Тактика малых шагов

Намедни в гастрономе одного районного центра прямо охнула на пороге. Справа буквально во всю стену, в восемь рядов, величаво простирался, переливаясь на солнце, винно–водочный отдел. И чего ж там только не было! Мой минский продуктовый магазин шаговой доступности отдыхает... С эдаким богатством выбора не могли сравниться ни хлебобулочные, ни кондитерские, ни колбасные изделия, ни тем более молочка (хотя имеется местный маслосырзавод) и мясные полуфабрикаты. Диспропорция странная. Даже где–то вызывающая.

И это именно одно из тех направлений, над которым, по словам заместителя директора РПНЦ психического здоровья Сергея Осипчика, сейчас Минздрав усиленно работает с МАРТ. Ну не должны полки со спиртным захватывать больше площадей, чем товары повседневного спроса! Отдельный магазин (в крайнем случае — обособленная секция). Одна торговая точка, условно говоря, на микрорайон, причем работающая фиксированные часы. В других — разве что пиво от 3,5 «оборота» и меньше. Это наша программа максимум, навеянная опытом стран Скандинавского полуострова, где с алкоголизацией борются давно, целенаправленно и успешно. По принципу снижения доступности, в том числе по возрасту, месту и времени продаж. И вот результат: вождение подшофе, пьяные ДТП, правонарушения — случаи единичные. О выведении спиртного из общих торговых залов у нас тоже говорят не первый год. Но надо считаться с реалиями, полагают эксперты. Вновь открывающимся магазинам легче — они заранее могут все предусмотреть, подстроиться под требования. А как враз переформатировать торговлю мелким продуктовым? Районным? Сельпо? Этот аргумент пока работает. Но он не вечен. Когда–нибудь мы все равно к цивилизованному компромиссу придем. И чем раньше, тем скорее владельцы гастрономов откажутся от моды превращать их в филиалы винно–водочных заводов...

Надо сказать, тактика малых шагов здесь — самая действенная. Помните, как в 2014 году ВОЗ вдруг назвала нашу страну лидером по потреблению алкоголя в мире — мол, выходит–то по 17,5 л на душу населения? Медики тогда не согласились ни с цифрой, ни с исходными данными, ни с методикой расчета — и свою правоту в итоге доказали. Теперь в рейтинге пьющих стран мы в конце третьего десятка, а планка, которую зафиксировала Всемирная организация здравоохранения в 2016–м, — 11,2 л. Однако даже не это главное, а положительная динамика в целом, по всем графам статистики. Постоянно, по 5 – 7% в год, снижаются и косвенные показатели. Все реже у нас умирают от болезней, вызванных чрезмерным питием, и болеют алкогольными циррозами и психозами. Все меньше ДТП по пьянке и поступивших в приемные отделения больниц под градусом. И если несколько лет назад на учете состояло 173 — 180 тысяч пациентов с синдромом зависимости и около 100 — 120 тысяч тех, кто употреблял спиртное с вредными последствиями, то сегодня — соответственно 163 и 90 тысяч. А все она, поступательная тактика, ставка на спектр самых разных мер. Причем прописанных не только в профильной госпрограмме (кстати, идет уже четвертая, на 2016 — 2020 годы), но и в дополнительных комплексных планах. Профилактика, лечение, медицинская и социальная реабилитация, группы взаимопомощи, групповые занятия для созависимых — это стройная цепочка для тех, кто не хочет и сам страдать, и подвергать мучениям своих близких. Кстати, по словам Сергея Осипчика, наши наркологи впервые целенаправленно начали использовать в своей практике возможности барокамер — аппаратов, куда кислород поступает под повышенным давлением, стимулируя иммунитет и нормализуя работу нервной системы, усиливая процессы обмена и снижая интоксикацию, улучшая познавательные способности и память. Еще одно очко в общую копилку.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...