Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Премьерный спектакль «Жыццё i смерць Янкi Купалы» поставили в музыкальном театре

Такая доля

В современной музыке есть такой термин «мэшап» — смешивать композиции. Мне кажется, мэшап сегодня можно встретить и в театре. И хотя премьерный спектакль в Белорусском государственном академическом музыкальном театре «Жыццё i смерць Янкi Купалы» — целиком оригинальный продукт, сама история, вписываясь в наш культурный контекст, выглядит этакой мешаниной. Без наслоений, культурных аллюзий и ассоциаций историю поэта Купалы рассказать в театре невозможно. Уж слишком богатая у нас традиция Купалианы. Что–то в ней выглядело более удачным, что–то менее. И понятно, что премьера главного режиссера театра Михаила Ковальчика эту историю тоже не закроет. Речь тут может идти только о продолжении, о новых красках в портрете мифа... Спектакль и не претендует на то, чтобы закрыть купаловскую тему. Нет, он приглашает к раздумьям того, кто желает подумать.




У этой премьеры много «отцов». Музыку написал многостаночник, идущий сейчас на рекорд композитор Олег Ходоско. В репертуаре музыкального уже идет спектакль с его музыкой «Шалом алейхем! Мир вам, люди!», звучит она в балете Сергея Микеля «Вишневый сад», 12 июля состоится премьера уже второго балета Микеля — «Титаник» — тоже с музыкой Ходоско. И вот сейчас — купальская история... Музыкальный язык Ходоско всегда отвечает поставленным задачам, в нем есть дух времени и эпохи, он не злоупотребляет уж совсем примитивными мелодическими оборотами, не перегружен цитатами. Короче, то, что доктор прописал. Полный список авторов премьеры в программке звучит как таинственное семейное предание: «Музыкальная драма–версия Анатолия Делендика и Олега Ходоско, созданная по мотивам книги Павлины Мяделки «Сцежкамi жыцця» на либретто Анатолия Зэкова». Ну, думаю, никому из постоянных читателей нашей театральной рубрики двух титанов литературного ландшафта Анатолия Делендика и Анатолия Зэкова представлять не нужно. Другое дело, что они авторы все–таки старшего поколения, и то, что порой хорошо смотрится в театре драматическом, для музыкального не всегда подходит. Либретто в премьере, весь его драматургический каркас порой выглядят архаично и неповоротливо. Есть и откровенные штампы: как присутствие на протяжении всех двух действий такой героини, как «дзяўчынка–доля», которая ходит по сцене степенным шагом и весь спектакль преследует бедного Купалу, как беспризорник Остапа Бендера. Даже не судьба, а доля, чувствуете? Вот эта вся наша «туга», доля и извечная белорусская «нудота» щедро разлиты в атмосфере спектакля. Хотя видно, что режиссер Михаил Ковальчик влюблен в своих артистов. Это–то и мешает ему порой вовремя сказать «стоп!». В премьере много затянутых сцен. Хотя артисты играют самозабвенно. Виктор Циркунович — стопроцентное попадание в образ Купалы. Свежа, как майская роза, и Ольга Железкая в роли Павлины, которую зрители полюбили по другой работе Михаила Ковальчика — «Софья Гольшанская». Сталина тут зачем–то сразу два. Их точно и пугающе играют Александр Осипец и Василий Сердюков. Но для чего потребовалось раздваивать вождя народов, непонятно. Подчеркнуть надломленное состояние поэта? Не знаю, сомнительное решение. Размашистая хореография Натальи Фурман напоминает сцены из «Красной Жизели» Бориса Эйфмана. А уж сцена соблазнения народным поэтом влюбленной в него Павлины на роскошной кровати и вовсе превращает постановку в провинциальный водевиль.



Обидно, что сцена гибели поэта, которая стала бы ключевой в любом бродвейском мюзикле на такую тему, дана пунктирно, просто с чужих слов. Нет и того, что предшествовало драме — последнего вечера в гостинице. Подробностей разговоров, бесед. Да что говорить, в спектакле, кроме эпизодических молодых поэтов, нет ни одного литератора — современника Купалы. Вот уж действительно проработка темы... Вместо этого кружева словес, пафос и дидактика.

pepel@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...