Таможня сдает добро

Что хранит в себе музей «Спасенные художественные ценности»?

Четверть века назад журналисты окрестили этот музей «маленьким Лувром». Здесь хранятся подлинники Айвазовского, Врубеля, Бронникова, Леже, иконы XVI века, древние восточные вазы, шедевры фирмы Фаберже. Оценить стоимость всей коллекции вряд ли кто-то возьмется. Искусствоведы и вовсе говорят, что она бесценна.


Многие гости Бреста о существовании музея «Спасенные художественные ценности» даже не слышали. Хотя находится он в центре города, на перекрестке улицы Ленина и проспекта Машерова. В красивом особняке, построенном еще «за польским часом» по проекту Юлиана Лисецкого для чиновников Полесского воеводства.

Сегодня в собрании музея хранится более трех тысяч предметов, представляющих художественную и историко-культурную ценность. Посетители могут увидеть примерно десятую часть того, чем располагает музей. Многие предметы требуют реставрации, и эта работа постепенно ведется.

У входа в музей дежурит милиционер. К безопасности, понятное дело, тут относятся со всей серьезностью — в здании установлена трехуровневая охранная система.


Руководитель «спасенки» Ирина Тарима рассказывает, что подобных музеев нет на всем постсоветском пространстве. А возможно, и во всем мире:

— Уникальность нашей экспозиции заключается в том, что она целиком состоит из произведений искусства и предметов антиквариата, конфискованных таможенной службой при попытке незаконного перемещения через границу.

О каждом музейном экспонате Ирина Тарима рассказывает интересно и увлеченно. После окончания Института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина она работала в службе контроля за вывозом ценностей за границу, стояла у истоков создания «спасенки»:

— Контрабандисты чаще всего перевозили ценности самыми банальными способами: прятали в чемоданах, в межпотолочном пространстве вагонов. Гораздо реже прибегали к каким-то хитростям. Например, прятали мелкие вещи в книгах, в каблуках женской обуви, в консервных банках. Однажды пытались провезти древнюю икону в подушке, а партию маленьких иконок – в коробке из-под какао.

Впрочем, самые крупные партии контрабанды провозились отнюдь не пассажирами поездов и автобусов, а в фурах и грузовых вагонах. Например, в 1987 году таможенники досмотрели контейнер, в котором вместо заявленных ковров обнаружили сотни предметов антиквариата. В том числе оружие XVIII—XIX веков – русское, европейское, восточное. Выяснилось, что все это было похищено из музея в Кабуле и груз следовал в Западную Германию. По межправительственному соглашению все эти ценности отправили обратно в Афганистан. 

Ирина Тарима комментирует:

— Если известен законный владелец произведений искусства, у которого они были украдены, мы их непременно возвращаем. К примеру, сотрудники таможни обнаружили икону, похищенную из Владимиро-Суздальского музея-заповедника. На ней стоял музейный шифр. Мы связались с коллегами, икону вернули. 


В отдельном зале собраны самые древние и ценные иконы. Все они датированы XVI—XVII веками. Некоторые из них были распилены злоумышленниками на части, чтобы легче было спрятать. Одна из таких икон — лик святого Власия Севастийского. Она настолько велика, что контрабандистам пришлось распилить икону на шесть частей. Вертикальный разрез проходил прямо через изображение святого. Недавно ее реставрировали, что сделать было не так-то просто. 

Заведующая музеем рассказывает, что в советское время произведения иконописи у нас не особо ценились. Зато на Западе спрос на восточнославянские иконы был высок. Все иконы, представленные в этом зале, поступили именно из дипломатических «источников». В 1980-х в Москве работала группа скупщиков. В нее входили художники, реставраторы. Они восстанавливали и перепродавали древние иконы сотрудникам посольств, которые затем перевозили их на Запад. 

Эту хорошо продуманную и организованную схему разрушили брестские таможенники. Иконы изъяли, а по факту их незаконного перемещения через границу было возбуждено уголовное дело. Следователям удалось выйти на след перекупщиков, и канал вывоза антиквариата был перекрыт. После в Брест приехала группа сотрудников управления КГБ по Московской области. Они искали метки на иконах, чтобы выяснить, откуда их привезли. Но работа оказалась безрезультатной. Древние иконы так и остались в Бресте.


В 1993 году музейные фонды пополнили около 20 произведений живописи и графики,
в том числе картины Юлия Клевера, Сергея Виноградова, Федора Бронникова, Фернана Леже.
Эти произведения, как и шесть предметов мебели XIX века, были обнаружены в фуре,
в которой согласно документам перевозилось сухое молоко из Латвии в Германию.
 К слову, сегодня в «спасенке» экспонируются три пейзажа Ивана Айвазовского.
Особую ценность представляет и эскиз картины Врубеля «Демон поверженный».
Само полотно хранится в Третьяковской галерее.


Ирина Тарима показывает икону XVII века. На ней рядом с ликом святого – небольшой практически черный квадрат:

— Обратите внимание на интересную деталь. Черные квадраты и прямоугольники на иконах – это следы олифы. Иконы писали на досках темперными красками, сверху покрывали олифой – прозрачным лаком с золотистым оттенком. Но через 100 лет он темнеет и образует черную пленку, через которую изображение практически неразличимо. Поэтому нередко икону переписывали заново поверх потемневшей олифы. Реставраторы снимают эти наслоения. Однако если обнаруженная живопись также представляет ценность, ее дублируют на другой основе. То есть из одной древней иконы может получиться две, а то и три! А черные квадраты реставраторы, видимо, оставляли для того, чтобы доказать заказчику, что икона действительно старая.

Впрочем, далеко не все иконы, изъятые таможенниками, остаются в «спасенке». Около шести тысяч святынь брестские музейщики по разрешению Министерства культуры передали белорусским православным храмам. Однако самые ценные все же хранятся в музее. К примеру, подписные, на которых указано имя автора. Эти иконы, по словам Ирины Николаевны, очень редкие: 

— Указ Петра I обязывал иконописцев подписывать свои работы, чтобы они не допускали небрежности, богохульства. Но церковь не одобрила это новшество, считая, что человек не должен оставлять свое грешное имя на святыне. Поэтому подписные иконы встречаются крайне редко, оттого и ценны. У нас хранится работа одного из лучших иконописцев московской школы начала XIX века Василия Фетцова. Известно о двух его сохранившихся работах. Одна из них находится в Москве, другая – у нас.


В соседнем зале собраны творения мастеров известных ювелирных фирм: Грачева, Овчинникова, Фаберже. Последняя достигла своего расцвета на рубеже XIX и XX веков, когда фирма специализировалась на выполнении заказов для царского дома Романовых и королевских дворов Европы. Прежде всего – знаменитых пасхальных яиц. В музее «Спасенные художественные ценности» можно увидеть дамский туалетный набор из хрусталя и серебра от Фаберже, а еще – нефритовый нож для бумаги одного из лучших мастеров фирмы Виктора Аарне, монументальную хрустальную вазу, выполненную московским отделением фирмы.

Сотрудники музея делают все возможное для того, чтобы экспозиция была интересна и взрослым, и детям. Например, можно поучаствовать в семейной интерактивной игре, ответить на вопросы и получить приз. Но самая главная награда для посетителей находится в 10 залах музея. Это уникальные ценности, которые могли бесследно исчезнуть.

p.losich@gmail.com

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости