которым относятся мышление, пространственная ориентация, понимание, вычисление, обучение, речь и способность рассуждать. Чем больше мостится “нейронных дорог”, тем умнее становится человек.

Гуттаперчевый нейрон

Наш “бортовой компьютер” приспосабливается к тому, чем мы занимаемся изо дня в день, и проводит, так сказать, индивидуальную настройку параметров. Например, лондонские таксисты должны держать в уме карту всего города, из-за чего у них увеличивается та часть мозга, которая “заведует” навигацией. При этом наработанные навыки настолько прочно сохраняются в памяти, что их воспроизведение происходит механически.

Именно этим ученые объясняют феномен Бетховена — композитора, который в 26 лет начал терять слух и к 44 годам оглох окончательно. Между тем его последние годы были исключительно продуктивными. Он написал пять фортепианных сонат, две сонаты для виолончели, квартеты, цикл “К далекой возлюбленной”, Missa Solemnis (Торжественную мессу ре мажор) и знаменитую Девятую симфонию ре минор. Такое творческое изобилие при полной потере слуха кажется сомнительным. Поэтому некоторые полагают, что “великий глухой” таковым вовсе не был либо тяжесть его недуга сильно преувеличена. К сожалению, факты говорят об обратном.

Звуки тишины

Известно, что Бетховен пользовался слуховыми аппаратами (их у него было несколько, разных модификаций). В 1817 году он заказал рояль, настроенный на максимальную громкость, и отдельно попросил изготовить дополнительный резонатор, чтобы инструмент звучал еще громче. Но это не помогло. В последние годы композитор работал, зажав в зубах длинный карандаш, конец которого клал на крышку рояля — он делал это, чтобы ориентироваться хотя бы на вибрацию деревянной панели. Бетховен перестал играть на публике (он, кстати, был отличным пианистом), но, тем не менее, продолжал создавать великолепные произведения. Возможно ли такое? Оказывается, да.

Ученые смогли доказать, что воображаемая музыка звучит для мозга так же, как и настоящая. Увидеть, как именно он ее “слышит” (то есть отследить всплески активности нейронных сетей), можно при помощи аппарата функциональной магнитно-резонансной томографии. Любопытно, что это открытие явилось побочным эффектом совсем другого исследования.

Нейрофизиологи из Федеральной политехнической школы Лозанны вместе с коллегами из Калифорнийского университета в Беркли занимались изучением мозговой активности больных эпилепсией. Их очередным пациентом был пианист. В мозг мужчины вживили электроды, чтобы найти причину припадков. Во время опыта его попросили сыграть на рояле, одновременно считывая активность нейронов. Затем у пианино отключили звук, и музыкант наиграл ту же самую мелодию, представляя ее звуки в своем воображении. Каково же было изумление ученых, когда выяснилось, что показатели работы мозга были аналогичны ситуации, когда музыка звучала наяву! То есть слуховые анализаторы бездействовали, но мозг этого не замечал — он как бы проигрывал мелодию самостоятельно. Более того, активность центра удовольствия говорила о том, что никакого диссонанса мозг при этом не испытывал. Если таким образом реагировал мозг обычного музыканта, то такой гений, как Бетховен, наверняка чувствовал все гораздо ярче и острее. Возможно, это и есть музыка души?

ЛЮБОПЫТНО



Существует теория о том, что классическая музыка повышает способность к обучению. Такими свойствами обладают, например, скрипичные концерты Скарлатти, Баха и Вивальди, симфонии Брамса и Бетховена. Но есть один композитор, которого наш мозг просто обожает — Вольфганг Амадей Моцарт. А вот коровы почему-то больше всего уважают Чайковского и Штрауса — при прослушивании у буренок повышаются надои и даже жирность молока.

КОМПЕТЕНТНО

Владимир Кульчицкий, заместитель директора по научной работе Института физиологии НАН, академик, доктор медицинских наук:


— Благотворное влияние классической музыки на наш мозг — уже неоспоримый факт (кстати, на эту тему не первый год защищаются научные диссертации). В Беларуси психоакустика и иные виды терапии с помощью музыки пока не так распространены, но за рубежом, например в Германии, разработаны медицинские программы с разными задачами. Одни композиции помогают восстановить память и облегчают состояние пациентов с болезнью Альцгеймера, другие успешно снижают уровень стресса и болевые ощущения.

Спокойные, красивые ритмы обладают способностью влиять не только на мыслительные и познавательные способности. Они “запускают” каскад сложных процессов, которые влияют на сознание и эмоции. Звуковые колебания в слуховом анализаторе трансформируются в нервные импульсы и распространяются, достигая гипоталамуса, который в свою очередь активирует эндокринные железы, отвечающие за выделение гормонов радости (эндорфинов) и половых гормонов. Активизируются сигналы между нервными клетками, что вызывает образование новых связей — это очень важно для усиления познавательных способностей. Не остаются в стороне и гуморальные факторы, системы врожденного иммунитета — организм как будто мобилизуется, готовясь лечить сам себя (по мере сил, конечно). Любопытно, что воздействие музыки имеет не только сиюминутный, но и длительный накопительный эффект, который закрепляется в памяти в качестве терапевтического приема. То есть мозг, если можно так сказать, сам подсказывает нам, что для него лучше, через систему “нравится — не нравится”. Кстати, под воздействием музыки мозг еще вырабатывает эндогенные морфиноподобные вещества — опиаты, вызывающие ощущение удовольствия, радости и так далее. Поэтому для того, чтобы поднять себе настроение или успокоиться, иногда бывает вполне достаточно сходить на концерт или прослушать любимое музыкальное произведение.

bebenina@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...