Талер переживет биткоин

Какой спрос на талер и сферы его применения

Денис Лавникевич, один из создателей первой национальной криптовалюты,  рассказал о спросе на нее и сферах применения

Ровно четыре месяца назад в оборот вошла национальная криптовалюта — талер. Именно 13 сентября прошла первая транзакция с участием этих электронных денег. Их презентация откладывалась несколько раз, вплоть до подписания Декрета № 8 «О развитии цифровой экономики». И неспроста: нормативно-правового акта разработчики ждали с нетерпением. Президентский декрет вводит криптовалюты и все, что с ними связано, в правовое поле. Какие еще преференции в сфере блокчейн-технологий, на развитие которых в том числе направлен новый закон, ждут разработчики?

Об этом в эксклюзивном интервью «СГ» рассказал один из создателей первой белорусской криптовалюты Денис ЛАВНИКЕВИЧ.

— Денис, вы не противопоставляете талер рублю и вообще не позиционируете проект как коммерческий. Какой же тогда ваш интерес в разработке национальной криптовалюты?

— Цифровые деньги — очередной виток развития финансовых технологий. На практике именно криптовалюты стали первым воплощением блокчейна. На него, будучи экономическим обозревателем, обратил внимание давно, но интересоваться начал с конца позапрошлого года. Стало любопытно, как изучаемую технологию можно включить в национальную экономику. Как создать финансовый инструмент как цифровые деньги. В этом деле нужны были компетенции специалистов, поэтому я обратился к известному IT-менеджеру Сергею Лавриненко. С ним знаком был до этого заочно (по Фейсбуку). Мы встретились, и я предложил ему поучаствовать в этой авантюре.

Идея была проста: мы хотели, чтобы Беларусь не выпала из мирового процесса, не оказалась на обочине IT-тенденций. Со временем подключились единомышленники. Команда, работающая над талером сейчас, — это энтузиасты, увлеченные одной идей. В проекте 20 человек, половина из которых программисты, половина — менеджеры, которые работают над его продвижением.

— И все же, Денис, талер для вас авантюра?

— Любой подобный проект подразумевает риски. Однако криптовалют много, а белорусская — одна. Мы запустили саму систему, создали алгоритм, но мы не печатаем, условно говоря, эти талеры. На данный момент их добыто 3 миллиона из 23,3 миллиона. Если последний биткоин (из 21 миллиона) добудут в 2148 году, то, сами понимаете, ценность нашего проекта в долгосрочной перспективе.

Важно, что талер нам не принадлежит. Система — это распределенная сеть компьютеров людей. Любой, кто скачал, установил на компьютер электронный кошелек и пользуется талером, стал узлом сети. Она распределенная, у нее нет центра, допустим, какого-то сервера, на котором все крутится.

— Но чтобы добывать монеты, нужно, как и в случае с биткоином, майнить (то есть создавать криптомонеты по специальному алгоритму)?

— Можно. Но майнеры не из воздуха получают монеты, а зарабатывают, решая сложные математические задачи. Криптовалюта — вознаграждение за обработку данных. Мировые лидеры в этом деле — китайцы. Поэтому сам не майню и другим не советую: накладно.

По сути, майнеры увеличивают общее число монет в обороте. Объем же самой криптовалюты зафиксирован алгоритмом. И тогда работает простая формула — больше народа, меньше кислорода. Чем больше мощностей, тем выше сложность добычи монет.

— А как же их стоимость? Ведь закон экономики гласит: чем больше денег, тем они дешевле. С криптовалютами получается иначе...

— Пока рост спроса на них будет превышать добываемый объем, удорожание криптовалюты сохранится. Курс может прыгать, но он растет с постоянным повышением, превышающим падение. Профессионалы называют это эффектом «найк».

— Получается, владельцам талера можно какое-то время спать спокойно. Но как так?! До вступления в силу Декрета № 8 цифровые деньги все еще вне правового поля…

— Именно поэтому мы очень ждали подписания документа: обращение криптовалют не регулировалось ранее никакими нормативно-правовыми актами. Это как, к примеру, управлять летающими тарелками, если толком никто не знает, есть ли они на самом деле. Пока с точки зрения наших законов цифровые деньги — это фантики. Вот у филателиста есть редкая марка, имеющая ценность, но с ней же вы не можете пойти в магазин и купить хлеб.

Со вступлением в силу Декрета № 8 криптовалюты и все, что с ними связано (криптобиржи, обменники, смарт-контракты и многое другое), окажется в законе. До 2023 года мы получили полную свободу от налогов на любые операции (в том числе майнинг) и сделки с криптовалютами. Ими можно будет заниматься абсолютно свободно, не нужно открывать никакого ИП. Единственное требование — операции необходимо проводить через специализированные фирмы, которые должны быть членами ПВТ. Это вполне логичное условие: биржу, находящуюся в Гонконге, белорусское законодательство, сами понимаете, никак не регулирует.

Декрет № 8 посвящен развитию IT в целом, затрагивает сферы совершенно разные — от свободы бизнеса в области высоких технологий до создания беспилотников. Но очень важно, что с Декретом «О развитии цифровой экономики» Беларусь стала первым на планете государством, которое всю инфраструктуру, связанную с технологией блокчейн, ввело в правовое поле. Это большое достижение.

— Финансовые технологии, связанные с интернетом, давят на банки. Благодаря блокчейн-технологиям многие операции с деньгами проходят без третьих лиц и за минимальное вознаграждение. Именно поэтому банки подходят к блокчейну с опаской?

— Любой банк по определению учреждение централизованное. Технология блокчейн подразумевает децентрализацию, делает мизерной плату за перевод той или иной валюты. Допустим, когда талер либо другие цифровые деньги переводятся между кошельками, комиссия исчисляется тысячными долями процента от суммы. Попробуйте переслать деньги из Беларуси, скажем, в Америку. Условно говоря, с 1000 у.е. 20 долларов у вас возьмут комиссии. Для банков это, очевидно, хорошая «кормушка». Поэтому есть большая вероятность, что от повсеместного внедрения блокчейна банки пострадают больше всех. Проблема в том, что они не смогут контролировать определенные системы.

Но давайте думать о росте экономики в целом. Те же криптовалюты свободно обращаются в Германии, Скандинавских странах, Швейцарии, Японии, Сингапуре... Правительство этих стран понимает, что, если дать свободу новому финансовому инструменту, эффект будет выше. Ведь в итоге деньги вернутся через экономическую активность — рост потребления товаров и услуг, развитие бизнеса.

— Заинтересован ли наш бизнес во внедрении талера?

— Да, причем некоторые даже хотят использовать его из-за моды на криптовалюты. Но все же большинство преследует финансовую выгоду. Мы работаем со всеми заинтересованными, разрабатываем для них индивидуальную схему имплементации (включения) талера в бизнес-процессы. В чистом виде талером пока рассчитываться нельзя. Но на ура национальная криптовалюта идет во всевозможных программах лояльности в виде бонусов. Условно говоря, вы пришли в массажный салон, за каждый визит получили по полталера. Накопили их 20 штук, а затем используете их при оплате 10-го посещения. Применять цифровые деньги можно по своему усмотрению: не хотите тратить их на массаж, можете через электронный кошелек передать любому человеку. Подарить, продать – это уже ваше дело.

И все же единица расчета в нашей стране — белорусский рубль. Поэтому в части действия Декрета № 8, касающегося криптовалют, мы активно работаем с Национальным банком. Ведь талер — не биткоин: он «заточен» сугубо под белорусские нужды. Инфраструктуру, которую мы создаем, нацеливаем лишь под наши реалии — требования законодательства, потребности бизнеса и рынка.

В ТЕМУ


Нацбанк установит требования к правилам внутреннего контроля банков и небанковских кредитно-финансовых организаций при обороте криптовалют. Это  направлено на предотвращение легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности. Будут внесены необходимые дополнения в нормативные правовые акты, учитывающие особенности проведения банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями расчетов по операциям клиентов, связанным с приобретением и (или) отчуждением цифровых знаков (токенов).

Напомним, что основные положения Декрета №8 вступают в силу через три месяца после его официального опубликования. За указанный период Совету Министров необходимо обеспечить приведение актов законодательства в соответствие с документом.

uskova@sb.by

Фото Сергея ЛОЗЮКА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости