Такой «Травиаты» еще не было

Большой театр открывает 85-й сезон новой "Травиатой" в постановке латышского режиссера Андрейса Жагарса

В новом, 85–м юбилейном сезоне Большой театр заговорит с заметным латышским акцентом. 8 и 10 сентября свою версию «Травиаты» на исторической сцене главной оперной сокровищницы страны представит эксцентричный гость из Риги Андрейс Жагарс. Упоенно топтаться на классическом прочтении вердиевского шедевра именитый режиссер отказался категорически и волевым решением перенес действие драмы из Парижа середины XIX века в тот же город вечной любви, но уже наших дней. «Осовременил» Жагарс и болезнь главной героини: умирать от туберкулеза в XXI столетии как–то несерьезно, а потому жизнь несчастной Виолетты прервет, как это сегодня водится, злосчастная опухоль. Не удивляйтесь: в театральных кругах Жагарс слывет известным любителем поиграть с классикой. Минская «Травиата» станет третьей в его насыщенной биографии: две предыдущие версии оперы не первый год с успехом идут в Риге и Тель–Авиве. Кстати, спектакль Латвийской Национальной оперы наши меломаны уже видели, Жагарс привозил постановку на первый Рождественский оперный форум.

Над шестой редакцией «Травиаты» работает латышский режиссер Андрейс Жагарс

Театральная и фестивальная братия давно смекнула: мудреные прибалтийские фамилии на афишах — гарант не только качества и новаторства, но и прогнозируемый штурм билетных касс. Вслед за литовцами Миндаугасом Карбаускисом, Оскарасом Коршуновасом и любимцем столичного бомонда латышом Алвисом Херманисом, чьи спектакли мы смотрели благодаря неусыпному бдению международного театрального фестиваля «ТЕАРТ», миссию приобщения белорусов к общеевропейскому процессу на этот раз взвалил на себя Андрейс Жагарс. И хотя на гастроли в Минск его спектакли приезжали уже трижды (помимо «Травиаты», на сцене Большого в разное время давали «Манон Леско» Национальной оперы «Эстония» и «Бал–маскарад» санкт–петербургского Михайловского театра), в статусе режиссера–постановщика Жагарс прибыл в Беларусь впервые. К работе с известным и запетым донельзя сюжетом он обошелся на редкость бережно и аптекарски точно. Но вот признает ли публика его Виолетту в декорациях XXI века? Режиссер не сомневается:

— Публике свойственно отторгать все новое. Но я никогда не делаю того, что нравится зрителям. Да, они привыкли к классическому прочтению и не хотят ничего нового. Но ведь опера — это не застывший во времени жанр, она также должна расти, развиваться вместе с человечеством. Для меня взяться за постановку «Травиаты» в очередной раз — это словно бросить вызов самому себе. В то же время я не делаю перенос действия во времени просто для того, чтобы похулиганить. Для меня очень важно, чтобы этот перенос не работал против музыки и был убедительным. Почему действие происходит именно в наши дни? Потому что такой «Травиаты» у меня еще не было.

На репетиции Жагарс первым делом расставляет игровые акценты и решительно настаивает: страдать красиво и по–театральному здесь не нужно. Играть режиссер требует максимально естественно, совсем как в кино. Смеется: видимо, богатое театральное и актерское прошлое (помните его Кутузова в «Жизни Клима Самгина» и Следопыта в одноименной ленте?) дает о себе знать. Искать вдохновения советует актерам в фильмах итальянского мастера Соррентино. Его работами, признается, вдохновляется и сам:

— Как и Соррентино, большое внимание уделяю сценографии и цвету. Кроме того, для меня важны второстепенные персонажи. Считаю, что хор — это не поющая масса. Каждому из них стараюсь дать маленькую роль, создать таким образом целую галерею ярких портретов на сцене.

Любовную историю Альфреда и Виолетты на сцене Большого разыграют Александр Михнюк и Ирина Кучинская
Фото Виталия Пивоварчика

А вот исполнительнице роли Виолетты, сопрано Ирине Кучинской, режиссер советует брать пример с героини Изабель Юппер в фильме Пола Верховена «Она». Жагарс уверен: если бы Виолетта дожила до шестидесяти, ее могла бы сыграть исключительно темпераментная француженка:

— Есть такой тип женщин: смотришь — вроде скромная интеллигентность, но изучишь подробнее — внутри бушует огонь и страсть. При этом героини Юппер ни в одном из фильмов не выглядят дешевыми дамами, которые просто живут за счет кавалеров. Когда я проводил кастинг, сразу обратил внимание на Ирину. Она очень киногенична, запросто может сниматься в кино. И у нее есть все, чтобы стать ведущим сопрано в этом театре. Единственное, с чем мне постоянно приходится бороться, это ее врожденная интеллигентность. Поэтому требую от нее больше наглости, страстности, живости, ведь Виолетта именно такая.

Сама Ирина, для которой роль Виолетты станет в «Травиате» дебютной, просит дать ей время на адаптацию:

— Возможно, дело в том, что петь в современных постановках гораздо сложнее. Если бы это был оперный штамп, классическая «Травиата», то там моя интеллигентность сыграла бы мне только на руку. Мне не приходилось бы бороться с собой, я просто плыла бы по течению. А здесь режиссер требует максимальной достоверности, которую совместить с классической музыкой не так–то просто. При этом работать с Андрейсом очень интересно, он буквально выворачивает нас наизнанку. Что получится в итоге, пока не знаю. Но уже сейчас могу сказать: это незабываемый опыт.

leonovich@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости