Такие разные смыслы

Обзор книг Адама Глобуса "Сям'я" и Кадзуо Исигуро "Погребенный великан"

Адам Глобус. Сям’я. Мiнск.
Мастацкая лiтаратура, 2017.

Творы Адама Глобуса што ў лiтаратуры, што ў выяўленчым мастацтве — гэта лаканiчна, дакладна, без унутранай цэнзуры, якая часам змушае маўчаць пра самае балючае, хвалюючае, асабiстае. Да сваiх герояў, у якiх зазвычай ёсць рэальныя прататыпы, Адам Глобус бязлiтасны. Таму i водгукi чуюцца рознага кшталту. Але ў гэтай кнiзе ён гаворыць пра самых блiзкiх, дарагiх людзей: маму, тату, брата, бабу з дзедам, жонку, дачку, унука. Асаблiвую шчымлiвасць надае кнiзе тое, што раздзелы пра бацькоў — развiтальныя. Фiнал — сыход роднага чалавека. Маленькiя фрагменты, быццам яркiя каменьчыкi мазаiкi. Рысы любiмага чалавека, якiя хочацца занатаваць у памяцi. Тата... Страшэнна не любiць рыпенне вугалю на зубах. Прывозiць адусюль ручкi. Любiць сядзець на канапе насупраць кнiжных стэлажоў i разважаць пра лiтаратуру. Спакойна кажа пра смерць: «Я хачу знiкнуць у зялёным акiяне». Мама... На безыменным пальцы левай рукi чароўная радзiмка — цьмяна–залацiстага колеру. Любiць кветкi, асаблiва гаючую раслiну — альяс. Умываецца снегам. Раздзел заканчваецца словамi «я люблю цябе, мама...» А кнiга — тым, што «Мацi няма. I няма каму паскардзiцца на боль». З расповедаў пра сваякоў мы шмат даведваемся пра самога аўтара. Бо ён шчыры. Гэта бязлiтасная шчырасць мастака, скiраваная i да навакольнага свету, i да сябе. I вечная патрэба занатаваць тое, што знiкае: «Так, адно накiды пра дым, якi вiецца над згаслаю свечкаю, пра жоўты пясочак, што цячэ са стромкага берага ў рачную плынь, пра зменлiвыя карункi аблокаў. А тут — татава памiранне... Нават у кроплях дажджу, што скочваюцца з лiстоў лiпы за акном, я бачу свае слёзы, свой плач па тату».

Кнiга змушае новымi вачыма зiрнуць на сваiх блiзкiх — бо нiхто з нас не вечны.

Кадзуо Исигуро. Погребенный великан. 
Москва, Издательство «Э», 2017.

Ну вот что–то не сложилось у меня с этой книгой нобелевского лауреата. Хотя его роман «Не оставляй меня» понравился. А тут... То есть я понимаю, что это «свежий нобель», на каждом углу говорят о глубинных пластах его прозы. Читаю — и неинтересно. Хотя знаю, что должна в нехитром повествовании по мотивам сказаний о рыцарях Круглого стола узреть «глубокое исследование коллективной памяти и вины, способ, которым мы вспоминаем массовую психотравму». Но мне по–прежнему скучно. И признаться, неловко: нобелевский лауреат все же... Впрочем, оказалось, часть критиков также выразила сомнение, что сей роман — удача автора. Может, вредит стилизация под эпический язык сказителей — более удачно это сделал Стейнбек в ремейке тех же сказаний о короле Артуре. В романе «Не оставляй меня» подкупило невероятное сочетание атмосферы викторианской Англии и некоей архетипической Японии. В этой же книге все как–то умозрительно, холодно. Правда, читается легко. Мы следим за судьбой пожилых супругов Анхеля и Беатриче из средневековой Англии. Зловредный туман над их деревней отшиб у туземцев память. Но супруги все так же преданно любят друг друга и отправляются искать сына, когда–то покинувшего деревню. Далее будет рыцарь Гавейн, страшный дракон из пещеры, прояснение памяти — мы начинаем догадываться, что мирные старики — легендарные персоны, хотя того не помнят. Появляется и чувство вины: в прошлом стариков — участие в страшном массовом преступлении... Конечно, кто–то, включив СПГС — синдром поисков глубинного смысла, докажет свою продвинутость. Но на меня как на читателя уже давно не действует маркер «нуэтоженобель».

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости