Такова наша жизнь

Дмитрий Бочков - о главной программе осеннего эфира, новых обязанностях и скандальности, которой в "Нашей жизни" совсем не будет

Уже три недели зрители ОНТ привыкают к новому лицу. Впрочем, назвать Дмитрия Бочкова новичком телеэфира будет, конечно, в корне неверно. За его плечами — 14 лет работы в Белтелерадиокомпании, топовые программы канала «Беларусь 1», несколько «Телевершин» и, главное, опыт и знания, которыми он готов щедро делиться с новой для себя кнопкой. 11 сентября ведущий представил на суд аудитории главную телепремьеру этой осени — ток–шоу «Наша жизнь». Его создатели позиционируют новинку как своего рода общественную площадку для обсуждения самых актуальных и острых вопросов. От конфликтов на фоне городской застройки до проблематики образования. От поправок к закону о содержании животных в мегаполисе до глобальной безопасности. «Мы рассказываем о том, что волнует каждого. Мы показываем то, что есть наша с вами жизнь», — так Дмитрий Бочков вкратце описывает свое новое телевизионное детище.


— Дмитрий, объясните для начала, почему телеканал до последнего держал оборону и не называл журналистам имя ведущего нового ток–шоу? Зачем разводить такую таинственность? Подогреть интерес? Обратить внимание на премьеру?

— Телевизионщики — народ суеверный. Поэтому мы предпочли сначала запустить программу и только потом уже говорить о ней. В том числе и с коллегами–журналистами.

— Вы позиционируете «Нашу жизнь» как площадку, где может высказаться каждый. А лично вам есть разница, о чем говорить со зрителем? Имеете предпочтения в темах, сюжетах, историях?

— Нет, абсолютно. Как журналист, информационщик — а так получилось, что весь мой путь на ТВ связан с информацией, — я давно приучил себя искать интерес во всех сферах жизни. Для себя лично я подразделяю темы на важные (когда обществу небезразлично, чем история закончится) и интересные (когда всем интересно узнать, почему произошло так, а не иначе). И только эти два критерия — важность и интерес — обусловливают то, возьмем мы историю в программу или нет. Еще на этапе обсуждений мы приняли решение не ограничивать «Нашу жизнь» одной темой: например, только политикой или только социальным сектором. Это шоу о нашей с вами жизни и о том, что интересует всех и каждого. Для этого мы плотно работаем со зрителями. У них есть возможность оставлять видеосообщения, звонить на «горячую линию», писать письма, в конце концов. В общем, говорить с нами о том, что все они обсуждают на кухнях и в автобусах, в курилках и за ужином с близкими.

— А не боитесь перешагнуть ту грань, которая интеллигентного зрителя, наоборот, оттолкнет? Я говорю о скандальности, которой славятся некоторые ток–шоу.

— Скандала ради скандала у нас точно не будет. Нет задачи вызвать этим шоу некий «вау»–эффект, чтобы все вокруг шумели и обсуждали. Говорить об условных актере Панине или Диане Шурыгиной, которые «прославились» благодаря эфирам Андрея Малахова, мы не будем. Мне как создателю ток–шоу делать пиар на таких темах неинтересно. Да, возможно, мы теряем зрителя, но лишь в разовой вспышке интереса. Но если у нас будет действительно заслуживающая внимания история, созданная объективно, а не потому, что мы сами привлекли внимание к этой теме, то почему бы и не поговорить о ней? Ведь что такое скандал по своей сути? Это некий узел, состоящий из многих нитей, которые сошлись в одном месте. А значит, порой нужно этот узел распутать и посмотреть, что привело к его образованию.

Этой программой у меня было желание создать площадку для всех. Не площадку для избранных — только для экспертов или очевидцев, а для тех, кого волнуют те вопросы, которые отражают нашу жизнь и реальность.


— Почему, кстати, с переходом на ОНТ вы вновь обратились к жанру ток–шоу? Позиция, скажем, ведущего новостных выпусков вас уже не привлекает?

— На ОНТ сильная линейка ведущих, каждый из которых личность. И все они на своих местах. В этом звене на канале нет явного пробела. Хотя это, конечно же, не исключает постоянного поиска новых интересных лиц. В последние годы, работая в Белтелерадиокомпании, я занимался ток–шоу, и именно оно по–прежнему интересно мне в первую очередь. Здесь все логично.

— Раз уж затронули эту тему. С чем был связан ваш переход с одной кнопки на другую?

— Начнем с того, что это во многом был достаточно болезненный для меня переход. Я очень любил и люблю Белтелерадиокомпанию, проработал там без малого пятнадцать лет. Это моя alma mater, там я состоялся как телевизионщик. Но ТВ — это такая сфера деятельности, где невозможно достичь вершины. Поэтому со временем появилась потребность в чем–то большем. Были желание и силы использовать багаж знаний и навыков на более высоком уровне. И так случилось, что в то время, когда я был открыт для новых предложений, Марат Марков (сейчас — председатель правления телеканала ОНТ. — Прим. автора), с которым мы запускали много проектов в Белтелерадиокомпании, предложил работу на новом для меня телеканале. Тут надо понимать, что Марат Сергеевич — человек незаурядный, у него всегда есть чему поучиться. Он умеет слушать людей, дает возможность реализовывать самые смелые идеи, искать и экспериментировать. При этом он жесткий и системный руководитель. Это действительно очень хорошая школа. И именно этот фактор во многом и лег в основу моего решения, благодаря которому я оказался в команде телеканала ОНТ.

— В новой должности заместителя председателя правления уже успели освоиться?

— Сразу хочу сказать, что административная работа занимает больше времени, чем моя карьера ведущего. Это связано с ответственностью за решения, которые я принимаю, и за людей, которые работают под моим руководством. Сейчас я курирую программу «Наше утро», также в сферу моей ответственности входят все информационное направление и интернет–редакция. Плюс новые большие проекты, «Наша жизнь» в том числе.

— Уже есть конкретные идеи, предложения по улучшению контента?

— Конечно. Некоторые из предложений уже реализованы. Например, было пожелание сделать «Наше утро» более содержательным, уйти от формата программы, основная функция которой заключается в том, чтобы просто заставить зрителя проснуться. Хотелось бы, чтобы наши зрители просыпались и уже узнавали последние важные новости и интересные факты. Кроме того, не так давно появилась новая рубрика, которую зрители уже успели оценить, — зарядка с Мелитиной Станютой.

Вернулась в эфир детская рубрика «Юморинка» — этакий белорусский «Ералаш». Это было сделано специально для того, чтобы мы просыпались всей семьей. Я уверен: «Наше утро» должно быть программой для всех. У меня двое детей, и как главе семейства хочется, чтобы люди, включая утреннюю программу, объединялись и вспоминали, что они — семья. «Наше утро» должно стать территорией для всей семьи.

Открою еще один секрет: совсем скоро у нас появится новая воскресная программа. Это будет отдельный проект, никак не связанный с «Нашим утром». Плюс готовится субботняя программа с неожиданной для многих парой ведущих. Когда мы поставили их вместе, сами удивились: и как такое решение не приходило раньше? Очень органичная получилась пара. Кто такие, не скажу. Сюрприз! Придет время, и вы узнаете все первыми.

К слову, стремление канала быть первым во всем, культивируемое нашим руководителем, уже отражается и на основном информационном направлении. Я это вижу и по появившемуся у журналистов стремлению делать оригинальные сюжеты, и по замечательным роликам, которые постоянно придумывает команда, и по тому ребрендингу, который ожидает нас в самое ближайшее время.

leonovich@sb.by

Фото  пресс-службы  ОНТ

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости