Жительница Гродно возрождает знаменитый ботанический сад Жилибера

Там, где магнолии цвели

На кухне у Натальи Канюк из косточек экзотических растений прорастает будущий ботанический сад — аналог созданного еще в XVIII веке знаменитым ботаником Жаном Эммануэлем Жилибером. Пять лет назад гродненская пенсионерка, бывший преподаватель истории, загорелась, казалось бы, нереальной идеей: возродить в Гродно дело всей жизни французского ученого. Под патронатом гродненского старосты Антония Тизенгауза Жилибер заложил первый на белорусской территории ботанический сад, который прославился далеко за ее пределами, а затем бесследно исчез.


А началось все с любопытной информации, на которую Наталья Григорьевна наткнулась, работая над другой интересной темой, связанной с историей возникновения учебных заведений Гродно. В одном из архивов нашла материал о ботаническом саде Жана Эммануэля Жилибера, чье имя, кстати, сегодня носит городской парк отдыха. Вот только от былого чудо-сада остались лишь эпизодические воспоминания. А ведь в свое время в знак признания научных заслуг именем Жилибера было названо экзотическое растение, которое обнаружили его современники, двое испанских ученых, во время экспедиции в Южную Америку.

Наталья Григорьевна рассказывает, что вдруг ее осенила идея:

— А почему бы не найти жилибертию и не доставить ее в Гродно? Почему бы не возродить ботанический сад?! Подумала: дело благое, люди поддержат.

Сына-программиста попросила собрать через интернет информацию по интересующей теме, а знакомых лингвистов — перевести на разные языки письма, которые отправила в надежде найти жилибертию в известные ботанические сады мира. 

В 70-е годы XVIII века гродненский староста Антоний Тизенгауз пригласил из французского Лиона профессора медицины, анатома и ботаника Жана Эммануэля Жилибера. Выдающийся ученый создал в Гродно медицинскую академию. Старейшие университеты Речи Посполитой — Краковский и Виленский — еще не имели медицинских кафедр, а в Гродно Жилибер уже преподавал хирургию и акушерство местным студентам. При академии существовали госпиталь, анатомический кабинет, зоологический музей, библиотека, а также ботанический сад — самый внушительный на территории Речи Посполитой по своим размерам и по богатству собранных в нем коллекций растений. 

В свое время этот сад входил в число трех лучших в Европе. Здесь было собрано более 2000 экземпляров растений, в том числе экзотических. Историки говорят, что сам король Станислав Август Понятовский восхищался чудо-садом. Известно, что Жилибер вместе со своими учениками изучал природу Беларуси и Литвы, собирал гербарий в окрестностях Гродно, Бреста, Белостока, Несвижа, Новогрудка, Вильно. Результатом явился труд Flora lithaunica inchoata, в одном из разделов которого ученый дает описание 95 видов лекарственных растений, приводит сведения о времени их цветения, обсуждает лекарственные свойства трав и применение их в быту. 

Историческое здание академии сохранилось до сих пор, здесь до недавнего времени размещалась военная комендатура, а вот от ботанического сада ничего не осталось. В первой половине XIX века он стал именоваться городским садом, а после войны городским парком культуры и отдыха. Наталья Григорьевна говорит:

— Пожилые гродненцы утверждают, что после войны в этом парке еще можно было найти редкие растения, такие, к примеру, как пробковый дуб, но до наших дней, увы, они не дожили. Разобрали и оранжерею Тизенгауза, в которой я, еще будучи школьницей, проходила с одноклассниками практику, ухаживала за цветами. 

На ее месте установлены аттракционы. А ведь это уголок нашей истории, возрождать его нужно!

Такой она человек: если поставила благую цель, все средства для ее достижения задействует. В ботанических садах Эдинбурга и Сен-Луиса, куда обратилась гродненка, жилибертии не оказалось. Правда, в знак уважения небезразличную к своей истории белоруску пригласили на празднование 150-летнего юбилея ботанического сада в американский город Сен-Луис. 

Сотрудники Центрального ботанического сада НАН, где жилибертия, увы, тоже не растет, прислали в поддержку письмо: “Мы восхищены вашим патриотическим намерением восстановить в Гродно исторические места, связанные с именем основателя первого ботанического сада в Беларуси ученого Жана Эммануэля Жилибера, и готовы принять посильное участие”. Тем временем Канюк уже вынесла свою задумку на суд ученых и общественности, приняв участие в научных конференциях с тематическим докладом. Инициативу ученые мужи одобрили. Идеей, в частности, заинтересовались академик Виктор Парфенов и профессор, доктор биологических наук Анатолий Федорук. 

Хорошая весть в Гродно пришла из Лондона: жилибертию нашла английский биолог Сью Винн Джонс, на которую в свою очередь вышла ландшафтный дизайнер из Франции Изабель Роз. Так долгожданное растение в город над Неманом попало из Парижа и в ожидании лучшего часа “поселилось” в городской квартире, а Наталья Григорьевна бросилась за поддержкой к городским властям. Ведь жилибертия может прижиться только в оранжерее, которую, к сожалению, в парке к тому времени уже разрушили.

Тем временем пришло письмо из Украины: научные сотрудники Национального гербария подсказали, какие растения выращивал в открытом грунте Жилибер в Гродно, а позже выслали и книгу-путеводитель “Гербарий Жилибера” по возрождению ботанического сада. В горисполком Наталья Канюк пришла уже с готовым планом размещения ботанического сада, а в “Зеленстрой” представила список из 14 растений, которые некогда росли здесь в открытом грунте.

В результате идею, которая многим казалась нереальной, городские власти одобрили и в парке отдыха отвели-таки место под ботанический сад. Вскоре вместе со специалистами “Зеленстроя” Наталья Григорьевна посадила здесь первые растения.

С той поры прошло пять лет. Некоторые горожане, возможно, и не придали значения тонким прутикам и молодым деревцам, которые прижились в одном из уголков парка отдыха. О том, что здесь скрупулезно возрождается ботанический сад, говорят разве что таблички с названиями редких растений. Ни ограждения специального, ни оранжереи пока здесь нет.

Наталья Григорьевна с большой теплотой рассказывает, откуда пришло в гродненский парк каждое из растений: 

— Вот эту “птелею трехлистную” привезла Наталья Панова из Молодечно. Лето было засушливым, боялись, что не приживется. Так мы с внуком носили воду из фонтана, чтобы ее поливать. А вот здесь этой осенью с легкой руки гродненки Евгении Пупко посажен древовидный пион...

И вдруг она меняется в лице: а лунка-то, где вчера еще рос цветок, пустая! Едва не плачет от потери:

— Как же рука-то поднялась — живьем выдрали! Одни с радостью городу дарят, а другие...

Парк в центре города насквозь просматривается. Ботанический сад разбили рядом с Вечным огнем, а дикость так и остается незамеченной. 

Раздосадованная Наталья Григорьевна стоит на своем:

— Коль уж начали дело такое важное, довести до конца нужно! 

К слову, на имя председателя горисполкома она уже подала свои предложения о возрождении исторического наследия, связанного с именем великого ученого. Есть там, в частности, идея разместить в пустующем здании бывшей медицинской академии, которую он создавал, музей, оранжерею и “зелярню” — так во времена Жилибера называли чайную с лечебными травами. 

В благодатной атмосфере кухни Натальи Канюк из косточек уже проросли любимые растения Жилибера, которые, увы, смогут прижиться только в тепличных условиях. А что же сама жилибертия, которую искали для Гродно всем миром? Растение, к сожалению, так и не дожило до того часа, когда в парке появится оранжерея. Правда, на родине великого ученого, во Франции, Наталье Григорьевне пообещали подарить еще одну жилибертию. В надежде, что она найдет в далеком Гродно благодатную почву.

infong@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter