Такая вот петрушка с редькой…

Удивительно, но факт: в разгар лета белорусские прилавки «под завязку» забиты дорогущими импортными овощами. Помидоры из Испании, картофель из Греции, редиска из Германии, капуста из Польши… Этот ряд при желании можно множить и множить. Есть в продаже даже чеснок из Китая и лук из Марокко. В черной жаркой Африке, оказывается, можно вырастить репчатый, а в благодатной европейской Беларуси — нет. Разумеется, цены на все это импортное изобилие, особенно с учетом последней девальвации, просто зашкаливают. Китайский чеснок, к примеру, — более 40 тысяч за килограмм. Впрочем, овощи, и не только заграничные, особо дешевыми не были никогда. Помнится, три года назад бывший тогда председателем Комитета Госконтроля Зенон Ломать в интервью одной из газет сетовал: «Я ведь тоже, представьте, покупатель. Живу в Малиновке, хожу в обычные магазины. На днях покупал помидоры. В одном месте — испанские, во втором и третьем — тоже. Но я-то искал наши. Наконец нашел — по 8200! А испанские — по 7400. Почему импортные, проехавшие всю Европу, дешевле тех, которые выросли под Минском? Никакой житейской и даже экономической логикой это не объяснить». С того времени практически ничего не изменилось. Где наши ранние морковь, капуста, картофель, свекла, которыми во времена Советского Союза были завалены прилавки и стоили они копейки? Потребитель недоумевает: почему мы не можем произвести своих овощей в достаточном количестве, а поддерживаем иностранного сельхозпроизводителя?

Сумеют ли белорусские овощи вытеснить с наших прилавков заграничные?

Удивительно, но факт: в разгар лета белорусские прилавки «под завязку» забиты дорогущими импортными овощами. Помидоры из Испании, картофель из Греции, редиска из Германии, капуста из Польши… Этот ряд при желании можно множить и множить. Есть в продаже даже чеснок из Китая и лук из Марокко. В черной жаркой Африке, оказывается, можно вырастить репчатый, а в благодатной европейской Беларуси — нет. Разумеется, цены на все это импортное изобилие, особенно с учетом последней девальвации, просто зашкаливают. Китайский чеснок, к примеру, — более 40 тысяч за килограмм. Впрочем, овощи, и не только заграничные, особо дешевыми не были никогда. Помнится, три года назад бывший тогда председателем Комитета Госконтроля Зенон Ломать в интервью одной из газет сетовал: «Я ведь тоже, представьте, покупатель. Живу в Малиновке, хожу в обычные магазины. На днях покупал помидоры. В одном месте — испанские, во втором и третьем — тоже. Но я-то искал наши. Наконец нашел — по 8200! А испанские — по 7400. Почему импортные, проехавшие всю Европу, дешевле тех, которые выросли под Минском? Никакой житейской и даже экономической логикой это не объяснить». С того времени практически ничего не изменилось. Где наши ранние морковь, капуста, картофель, свекла, которыми во времена Советского Союза были завалены прилавки и стоили они копейки? Потребитель недоумевает: почему мы не можем произвести своих овощей в достаточном количестве, а поддерживаем иностранного сельхозпроизводителя?

По остаточному принципу

Минское областное унитарное предприятие «Докторовичи» — среднестатистическое хозяйство, которое занимается животноводством, выращивает зерно, картофель и овощи. По словам его директора Владимира Деменкова, в структуре товарной продукции растениеводство занимает лишь 15 процентов. Под овощи — лук, морковь, свеклу, капусту (в открытом грунте) — и вовсе отведено 60 гектаров.

— Выращивать овощи в открытом грунте сегодня непросто. О погоде даже говорить не буду. Главная проблема — высокая доля ручного труда: если посадка производится в основном механизированным способом, то уборка — вручную. Отрасль очень трудоемкая, поэтому заниматься большими объемами сложно. Вспомните, раньше на уборку овощей кого только ни привозили: и студентов, и научных работников, и школьников. Целые НИИ выезжали на помощь сельчанам, которых было тогда в два раза больше, чем теперь. А специальных комбайнов и другой современной техники нет и по сей день. Импортные уборочные машины настолько дорогие, что неподъемны даже району, не то что отдельному хозяйству. Картофелеуборочным комбайном убираем свеклу. Я видел экспериментальный образец капустоуборочной машины, но когда его можно будет запустить на поля, пока неизвестно.

По словам руководителя предприятия, такая ситуация у 90 процентов сельхозпроизводителей. Специальной техники практически нет, а рабочих рук для уборки овощей постоянно не хватает. Поэтому весной мы покупаем, скажем, редиску у старушек по 5 тысяч за восемь штучек в пучке. Но заменить сельхозпредприятия они не в состоянии, и даже такой дорогой редиски на всех не хватает.

Впрочем, проблема не только в выращивании, но и в хранении. Из произведенных в прошлом году 2,3 миллиона тонн овощей более половины пришлось скормить скоту. Или просто выбросить, потому что гниль даже скотина есть не будет.

«Хто дбае, той і мае»

Большие надежды по обеспечению потребителей плодоовощной продукцией возлагаются на личные подсобные хозяйства. Почти на 10 миллионов человек в стране насчитывается более миллиона ЛПХ. Используя лишь немногим более 11 процентов сельхозугодий, они производят около 30 процентов валовой продукции сельского хозяйства. А овощей и того больше.

Однако производство продукции личных подсобных хозяйств снижается из года в год. Уменьшается и само количество подворий: по сравнению с 2000 годом их стало меньше на 175 тысяч, или на 14 процентов. Зато больше становится тех, кто за овощами ходит не в собственный огород, а в магазин. В том числе и в сельской местности.

Посадить на своем огороде грядку морковки или лука по силам каждому, но вот вырастить ее столько, чтобы хватило и на продажу, проблематично. С одной стороны, государство всячески способствует развитию в Беларуси личных подсобных хозяйств. Например, Белагропромбанк предоставляет жителям сельской местности кредит под 5 процентов годовых. Но с его получением тоже бывают проблемы.

— Не каждый сельский житель может найти поручителей и, что еще более сложно, предоставить банку справку с необходимым ежемесячным доходом. Ведь зарплата у сельчанина намного ниже, чем у горожанина, — рассказывает Сергей Тарасюк, директор Международного фонда развития сельских территорий. По его словам, сегодня более-менее благоприятные условия для развития подсобных хозяйств у жителей Столинского, Брагинского и Славгородского районов. Здесь работает Международный фонд развития сельских территорий, и для оформления кредита не требуется ни справка о доходах, ни поручители.

Интересная ситуация в Славгороде. Там средства находятся в местном фонде развития сельских территорий «Возрождение-агро». Деньги, которые пожертвовали швейцарцы, ОБСЕ и французы, пришли в фонд через Департамент по гуманитарной деятельности, поэтому выдавать их под проценты запрещено законодательно. Ставка — нулевая. Согласитесь, что условия кредитования более чем привлекательны. Если бы не одно «но»: фонд располагает суммой всего в 100 миллионов рублей. Поэтому удовлетворить заявки всех желающих просто невозможно.

С другой стороны, ни для кого не секрет, что не очень-то задерживаются на селе молодые люди. Все стремятся в город. Даже когда приезжают молодые специалисты, сразу говорят: отработаю положенное и уеду. Остаются немногие из тех, кто вырос на земле и у кого остались крепкие корни.

Могут ли фермеры стать локомотивом?

Ряд успешных фермеров убедительно доказал, что этот сектор может быть локомотивом в производстве овощной продукции. Они быстрее и эффективнее внедряют новые технологии, более гибко реагируют на изменения потребительского спроса. Тем не менее, начиная с 1991 года, из более 6 тысяч таких хозяйств около 4 тысяч прекратили свою деятельность. Сейчас в Беларуси насчитывается свыше 2 тысяч крестьянских (фермерских) хозяйств, удельный вес которых в общем объеме производства овощей составляет  всего 6 процентов. Почему?

Подавляющее большинство фермеров говорит о том, что им не хватает земли и финансовых средств. Местные власти нередко уклоняются от решения этих вопросов, сконцентрировав внимание только на выполнении прогнозных показателей по зерновым, мясу и молоку. Если фермерам и выделяются земли, то зачастую не пригодные для овощеводства.

Поскольку производство овощей носит сезонный характер, наибольшее предложение продукции приходится на летне-осенний период. Отсюда еще одна проблема — недостаток или полное отсутствие овощехранилищ. Из выращенного урожая фермеры оставляют овощей ровно столько, сколько могут сохранить до декабря. При этом более 40 процентов овощей «борщового набора» (морковь, капуста, свекла столовая, лук) так и не доходит до потребителя.

Больная тема для овощеводов вообще и для фермеров в частности — отсутствие системы заключения контрактов на прямые поставки овощей с крупными торговыми предприятиями, бюджетными организациями. Поэтому в основном они везут свою продукцию на городские рынки, пополняют ряды придорожной торговли, и лишь небольшая часть заключает договоры с ресторанами, клиниками и супермаркетами. При продаже овощей посредникам последние «снимают сливки».

Казалось бы, решение лежит на поверхности: мелкотоварное производство фермеров может объединяться кооперативным движением. Полезен в этом смысле немецкий опыт. После присоединения Восточной Германии федеральное правительство стимулировало создание частных семейных ферм дотациями, государственными кредитами, коммерческими ссудами под льготные проценты. Начинающим фермерам выдавали безвозмездные субсидии в сумме 24 тысяч марок и льготные кредиты. Они получили право на возврат из коллективного хозяйства своего имущества. Четко прослеживалась не только материальная, но и политическая поддержка фермерских хозяйств. Как результат, их финансовое положение год от года становилось прочнее и устойчивее. Приспособившись к новым условиям, они стали вести достаточно эффективное производство, постепенно становились конкурентоспособными. Стали объединяться в производственные кооперативы и за 10 с небольшим лет сделали впечатляющий рывок по всем направлениям. Многие из кооперативов стали даже более эффективными по сравнению с фермерскими хозяйствами западных земель. Кстати говоря, модель Восточной Германии начинает внедряться в других странах Западной Европы.

Гладко было на бумаге...

В Беларуси принята уже вторая Государственная комплексная программа развития картофелеводства, овощеводства и плодоводства на 2011—2015 годы. Овощеводам поставлена задача: урожайность в 2015 году должна возрасти на 25—40 процентов в зависимости от возделываемых культур, объем их производства — в 1,6 раза, до 537 тысяч тонн. Если в 2005 году сельхозорганизациями и фермерскими хозяйствами было собрано 279,3 тысячи тонн овощей, в 2010 — 442,8 тысячи, то в 2011 году запланировано получить уже 474,5 тысячи тонн.

— За минувшую пятилетку мы достигли больших результатов, —  говорит заместитель начальника отдела по производству и торговле плодоовощной продукцией Минсельхозпрода Татьяна Гуменюк. — Урожайность повысилась примерно на 50 центнеров с гектара, построены новые хранилища. До 20-ти  расширен перечень выращиваемых культур — сельдерей, базилик, руккола, разные виды петрушки... На нынешнюю пятилетку также существенно увеличиваем объемы производства. Определенные хозяйства получат специализацию в зависимости от их месторасположения, будут выращивать новые культуры, такие как хрен, арбузы и многие другие. В этом году больше внимания будет уделяться качеству продукции.

В принципе, увеличивать объемы можно до бесконечности. Но кто-нибудь спрогнозировал, подсчитал потребности республики, скажем, на душу населения? Следуя отчетным цифрам, в прошлом году всеми категориями хозяйств произведено около 2,3 миллиона тонн овощей. Не трудно посчитать, что на среднестатистического белоруса приходится почти по 250 килограммов при медицинской норме 143 килограмма. Получается, что мы едим овощей не просто вдоволь, а почти в два раза больше положенного, да еще и заграничных прихватываем! Ясно, что это далеко не так, потому что вспомним: почти половина выращенного до потребителя не доходит. Плюс значительная часть того, что доходит, тоже отправляется в отходы из-за низкого качества. Кроме того, доля ранних овощей в этом валовом сборе очень скромная, хотя потребитель нуждается в них круглый год, а не только тогда, когда выросло. Вот и занимают эту свободную пока нишу импортные капуста с редиской да сельдерей с петрушкой. 

Импортозамещение с минусом

Увеличение производства овощей не означает напрямую рост потребления. Мало вырастить, надо ведь еще и сохранить, и продать. Производство сдерживает, кроме всего прочего, и отсутствие  развитой инфраструктуры, доведения  продукции  до потребителя. Руководители сельхозпредприятий говорят о том, что нередко сталкиваются с ситуацией, когда магазины отказываются брать на реализацию отечественную продукцию. Не потому ли в крупных городах недорогих отечественных овощей днем с огнем не найдешь, а импортными — на порядок дороже — завалены прилавки. Видимо, у торговых работников есть свой серьезный интерес в приобретении дорогих импортных, а не отечественных овощей. И когда в Минторге утверждают, что потребительский рынок насыщен и стабилен и что у потребителя есть выбор, мне, как и любой хозяйке, становится досадно.

— Проблем хватает у всех. Но главное — мы можем полностью обеспечить себя основными видами овощей, — считает заместитель директора РУП «НИИ овощеводства» Академии наук Республики Беларусь Николай Купреенко. — Да, мы не можем выращивать, скажем, очень раннюю капусту. Невыгодно. Реально она поступает на рынок в лучшем случае в конце мая. Апрельское поступление, конечно, будет зарубежное, как и перца, томатов. Это вынужденный импорт. Но овощами, которые традиционно у нас растут, мы должны полностью удовлетворить внутренние потребности и закрыть импортную составляющую.

Экспортируется овощей тоже немало, но ввозится еще больше. В прошлом году за пределы республики поставлено 51,6 тысячи тонн, ввезено 57 тысяч тонн. Это продукция и сельхозорганизаций, и фермеров, и так называемых перекупщиков. Импорт овощей, которые мы могли бы вырастить сами, составил около 23 тысяч тонн. Таким образом, почти от половины импорта мы спокойно можем отказаться. Вот вам импортозамещение и экономия валюты. Сегодня Беларуси покупать за границей лук, капусту, свеклу и морковку — непозволительная роскошь, если не сказать глупость. Такая вот, простите уж за каламбур, выходит у нас петрушка…

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости