Талант играет первую скрипку

Скрипачка Маймуна ушла в тень после «Евровидения», но сейчас она снова готова удивлять

Маймуне на роду было написано стать заметной личностью. Но девушка решила удивлять не только свой внешностью, а и талантом. Первая скрипка оркестра «Молодая Беларусь», потом Президентского оркестра. Но особое внимание она привлекла, приняв участие в конкурсе «Евровидение». Правда, потом на некоторое время исчезла с экранов. И вот новость: 17 февраля Маймуна даст концерт с симфоническим оркестром Белорусского государственного академического музыкального театра. Мы встретились со скрипачкой, чтобы узнать, чем она собирается удивлять на этот раз.

Главное — дети, карьера — потом

Фото Владимира ШЛАПАКА
— Маймуна, сначала расскажите, почему так долго вас не было видно?

— После «Евровидения» я решила побыть с детьми. Во время подготовки к конкурсу семье я уделяла очень мало времени. Усидеть на двух стульях действительно невозможно. Всегда кто-то страдает: либо дети, либо карьера. Когда готовилась к этому проекту, моему младшему ребенку был только годик. Вы не представляете, как мне было тогда тяжело. Поэтому после конкурса на какое-то время я решила полностью посвятить себя семье.

— Но дети подросли…

— Да, ребенок пошел в садик, и я стала более свободна. Но за то время, что отдыхала, если это так можно назвать, я со своей командой выпустила два видеоклипа и, на мой взгляд (и это уже показала реакция публики), очень интересную концертную программу «Пумаянке» с симфоническим оркестром музыкального театра и дирижером Юрием Галясом.

— Что такое «Пумаянке»?

— С африканского диалекта — это «вечное, вечность».

— Это для красного словца или вы действительно владеете этим языком?

— Вы же знаете, что мой отец из Мали, поэтому в детстве я хорошо разговаривала на его языке, сейчас подзабыла. Но я знаю французский.

— Все были уверены, что после «Евровидения» вы останетесь в шоу-бизнесе, но вы — в стороне. Не пускают туда, не принимают или это ваш личный выбор?

— Наверное, вы правы, что многие меня стали отождествлять с шоу-бизнесом, но я все-таки классический музыкант с консерваторским образованием, хотя исполняю произведения в стиле Classical crossover, то есть в современной манере. И программу я задумала именно в этом направлении. Чтобы сделать ее интересной и качественной, нужно много времени и усилий. Я ведь работаю с оркестром, а не выхожу со скрипкой под минусовую фонограмму. Оркестр — это целый организм, и влиться туда требует профессионализма и работы над собой. К счастью, у меня есть практика подобной работы. Для меня это не ново. И я хочу продолжить эту традицию. Но это не совсем классическая программа, она состоит в основном из модных хитов и саундтреков к фильмам, то есть там синтез разных направлений.

Ни  о  чем  не  жалеть

— Есть ощущение, что вы скучаете по Президентскому оркестру. Не жалеете, что ушли из него?

— Я вообще по жизни стараюсь не жалеть ни о чем. Любые ступени к совершенствованию — это опыт. И работа в оркестре — это как раз этот случай, даже несмотря на то, что я пришла туда уже достаточно подготовленной: в консерваторском оркестре «Молодая Беларусь» была первой скрипкой, и мы гастролировали по всему миру. Президентский оркестр дал мне большой опыт для моей сольной карьеры. Вернуться? Нет. Это пройденный этап. Я двигаюсь вперед. Но оркестру я очень благодарна, со многими ребятами общаюсь. С Виктором Владимировичем Бабарикиным у нас остались теплые отношения. В прошлом году был проект ООН, в котором мы вместе работали, я выступала в качестве солистки.

— А если какой-нибудь популярный исполнитель подойдет к вам с идеей записать дуэт?

— Я уже попробовала это, а в одну реку, как говорят, не входят дважды.

— Когда вы ехали на «Евровидение», рассказывали, что у вас появилась новая дорогая скрипка. Сейчас на чем играете?

— Ох уж это «Евровидение», которое и живет по законам шоу-бизнеса. Но я, как человек пришлый, можно сказать, случайный, даже не подозревала, что там нужен эпатаж, какое-то дополнительное внимание к моей персоне. Требовался какой-то предмет, вокруг которого и вертелось бы все это. Оказалось, что вокруг какой-нибудь вазы или туфли должно создаваться целое шоу, настоящая шумиха. Мне это было тяжело осознать, ведь внимание прежде всего должно быть к песне, музыке. Отсюда появилась эта история со скрипкой. Она была абсолютно правдивая. Это американский электрический инструмент, который был заказан специально для меня. Он выглядел так, как этого и требует шоу-бизнес. Я дала на нем несколько концертов, но сейчас вернулась к своей акустической скрипке, любимой и родной. Она 1840 года выпуска, изготовлена немецким мастером Кайтелем, который был известен очень высоким качеством смычков.

Муж — лучший  критик

— Есть ощущение, что все, что касается «Евровидения», вам даже вспоминать не хочется. Как вас вообще туда занесло?

— Мы с моей командой хотели придумать какой-то эксперимент. И решили сделать проект, с которым можно было бы заявиться в национальный отбор к «Евровидению». Не буду скрывать, несмотря на то что я музыкант с академическим образованием, всегда следила за «Евровидением». Я вообще люблю конкурсы. Но в этом случае мне было интересно, как там все проходит изнутри. Стали искать голос, так как на тот момент я ничего не знала о вокале. Так мы и пригласили Юзари. Уже тогда было понятно, что это разовый проект. И изначально не шло речи о том, чтобы куда-то ехать, наша цель была — показать себя на национальном отборе.

— Вы обронили фразу: «тогда ничего не знала о вокале». Не значит ли это, что Маймуна начала петь?


— Приходите на концерт и все увидите. Мы с оркестром готовили программу, часть которой показали 1 июля около Ратуши, и изначально я собиралась выступать там исключительно как скрипачка. Но мое любопытство привело к тому, что я стала заниматься вокалом. Я очень люблю эксперименты, и это как раз тот случай.

— Ваш концерт посвящен Дню влюбленных, поэтому не могу не спросить про вашу историю любви.

— Я бы не хотела рассказывать подробности, скажу лишь, что моя любовь — это мой муж. Он верит в меня и вдохновляет. И, что немаловажно, является моим главным критиком. Это стимулирует меня на новые свершения. Поэтому все мои достижения в том числе благодаря мужу.

— А плоды вашей любви — дочка и сын — тоже занимаются музыкой?

— У нас музыкальная семья. Муж играет на фортепиано, он замечательно импровизирует, любит джаз и очень даже неплохо поет — это его хобби. Поэтому было бы странным, если бы в такой семье дети не имели понятия о музыке. Дочка играет на фортепиано, она уже во втором классе музыкальной школы. Конечно, как любому ребенку, иногда это ей надоедает. Но что меня радует, на показательных мероприятиях, концертах я вижу чувство ее удовлетворения. Это значит, что ей интересно. Что касается сына, то он еще маленький, ему только четыре года, но он уже пальчиками стучит по фортепиано. Но ни заставлять, ни отговаривать своих детей от музыки мы не будем. Хотя очевидно, что в любом случае она будет неотъемлемой частью их жизни.

stepuro@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости